Язон1НЕГРОМКАЯ ПРАВДА О ВОЙНЕ

Среди непосредственных участников боевых действий найти желающих говорить о войне, о войне в Афганистане, не так просто. Чтобы выйти на разговор, пришлось обратиться к Сергею Николаевичу Трунову – руководителю Гатчинской районной организации «Российский Союз Ветеранов Афганистана». После нескольких контрольных звонков встреча состоялась. И вот передо мной невысокого роста серьезный мужчина со строгим взглядом – подполковник запаса, старший штурман полка Анатолий Григорьевич Язон.

За успешное ведение боевых действий в Афганистане мой собеседник награжден орденом «Красного Знамени» и двумя орденами «Красной Звезды». Был дважды, в 1988 и 1991 годах, представлен к присвоению звания Герой Советского Союза, но, как потом было написано в запросе командира 67 бомбардировочного авиационного полка полковника Авраменко, «награда им не была получена по неизвестным причинам».

Как и все настоящие боевые офицеры, он не кричит о своих заслугах. К наградам относится очень спокойно. Да, были… Для него, военного летчика-профессионала, это была работа, к которой его готовили и которую он всегда старался выполнять на отлично. Отметила Родина или нет — совесть летчика чиста.

Тихим обыденным голосом, без пафоса, спокойно и обстоятельно Анатолий Григорьевич начинает свой рассказ. Родился в 1953 году в поселке Палатка Хабаровского края. Отец был военным, и семья вскоре переехала на Украину. Окончил школу в Кировограде и, как и многие мальчишки в то время, мечтал стать летчиком. Параллельно с общеобразовательной школой отучился в летной школе, благодаря чему мог поступить вне конкурса в училище гражданской авиации. Но в военкомате решили по-другому — отправили поступать в военное училище. «Я сначала был против, — вспоминает Анатолий Григорьевич. — А куда денешься. Вызвали в горком ВЛКСМ и вручили комсомольскую путевку в Черниговское высшее военное авиационное училище летчиков им. Ленинского комсомола с напутствием: «Мы вам верим, а если откажетесь, то… и о гражданском училище забудьте».

И все-таки это было небо, авиация, а он так хотел летать. Успешно окончив училище, он отправился служить в Забайкальский военный округ, попал в Монголию. И вот там уже из него, курсанта-выпускника, сделали настоящего летчика. Затем служил в Южной группе войск. В 1980 году со всей эскадрильей улетел в Венгрию. Везде и всегда Анатолий Григорьевич учился и учился. Освоил несколько типов самолетов МиГ последних модификаций. Набрался опыта и научился делать все, получил, как говорят летчики, все допуска, какие есть в истребительной авиации. Стал заместителем командира эскадрильи, военным летчиком-снайпером, летчиком-инструктором, а затем начальником воздушно-огневой и тактической подготовки истребительно-авиационного полка. За годы службы «обучил большое количество летчиков технике пилотирования и боевому применению днем и ночью в любых метеорологических условиях, одиночно и в составе группы». А вот в академию поступить не получилось. В те времена тоже брали по протекции. Летчик-ас сдал все экзамены, а ему сказали: «Извини, но места для тебя нет – оно уже занято».

Метким ударом

«В конце 1986 года пришла директива Генштаба: наш полк на следующий год должен был отправиться в Афганистан. С этого момента начали интенсивно готовиться, — рассказывает Анатолий Григорьевич. – Могу смело заявить, что благодаря серьезной подготовке мы прошли Афганистан без жертв. В этом большая заслуга нашего командира — полковника Алексеева – это прекрасный военный специалист и руководитель. И до нас, и после — потери в полках были. Мы же ни техники, ни людей не теряли. Прилетали с повреждениями, но прилетали и садились к себе…».

В Афганистане Анатолий Григорьевич служил в должности старшего штурмана 168 истребительного авиационного полка 24-й воздушной армии Верховного Главного Командования (оперативного назначения). Скромно и даже как-то стеснительно, не вдаваясь в подробности, перечисляет: вылеты, разбор БШУ, постановка боевой задачи, подготовка летчиков и опять полеты…

Татьяна Можаева

Продолжение читайте в «Гатчинской правде»