DSC00020

16 июня мы отмечаем День медицинского работника. Для каждого человека, наверное, самый важный и главный медицинский работник – это тот, кто помог ему появиться на свет. В преддверии профессионального праздника мы встретились с акушером-гинекологом акушерского отделения Гатчинской ЦРКБ Ларисой Ренатовной Шуваловой, чтобы поговорить об откровенности наших женщин, распущенных волосах и новых «старых» методах, связанных с родами.

- Лариса Ренатовна, расскажите, пожалуйста, как обычно проходит рабочая смена акушера-гинеколога?

— Наша смена начинается в 9:00 и длится целые сутки. С утра мы знакомимся с роженицами, осматриваем их, собираем анамнез. Каждая роженица находится в своем индивидуальном родильном зале. Врачу положено осматривать женщину каждые 2 часа, а акушерка меряет сердцебиение ребенка каждые 15 минут. По мере продолжения родов вместе с акушеркой мы ходим из одного родзала в другой, проверяем состояние женщин, стараемся как можно чаще к ним подходить, там же – принимаем роды.

- Есть ли средняя статистика рождаемости за одну смену?

— В среднем мы принимаем за смену 7-8 родов, недавно приняли 16 малышей за одни сутки. Сегодня женщины стали рожать чаще. Например, в период с 1998 по 2000 год мы принимали в среднем 2-3 родов, бывало, что и за 3 дня рождался всего один младенец.

У Вас очень эмоциональная работа. Как Вам удается к концу смены сохранять самообладание?

— Я занимаюсь спортом, принимаю витамины. А так, если честно, уходим с работы еле живые.

- Что самое тяжелое в Вашей работе?

— Мы несем ответственность за двоих людей – и за маму, и за малыша, который только собирается появиться на свет. Иногда случается множество стрессовых и непредвиденных ситуаций, повлиять на которые мы не можем. От собственного бессилия становится трудно. Особенно, когда происходят трагедии.

- А что самое интересное?

— Интересно, когда роды проходят так, как ты задумал, спрогнозировал. Особенно, когда, благодаря твоим усилиям, результат получается даже лучше, чем предполагал.

- Роды — это контролируемый процесс или в них есть место форс-мажору и случайности?

— С течением времени и благодаря научным достижениям, роды становятся все более контролируемыми. Наш роддом оснащен современным оборудованием, есть возможность мониторировать многие процессы во время родов, отслеживать любые изменения. Хотя еще остаются те процессы и последствия, связанные с родовой деятельностью, повлиять на которые мы не в силах.

- Доступность большого количества информации о течении беременности и родовой деятельности влияет как-то на рожениц? Советы давать не начинают?

— Да, влияет. Эта проблема волнует многих акушеров. Люди, не связанные с медициной, не могут понять всех тонкостей нашей работы. Я работаю акушером-гинекологом более 18 лет, и мой опыт уже позволяет мне ориентироваться в профессии. Тем не менее, как специалист, я подчас не могу найти полезную для себя информацию в интернете, потому что мнения врачей, научные работы и целые исследования бывают абсолютно противоречивыми. Не всегда врач может сразу понять, что нужно делать в той или иной ситуации, не говоря уже о людях, далеких от акушерства.

Раньше женщина приходила в роддом и отдавалась в руки врачу полностью. Сейчас вместо того, чтобы вникать в ситуацию, строить в голове план родов, мы вынуждены отвечать за большое количество подчас ненужных вопросов.

- Изменились ли отношения между врачом-акушером и роженицей по сравнению, например, с тем, как было 10 лет назад.

— Изменились. Сейчас врачей призывают к тому, чтобы обсуждать весь план родов и принимать решения совместно с женщиной. Мы не имеем права совершить какое-либо действие, будь то введение препарата или изменение тактики родов, без одобрения самой роженицы. Если женщина не согласна, то она вправе написать отказ от нашего предложения.

- В группе «Гатчинские мамочки» одной социальной сети идет активное, местами интимное, обсуждение гатчинского роддома. Есть откровенные «любимчики» среди акушеров-гинекологов, а есть и те, кого не жалуют. Знаете ли Вы об этом? И как Вы думаете, почему складывается такое мнение?

— Да, я знаю об этом. Даже пыталась читать эти обсуждения, но быстро прекратила. Не понимаю, как можно обсуждать с незнакомыми людьми настолько интимные вещи.

В процессе родов разговоры и наставления врача иногда интерпретируются женщиной совершенно не так, как есть на самом деле. Конечно, может быть, мы и сами плохо объясняем, но читать некоторые комментарии неприятно. Каждому не пойдешь и не докажешь, что все было наоборот.

Мне кажется, что такие мнения зависят, в первую очередь, от характера самой женщины. Одни воспринимают все спокойно, другие – не очень.

- Многие девушки жалуются на некую «конвейерность» нашего роддома, им не достает психологической поддержки, душевного тепла.

— Безусловно, всем женщинам хочется, чтобы врач сидел рядом и постоянно держал за руку. К сожалению, реалии нашего времени не позволяют этого сделать.

- Как врач, объясните, в чем разница между платными родами и бесплатными?

— Не платные, а индивидуальные. Роды по индивидуальному плану подразумевают возможность выбора врача, вызов его «на роды» в любое время суток и постоянный контроль врача за течением всего процесса родов. При этом количество дежурящих в роддоме специалистов исключает оставление других рожениц без присмотра.

Для меня «индивидуальные роды» означают необходимость постоянно находиться в шаговой доступности от роддома. Это значит – никаких планов, поездок, гостей, друзей. Даже моя семья порой подчиняется этому распорядку.

- С кем проще работать – с первородящими или с теми, кто приходит в роддом не первый раз?

— Конечно, проще с теми, кто уже рожал – и роды протекают быстрее, и женщина понимает, что ее ждет.

- Как Вы относитесь к идее «семейных родов»?

— Мода на «семейные роды» пришла к нам не так давно. Это мода европейских стран, где повсеместно распространено открытое обсуждение интимных подробностей и межличностных отношений. Кстати, в Америке уже постепенно отходят от этого. В любом случае, наш менталитет предполагает некую закрытость, поэтому «семейные роды», на мой взгляд, это всего лишь дань моде.

Во время беременности женщина постепенно готовится к родам, ее организм перестраивается, она понимает, что с ней происходит и произойдет. Тем более, во время родов в организме женщины вырабатывается большое количество эндорфинов, которые предохраняют головной мозг от стресса. Все болевые ощущения воспринимаются женским организмом вполне нормально, это предусмотрено природой.

Мужчина в этот момент попадает в агрессивную для него среду и находится в стрессовой ситуации. Он видит, что его жена страдает, а помочь не может. Он бы и хотел выйти в коридор перевести дыхание, но не может, потому что обещал жене, потому что он мужик. Редкие мужчины понимают, на что они идут, и готовы добровольно участвовать в родах. Но я считаю, что не стоит подвергать близкого человека таким переживаниям. На эту тему написано много статей и научных работ, но до конца еще не изучено, какие эмоциональные переживания испытывает мужчина в процессе родов, и какой след они оставляют в его жизни. На роды лучше всего взять с собой близкую подругу, которая психологически поможет больше.

- Как Вы относитесь к домашним родам?

— Категорически отрицательно. Тем более, что это уголовное дело. Не стоит рисковать. У меня было много случаев, когда скорая привозила роженицу после домашних родов в тяжелейшем состоянии с мертвым младенцем, а акушерки быстро умывали руки и пропадали.

- Вы проходите какие-либо курсы повышения квалификации?

— Да, каждые 5 лет мы проходим обучение. С течением времени многие стандарты меняются. Врачи пересматривают подход к ведению родов, их длительности и послеродовому периоду. Те постулаты, которые были раньше, сейчас полностью отвергаются. И наоборот – мы возвращаемся к некоторым вещам, которые были написаны в учебниках по акушерству еще в 1930-1940-х годах. Я говорю о наружном акушерском повороте, который мы опять стали практиковать. Это такая манипуляция, когда на позднем сроке беременности врач снаружи переворачивает младенца внутри утробы, чтобы избежать необходимости делать кесарево сечение. Мы применяем новые препараты, которые позволяют подготовить родовые пути к родам, появились новые методики послеоперационных швов. Теперь вместо трех швов мы накладываем один, что способствует быстрому и лучшему заживлению.

Наш родильный дом оснащен современнейшим оборудованием, предназначенным для выхаживания младенцев с экстремально низкой массой тела от 500 грамм и больше. Если раньше таких детишек переводили в Санкт-Петербург и выживаемость была очень низкая, то сейчас с уверенностью можно сказать, что с этой проблемой мы начинаем справляться. Родильные залы оснащены всем необходимым реанимационным оборудованием. Не каждый роддом Санкт-Петербурга может похвастаться индивидуальными родильными залами, а в нашем родильном доме каждая женщина рожает в своем зале, что несомненно хорошо сказывается на ее самочувствии и душевном спокойствии. Для улучшения доступности и своевременности оказания медицинской помощи в родовом отделении постоянно дежурят два врача акушера-гинеколога и два врача неонатолога.

- Чем отличается акушер-мужчина от акушера-женщины?

— Ничем. Хотя у рожениц бытует мнение, что акушер-мужчина нежнее и тактичнее, но я так не думаю.

- Вы можете сказать, сколько всего родов приняли за всю свою практику?

— Около 9 000 родов.

- Есть ли у врачей-акушеров какие-то приметы или суеверия?

— У меня есть свои личные приметы – женщина должна рожать с распущенными волосами, без обручей, браслетов. Есть множество древних обрядов, которые применяли еще бабки-повитухи, и главный из них – это как раз распущенные волосы. В древние времена перед рожающей женщиной нельзя было сидеть со скрещенными руками, ногами, все должно было быть распущено и «открыто». Это означало освобождение пути для младенца, чтобы роды прошли спокойно и безболезненно.

Беседовала Ирина ХРУСТАЛЁВА