семья

Ежегодно 15 мая мы празднуем Международный день семьи, говорим о семейных ценностях и внутрисемейных проблемах. Накануне праздника мы встретились с человеком, для которого семья – это не просто родные люди, проживающие под одной крышей. Семья – это выстраданная и основательно построенная ячейка общества, которая стала главной целью всей жизни.

Знакомьтесь: Ольга Николаевна Романова. Вместе с мужем Сергеем Владимировичем они воспитывают шестерых приемных детей, двое из которых уже официально усыновлены. Впрочем, для Ольги и ее супруга все дети родные. Супруги Романовы стали одними из первых десяти семей, получивших заветные ключи от дома в городке «Надежда» пос. Войсковицы.

Сегодня эта дружная семья проживает в своем доме, подумывает о новом автомобиле (потому что в старый все уже не помещаются) и мечтает о совместной поездке на море. Хотя начало у этой истории было не таким безоблачным.

— В 2001 году после хирургической операции врачи объявили мне, что мы с мужем не сможем иметь детей. Для нас это была трагедия. Муж вырос в многодетной семье, я тоже всегда мечтала о детях. Потому новость стала для нас настоящим шоком. Через год мы решили, что хотим усыновить ребенка. На тот момент мы жили в пос. Вырица в трехкомнатной квартире, неплохо зарабатывали. К тому же моя мама выросла в детском доме, и я представляю, что это такое – расти в государственном учреждении. В районном отделе опеки нас встретили с распростертыми объятьями. На тот момент, в 2002 году, мы были первой русской семьей, которая за последние два года решила усыновить ребенка. До этого детей усыновляли, в основном, иностранцы. Сбор всех документов занял у нас десять дней. Когда люди узнавали, для чего нам нужна та или иная справка, буквально брали за руку и проводили по всем кабинетам. Правда, кто-то и пальцем у виска крутил.

- Вы сразу решили, кого хотите усыновить?

— Самое сложное – это подбор ребенка. С одной стороны, это не магазин. С другой стороны, нужно суметь разобраться, кто нуждается в тебе больше всего, почувствовать ребенка.

У нас было направление на мальчика. Мы поехали в Сиверский детский дом за трехлетним мальчиком. Помню, накупили с мужем игрушек, сладостей. К сожалению, когда мы познакомились с мальчиком, сердце не откликнулось. Зато мы обратили внимание на маленькую девочку, которая никак не реагировала на наши подарки. Игрушку потом она встаки взяла, но продолжала играть в одиночестве. И я поняла, что это мой ребенок, она нуждается во мне. Два месяца мы ездили в детский дом и налаживали с ней контакт, а потом забрали ее к себе. Так в нашей семье появилась пятилетняя дочь Алина.

- Как прошел процесс адаптации девочки?

— В принципе, хорошо. Мы любовались ею, и по первому требованию выполняли все просьбы. Баловали, конечно, но что тут поделаешь.

В 2008 году мы вновь вернулись к вопросу усыновления и решили, что в семье для равновесия не хватает мальчика. Муж очень хотел сына. Мы вновь обратились в органы опеки, но тут нас ждал сюрприз. За это время правила усыновления изменились, и нам предстояло пройти курсы приемных родителей. Честно, не понимала, чему меня надо учить, но другого пути не было. На протяжении пяти недель мы ходили на занятия. Курсы оказались действительно полезными и интересными. Например, я смогла объяснить многие поступки своей дочери, которые оставались для меня загадкой.

По окончании курсов нас пригласили на выпускной в Сиверский детский дом, где мы могли познакомиться с детьми. И так у Алины появился 9-летний брат Владислав.

- Дети сразу поладили между собой?

— Далеко не сразу. У Владика была нелегкая судьба и непростое детство. Он был уже сформировавшейся личностью с непростым характером, и постоянно пытался самоутвердиться за счет сестры, были ссоры, доходило до драк. Но со временем все улеглось. А через два месяца «гостевого» опекунства мы усыновили Владика уже официально.

Пока оформляли все необходимые документы, произошло событие, после которого в нашей семье появился еще один ребенок. Моя подруга привезла свою четырехлетнюю дочь Валерию и оставила ее у нас. Не буду вдаваться в подробности, но Лера уже жила у нас до этого какое-то время. Сначала мы сомневались с мужем, хватит ли у нас сил, чтобы воспитать троих детей. Одно дело – накормить, совсем другое – поделиться теплом, любовью, заботой, знаниями. Но отвезти Леру в приют так и не смогли, она осталась жить с нами. Получилось, что за три месяца у нас стало трое детей вместо одного. Лишить свою подругу родительских прав я не могу по этическим соображениям, поэтому мы оформили над Лерой опекунство.

- Вы сказали, что с Владиком были определенные трудности. Как Лера влилась в коллектив?

— Проще. Она была маленькая, и Владик относился к ней с нежностью, а с Алиной и вовсе проблем не было.

Так мы и жили, а потом стало еще лучше. Нам позвонили из комитета социальной защиты и предложили переехать в городок «Надежда». Мы согласились, не раздумывая. Это был январь 2009 года. Переехать из неблагоустроенной квартиры в свой дом со всеми удобствами было нашей мечтой.

Самым удивительным было то, что все десять семей, которые заселили городок «Надежда», несмотря на все трудности переезда (некоторым даже пришлось сменить работу), сразу же изъявили желание усыновить еще детей. И мы не стали исключением. В ноябре того года к нам в дом переехал Виталик, которому на тот момент было 12 лет. С ним пришлось помучиться: сложный характер, взрослый образ жизни, вредные привычки. Мы долго работали с психологом и разбирали наши проблемы.

- Откуда вы нашли в себе силы принять в семью следующего ребенка?

— Любые проблемы временны, их все можно разрешить – мы в этом убедились. В 2010 году нам захотелось взять на воспитание новорожденного мальчика. Нам предложили «познакомиться» с двухнедельным малышом, но сразу предупредили, что мальчик очень болен. Когда мы впервые увидели его в роддоме, он был очень худенький, маленький, с огненно рыжими волосами. Несмотря на ворох проблем и вероятный перинатальный контакт с ВИЧ, мы решили принять его в нашу семью. К счастью, ВИЧ не подтвердился, но оставалось множество других проблем. Володя постоянно болел, не набирал вес, мог перестать дышать, приходилось вызывать скорую и делать ему искусственное дыхание. Я не спала по ночам – постоянно дежурила у его кроватки, днем помогали старшие дети, чтобы я могла отдохнуть. Володе никак не могли поставить диагноз. И только благодаря помощи руководства благотворительного фонда «Ключ», который построил городок «Надежда», мы смогли попасть в детскую городскую больницу № 19 им. К.А. Раухфуса в Санкт-Петербурге, где был поставлен диагноз – бронхиальная астма. Через какое-то время опять благодаря помощи фонда «Ключ», руководителю фонда «Теплый дом» Л.П. Калининой и заместителю главного врача Гатчинской ЦРКБ Н.Ю. Барановой, мы смогли попасть на лечение в НИИ пульмонологии ПСПбГМУ им. академика И.П. Павлова к прекрасному специалисту Ирине Валерьевне Петровой. Благодаря лечению, на сегодняшний день у Володи наблюдается стабильное улучшение состояния здоровья. Прогнозы пока делать рано, но мы надеемся только на лучшее.

- В семье и так было не все глад-ко, ребята приспосабливались друг к другу, шел процесс адаптации, а тут еще и маленький ребенок, который все время болеет…

— На удивление, появление в нашей семье Володи всех примирило. Дети перестали ругаться. Они видели, какой он маленький и беззащитный. Каждый хотел как- то помочь, обнять его, поцеловать.

- Вы рассказали про пятерых своих детей. Как и при каких обстоятельствах в вашей семье появилась еще одна девочка?

— В сентябре прошлого года мне предложили взять на воспитание 15-летнюю Олю, от которой уже отказались двое опекунов. Муж не поддержал мою идею, но я твердо решила протянуть ей руку помощи. Оля постоянно убегала из дома в предыдущих семьях, чтобы встретиться друзьями. Мы с ней договорились, что я буду иногда отпускать ее повидаться с друзьями, но ее хватило только на полтора месяца. Три дня ее не было дома. После этого у нас состоялся тяжелый, в чем-то жесткий разговор, пришлось поговорить с ней, как со взрослым человеком. После этого, к счастью, она изменилась, стала послушной.

- Содержать такую семью нелегко. Дети требуют не только душевных вложений, но и больших материальных затрат. Какую помощь вы получаете от государства?

— Около 30 тысяч рублей в месяц мы получаем на приемных детей, а также я получаю ежемесячную зарплату размером 6 400 рублей, как приемная мама. Меня даже называют «профессиональной» мамой.

- О чем мечтают ваши дети?

— Виталик хочет стать военным, Владик – банкиром, Оля будет осваивать профессию повара, Алина – педагога. Валерия пока просто мечтает о большой семье, а Володя хочет не болеть.

- О чем мечтаете вы?

— Главное, чтобы они были счастливы.

Чему научили вас ваши дети?

— Кроме безграничного терпения, они дают нам с мужем возможность постоянно развиваться. Я наконец-то смогла понять, через что пришлось пройти моей маме, выросшей в детском доме. Дети стимулируют нас зарабатывать больше, жить лучше, стремиться к чему-то. Обучая детей, сам заново учишься чему-то. Но самое главное, дети учат тебя любить искренне и просто так.

…Время от времени наш разговор прерывался слезами Ольги, которая не могла сдержать эмоций от воспоминаний. Порой хороших, а иногда и не очень. Как бы то ни было, Ольга с мужем по- настоящему счастливые люди, которые окружены детским смехом, задором и любовью СВОИХ детей.

Но самое интересное, что после такого проникновенного рассказа, всех переживаний и стрессов, которых хватило бы на несколько жизней и семей, на вопрос, смогла бы она принять еще одного ребенка, Ольга с улыбкой кивает головой.

Беседовала Ирина ХРУСТАЛЁВА