ЭДУАРД БРЮКВИН: «С ДЕТСТВА БЫЛ РОМАНТИКОМ»


В жизни каждого человека наступает момент, когда он должен сделать выбор в пользу того или иного пути. Очередной герой нашей рубрики мог стать и журналистом, и моряком, но стал сначала поваром, а сегодня он – чиновник.

Главный специалист отдела по физической культуре, спорту, туризму и молодежной политике Гатчинского района, начальник штаба поисковых отрядов Гатчинского района, командир отряда «Высота» Эдуард Брюквин рассказал в личной беседе о своих детских мечтах, юношеском хулиганстве и взрослом увлечении, переросшим в дело всей жизни.

- Эдуард, вы коренной житель нашего города?

— Да, я родился и вырос в Гатчине. Вся моя жизнь была, есть и будет связана с этим городом.

- Расскажите о ваших школьных годах…

— Школьные годы запомнились веселыми выездами «на картошку», совместными сборами макулатуры и общественными мероприятиями, в которых мы участвовали всем классом.

- Кем вы мечтали стать в детстве?

— Меня манило море. После окончания школы № 10, которая на тот момент была восьмилеткой, вместе с друзьями отправился поступать в Ленинград в Военно-морское училище. Но нас всех «зарубили» – не прошли по состоянию здоровью. Тогда мы решили попасть «в море» окольным путем – поступить в кулинарное училище № 41, которое готовило поваров и официантов для Балтийского морского пароходства. Туда нас тоже не взяли: шел 1981 год, и желающих попасть на флот любыми путями было много. Старшие товарищи рассказали, что гатчинское училище № 13 впервые набирает курс поваров, туда-то я и отправился.

Учиться приходилось, в основном, на практике. Поэтому кто хотел, тот и научился. Я выпустился из училища с четвертым разрядом из пяти возможных. Это позволило мне самостоятельно выбирать место работы. За время учебы успел поработать на многих гатчинских предприятиях общепита – в шашлычной, столовой ЛИЯФа, в ресторане «Гатчина». Но выбор пал на столовую родного училища, куда как раз требовался повар. Именно там я понял, что значит получать удовольствие от своей работы. Посудите сами: за один день в столовой завтракали, обедали и ужинали до трехсот человек. От осознания того, что ты всех накормил и им понравилось, душа радовалась.

- Значит, вы были прилежным студентом?

— Не совсем. ПТУ – это воздух свободы, возможность полного самовыражения. Мы получали стипендию 70 рублей – при средней зарплате в 120. В училище нам выдавали форму. Шинели мы перешивали в полушубки, а тульи форменных фуражек загибали как у немецких офицеров и считали себя очень модными. Поползновения к хулиганской жизни были. Но, к счастью, в нужный момент я понял, что это добром не кончится.

Наш военрук Леонид Петрович Гончаров заинтересовал меня военной патриотикой, работой с ветеранами, историей Великой Отечественной войны. Я даже стал чемпионом по сборке-разборке автомата Калашникова. Благодаря этому увлечению, смог окончить училище. Именно тогда заинтересовался журналистикой и решил поступать на факультет журналистики СПбГУ.

- Поэтому вы уволились из столовой?

— Не сразу. Я пробовал поступать два года подряд. Первый год во время вступительных экзаменов еще продолжал работать в столовой, на следующий – уже уволился.

Я мечтал стать международным журналистом, вести репортажи откуда-нибудь из Лондона. К сожалению, поступить в университет так и не смог. Оба раза творческий конкурс прошел без запинок, чего нельзя сказать об общеобразовательных предметах.

- На журфак вы не поступили, из столовой уволились….

— Да, какое-то время был безработным.

Мой хороший знакомый – заместитель директора по воспитательной работе училища № 13 Артур Евдокимович Айларов – предложил занять мне вакантную должность секретаря комсомольской организации нашего училища. Там я проработал четыре года, пока эту должность не сократили. Следующие два года был инструктором Горкома по группе ПТУ, а потом грянул 1991 год и … все рухнуло.

Постепенно руководство страны начало понимать, что с молодежью кто-то должен продолжать работать, тогда при местных органах власти стали создавать соответствующие отделы и комитеты. Так я оказался в отделе по делам молодежи администрации Гатчинского района, где и работаю до сих пор.

- Когда появилась любовь к военным раскопкам?

— Еще в детстве с друзьями мы находили патроны в Орловой роще, где были расположены немецкие склады, и проходила немецкая оборона в 1944 году.

- В вашей семье кто-то воевал во время Великой Отечественной войны?

— Мой дедушка по материнской линии прошел три войны. Он был царским офицером, участвовал в сражениях Первой мировой войны, чудом избежал репрессий 1937 года, перешел на сторону Красной армии, прошел советско-финскую войну, во время Великой Отечественной войны воевал в тыловых частях при штабе.

- Когда вы присоединились к поисковикам?

— Так случилось, что в 1994 году судьба свела меня с Ильей Геннадьевичем Прокофьевым, который долгое время возглавлял Фонд поисковых отрядов Ленинградской области. По его просьбе я принял участие в поисковой экспедиции, которую организовали ребята из калужского поискового отряда. На территории нашего района мы поднимали из земли обломки советского истребителя и останки 13 солдат, которые были найдены фермером из дер. Пижма в своих владениях.

Возникло желание создать свой поисковый отряд на территории Гатчинского района. Долго искали подходящего руководителя, но потом решили заниматься этим сами, и в 1996 году я возглавил поисковый отряд «Высота», в который вошли мои друзья и единомышленники.

- Как вы относитесь к современным фильмам о войне?

— Это сложная тема. Старые фильмы о войне снимали те, кто прошел эту войну, помнит те эмоции, атмосферу. Они знали, как все это донести до зрителя. В современных фильмах уделяется много времени не тому, что важно, а тому, что зрелищно. Может быть, режиссеры хотят тем самым привлечь молодежь к военной теме.

- Какой ваш любимый фильм о войне?

— Трудно выделить один фильм. Мне нравятся «А зори здесь тихие», «Они сражались за родину», «Горячий снег» и многие другие. Жаль, что эти фильмы сняты о событиях, которые происходили не на гатчинской земле. Из современных – могу выделить только «Мы из будущего».

- У поисковиков есть кодекс чести?

— Мы всегда уважительно относимся к найденным предметам и останкам, будь то русские солдаты или немецкие. Время уже всех примирило.

Мы поддерживаем связь с немецкими поисковиками и, в случае находки останков немецких солдат, все передаем им.

Если найденный боец опознан, то мы передаем все вещи, бывшие при нем, родственникам, если таковые отыщутся. Самая дорогая награда для нас – это увидеть фотографии погибших, которые привозят с собой родственники найденных нами воинов. Когда видишь эти светлые лица, понимаешь, что работал не зря.

- Вы помните свою первую находку?

— Находку не помню, но первое впечатление помню. Мы поднимали одно захоронение и кроме солдат обнаружили там останки расстрелянных женщин и детей. То, что я тогда почувствовал, не передать словами.

- Я знаю, что одно из ваших любимых выражений «a la guerre comme a la guerre» (на войне, как на войне). Что оно для вас значит?

— Для участников поисковых экспедиций война не закончится никогда, потому что мы постоянно ее проживаем.

Самое страшное, что эта война убивает до сих пор. Снаряд, выпущенный в 1941-м и пролежавший в земле, может разорваться и в 2013 году. Получается своеобразная машина времени.

- Вам не кажется, что вы живете прошлым?

— В прошлом комфортнее, потому что знаешь, что было. Будущее немного страшит своей неизвестностью, учитывая нынешнюю политическую ситуацию в мире.

- Вы романтик?

— С детства всегда был романтиком, пока не стал циником, что в будущем позволило мне стать еще большим романтиком.

- Что для вас лучший отпуск?

— Лес, компания единомышленников, ранее утро, туман над рекой Оредеж…

- Если бы вы могли пригласить на ужин любого собеседника, кто бы это был?

— Гитлер и Сталин. Это были два великих человека, изменившие мир в XX веке.

- Устроили бы очную ставку?

— Нет, поговорил бы по отдельности. Я прочитал о них так много противоречивых фактов, что хочется узнать, как все было на самом деле. И еще, конечно, очень был бы рад возможности побеседовать с Владимиром Высоцким – человеком не воевавшим, но написавшим такие потрясающие песни о войне….

- Через два года у вас будет серьезный юбилей – 50 лет. А на сколько лет вы себя ощущаете?

— Сложно сказать, но свой возраст не чувствую.

Беседовала Ирина ХРУСТАЛЁВА