1 НОЯБРЯ – ДЕНЬ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

1 НОЯБРЯ – ДЕНЬ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

 ПСИХОЛОГИ ПОНЕВОЛЕ

Возрождение службы судебных приставов, упраздненной после октября 1917-го, началось с 1997 года, когда были приняты федеральные законы «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве». День судебного пристава – 1 ноября – был установлен Указом президента Д. Медведева в 2009 году, и с тех пор приставы заслуженно отмечают собственный профессиональный праздник.

Гатчинский районный отдел судебных приставов работает на опережение. Только за девять месяцев текущего года гатчинскими судебными приставами-исполнителями перечислено в бюджеты разных уровней свыше 124-х миллионов рублей: эта сумма более чем на 27% превышает годовой план-задание по взысканию недоимок.

Сегодня мы поговорим с одной из старейших сотрудниц Гатчинского районного отдела УФССП Татьяной Петровной ТИМОФЕЕВОЙ, которая пришла на работу в отдел судебных исполнителей двадцать лет назад, в прошлом году вышла на пенсию и теперь является старшим специалистом отдела.

- Татьяна Петровна, как получилось, что вы стали судебным приставом?

— В начале 90-х я работала паспортисткой, потом меня избрали народным заседателем, — так я попала в суд и стала секретарем по уголовным делам. Мне понравилась работа в суде, и судьи рекомендовали меня на должность судебного исполнителя, — тогда еще институт приставов не был воссоздан.

- За двадцать лет вы не пожалели об избранной профессии?

— Нисколько. Работа очень интересная, что называется, «живая» — с людьми. Хотя бумаг тоже хватает и с каждым годом только прибавляется. Но это не мешает получать удовлетворение от человеческого общения.

- Однако общение общению рознь: у вас специфическая «клиентура», которая вряд ли доброжелательно к вам настроена…

— Да, люди разные и реагируют на одни и те же вопросы по-разному. В этом и заключается интерес – найти к каждому должнику свой подход, не забывая притом, что любой должник – потенциальный преступник. Психологически это не просто – взыскивать деньги, даже по решению суда. Нужно действовать силой убеждения: кому-то в мягкой форме, а кому-то – жестче, объясняю, что долговые обязательства нужно выполнять. Ведь взыскатель может обратиться в суд за индексацией, и сумма будет расти, как снежный ком.

- И вам удается убеждать людей расстаться с нажитым, чтобы погасить долг?

— В основном, да. По крайней мере, большинство начинает совершать «правильные телодвижения»: устраиваются на работу и приступают к выплатам. Средства массовой информации часто делают нам «черный пиар», представляя судебных приставов в роли вымогателей. Хотя мы только исполняем решения суда, и каждый неплательщик прекрасно осведомлен о последствиях непогашенного долга, затянувшегося на годы.

- С какой категорией должников-взыскателей труднее всего работать?

— Наиболее трагичная ситуация складывается с алиментами: злостные неплательщики-отцы тщательно скрываются (каждому алиментщику популярно разъясняем, что деньги он платит ребенку, а не бывшей «жене-злодейке»), а отчаявшиеся женщины приходят к нам и с порога обрушивают на приставов шквал негодования – за то, что не взыскали денег с «паразита». Мы должны урезонить, и обнадежить, и объяснить, что пристав не может выплатить алименты из своего кармана. Поневоле приходится быть психологом…

- Когда ребенку исполняется 18 лет, алименты уже не взыскиваются?

— Нет, но невыплаченная сумма так и остается «висеть» на должнике – буквально по гроб жизни. Главное, чтобы с момента составления последнего акта об отсутствии у должника имущества не прошло три года. Если трехлетний срок не истек, производство снова возобновляется. Так часто и бывает: алиментщик успокоился (ребенку стукнуло восемнадцать), официально трудоустроился, купил машину – тут и приходят к нему судебные приставы.

- Еще одно «скользкое» направление в работе пристава – выселение должников. Вам приходилось этим заниматься?

— В самом начале, буквально на третий-четвертый день работы моя наставница – сотрудница с большим опытом – позвала меня с собой выселять должника. Я училась у нее, как работать с людьми в таких ситуациях. Многие, наверно, думают, что пристав является и ногой дверь распахивает, — ничего подобного! Вежливость, корректность – прежде всего. Наш старший исполнитель говорил: «Помните: вы можете войти в квартиру, но вам надо оттуда еще и выйти!».

- У вас были опасные моменты?

— В молодости, на первых порах. Это сейчас мы ходим к должникам только в сопровождении приставов по ОУПДС (обеспечение установленного порядка деятельности судов). А раньше – поодиночке куда угодно.

Я поехала к гражданину, задолжавшему вытрезвителю, в Новый Свет. Постучала в дверь квартиры: «Войдите!». Вошла. По периметру голой комнаты – бутылки в шесть рядов. Посреди – стол, на столе лежит мужик в трусах и сапогах. Увидел меня – обрадовался, вскочил и, пока я документы доставала, мгновенно запер дверь. Умысел его был у него на лице написан. Я говорю, раз денег нет – открывайте дверь, потом заплатите долг. А он мне: «Зачем открывать – оставайся!». Тогда я ему: «Я не одна пришла – с охраной». Он в окно: глядь – никого. «А они, говорю, на площадке стоят, сейчас дверь вышибут – тебе замок менять». Мужик поверил, дверь открыл. Я выскочила вон и зареклась ходить по квартирам в одиночку.

- Татьяна Петровна, какое, по вашему, главное правило в работе пристава?

— Судебный пристав-исполнитель всегда должен быть объективным, действовать строго по закону, ни в коем случае не принимая ни чьей стороны. Служба есть служба – и ничего личного.

 А.Б. Иванов, Ю.Б. Романов, А.М. Вольвич и А.П. Черепанов

Андрей ЧЕРЕПАНОВ – заместитель начальника Гатчинского районного отдела УФССП по линии ОУПДС – работает в службе судебных приставов четвертый год. До этого он занимался строительством, потом получил высшее юридическое образование и сменил гражданский костюм на униформу силовика.

- Андрей Петрович, что вас подвигло вдруг стать судебным приставом?

— Решил кардинально изменить свою жизнь. Эта служба оказалась интересной: каждый рабочий день проходит в тесном общении с людьми, а люди – непредсказуемы, что само по себе исключает рутинность. Нельзя сказать, чтобы это все было легко морально и физически, но интерес перевешивает.

- Чем конкретно занимаетесь вы и ваше подразделение?

— Основная наша деятельность – это обеспечение установленного порядка деятельности судов. Мы обеспечиваем пропускной режим в здании суда, безопасность исполнителей на выездных мероприятиях, привод лиц по постановлениям судов, а также скрывающихся от следствия или дознания. В общем, осуществляем силовые функции.

- Бывают из ряда вон выходящие случаи?

— Практически, каждый день. В суде люди оказываются не от хорошей жизни и ведут себя они там по-разному. Но адекватных все-таки больше. Когда выезжаем к должникам, нужно быть готовыми ко всему. В прошлом году, например, мы обеспечивали безопасность исполнителей при выселении гражданина в садоводстве в районе Тайцев. Должник окопался на дачном участке и добровольно сдавать свои позиции не желал: он попытался напасть с металлической трубой на пристава – женщину. Пришлось применить физическую силу, обезвредить, составить протокол и доставить злоумышленника в отдел полиции.

Если лицо нарушает порядок в суде, производим задержание, составляем протокол и отправляем в дежурную часть. Как правило, это административная практика – до уголовной не доходит.

- Оружие применять не приходилось?

— Нет. Мы стараемся минимизировать криминал и в критических случаях применяем спец. средства – наручники. Вообще, в других судах часто происходят попытки нападений на судий, прокуроров, граждане дерутся между собой, пытаются пронести в здание суда запрещенные предметы…

- С чем приходят в Гатчинский суд?

— Сейчас у многих есть гражданское оружие. Если мы задерживаем на входе вооруженного человека, проверяем документы на оружие и, если все в порядке, отправляем восвояси. Если с документами проблемы – доставляем в дежурную часть. Очень часто идут в суд с ножами, в том числе и кухонными. Спрашивается, зачем? Летом женщина пришла с бутылочкой керосина: «Еду, говорит, на дачу, заглянула по пути в суд»… Может, она не знала, что с легковоспламеняющимися жидкостями вход в здание суда запрещен?

Важно, что благодаря приставам по ОУПДС обстановка в Гатчинском городском суде всегда под контролем и нештатных ситуаций не предвидится. Большинство наших сотрудников – бывшие полицейские и военные, чей прошлый служебный опыт положительно сказывается на работе в ОУПДС.

Один из тех, кто обеспечивает безопасность приставов-исполнителей и установленный порядок деятельности судов – это Александр Борисович Иванов, который три года назад пришел в службу приставов из полиции и имеет награды МВД.

По распоряжению начальника он следит за порядком на первом посту в суде. Юрий Борисович Романов – старший смены, в  прошлом – военный, награжден медалью «За безупречную службу» III степени.

И.И. Дюкарева и Т.П. Тимофеева

Начальник Гатчинского районного отдела УФССП России по Ленинградской области, старший судебный пристав Ирина Игоревна ДЮКАРЕВА:

— Благодарю всех сотрудников нашей службы за отличную работу, поздравляю с праздником и желаю профессиональных успехов, счастья и семейного благополучия. Отдельно хочется с благодарностью вспомнить ветеранов службы судебных приставов-исполнителей – тех, кто отдал этой работе не один десяток лет, а сегодня – на заслуженном отдыхе. Это Татьяна Васильевна Дубова – судебный пристав-исполнитель; Раиса Ефимовна Кустова – старший судебный исполнитель; судебные исполнители Валентина Юлиановна Павлова; Зинаида Яковлевна Семенистая, Валентина Михайловна Бабанова. Здоровья вам и всех-всех благ!

Подготовила Екатерина ДЗЮБА