Тимофей Материков: «Самое главное – это интерес…»

Тимофей Материков: «Самое главное – это интерес…»

В конце 2014 года пост заместителя главы администрации Гатчинского района по вопросам безопасности и ЖКХ занял Тимофей Федорович Материков. Фигура нашего собеседника, как человека нового в структуре местных органов власти, сразу обросла некоторым количеством слухов. Дабы прекратить все возможные домыслы, мы решили познакомиться с Тимофеем Федоровичем лично. В частной беседе очередной гость рубрики «Герой без галстука» рассказал нам о своей молодости в Гатчине, творчестве, отношении к женскому полу, а также объяснил, почему не нужно воспитывать своих детей.


- Тимофей Федорович, вы долгое время работали в нефтяной компании «Лукойл». Соответственно, хотелось бы узнать, как вас занесло в наш муниципальный район? Почему решили так кардинально поменять род своей деятельности?

— В нефтяной компании «Лукойл» работал с 1997 по 2012 год. За эти 15 лет компания прошла путь становления от двух заправочных станций в Санкт-Петербурге до 250-ти по всему Северо-Западу. Мой личный путь в компании начался с должности механика одной из первых станций и окончился заместителем генерального директора. На перемены в своей жизни, как вы говорите – кардинальные, решился, потому что в какой-то момент понял, что исчерпал себя на этой работе и она перестала приносить моральное удовлетворение.

- Почему в качестве следующей ступени развития вы выбрали кресло чиновника, а не, например, собственный бизнес?

— Свой «Лукойл» параллельно не построишь. Если бы мне сейчас было 55 лет, а не 45, то, скорее всего, отправился бы на пенсию и жил бы в свое удовольствие. Но пока есть возможности, силы, интерес, буду работать.

Сферу жилищно-коммунального хозяйства знаю не понаслышке. Тем более приобретенные за 15 лет в «Лукойле» навыки в работе чиновника имеют совершенно другой вектор приложения, потому что частный бизнес разительно отличается от государственной службы. Тем она и интересна. Для мужчины вообще интерес к работе имеет основополагающий фактор.

- Давайте отойдем от работы и познакомим наших читателей с вашей личной жизнью, не переходя на личности?

— Мой отец родился на Волге, мама – на Днепре. Долгое время они жили в г. Красный Луч на Украине, где сейчас разворачиваются драматические события. В год моего рождения переехали в Гатчину. В 1976 году отправился в только что открытую школу № 3. Занимался спортом в ДЮСШ № 2, стал кандидатом в мастера спорта по плаванию.

- Какое ваше самое яркое воспоминание из гатчинского детства?

— Накануне похода в первый класс научился самостоятельно завязывать шнурки. Для меня это была победа.

Зимой 1986 года наша школьная команда по баскетболу выиграла первенство школ у команды из школы № 1. Для нас это был принципиальнейший соперник. Счет игры был 31:30. Представляете, какой был накал страстей! До сих пор дома хранятся фотографии с электронным табло, на котором указан счет игры.

- Какой в те годы была гатчинская молодежь?

— В городе среди ребят было пресловутое деление «на районы» — хохловские, володарские. Особо легендарным был район на ул. Чкалова, где жили «циркачи», на ул. Рощинской обитали «лесные братья», у которых были «звериные» прозвища из-за близкого расположения района к парку.

Зайдя в «чужой» район, вполне реального можно было получить, просто потому, что оказался не на «своей» территории. Бывало, дрались «стенка на стенку». Первая половина 1980-х годов в городе была «напряженная», но какие-то массовые драки жестко пресекались сотрудниками милиции.

Ребята из нашей школы как-то дрались с 9-й школой на стадионе в Орловой роще, но это скорее была показуха – пацаны потолкались, девчонки из кустов поглазели. Нас особо не трогали, мы были спортсменами и могли дать отпор.

Тогда в Гатчине было очень интересно жить. К сожалению, нынешняя молодежь этого никогда не поймет, они более инфантильны. Нет уже той романтики.

Кстати, мы росли в одном дворе с Эдуардом Брюквиным. Вместе патроны в Орловой роще откапывали.

- Значит, вы были хулиганом?

— Нет, не был. Более того, поступил в военно-морское училище им. В.И. Ленина в Пушкине.

- Почему выбрали именно его?

— Мама хотела, чтобы я настоящим человеком стал. И я пообещал, что обязательно поступлю в это училище. Она не поверила, а я доказал.

Окончил училище 31 июля 1991 года, а 19 августа случился путч. Тем не менее, я представился по месту службы в Балтийске. Был командиром электро-механической боевой части, главным механиком боевого ракетного корабля проекта «Овод». Возвращаясь к теме инфантилизма современной молодежи: в 22 года у меня в подчинении на корабле находились 14 человек, практически, командовал боевой частью на корабле. Сегодня такое вряд ли возможно.

- Не в обиду будет сказано, вы не производите впечатления человека, прошедшего военную службу. Военных людей видно издалека, они взглядом приказы раздают…

— В военной службе главное не умение раздавать приказы, а умение им подчиняться.

- Отлично сказано! Перед нашим разговором, узнав о творческой составляющей вашей жизни, прочитала некоторые ваши рассказы. Расскажите, кто или что вас вдохновило взять в руку перо?

— Друг дал почитать книгу Александра Покровского «Расстрелять». Помню, читал ее с полудня до пяти утра следующего дня, не отрываясь. После этого захотелось написать и о своих воспоминаниях о военной службе. Отправил их Александру Покровскому по почте, а он предложил включить их в сборник. Так мои рассказы попали в сборник «На море, на суше и выше».

Всего издано около 40-50 рассказов, написано больше. Но писателем себя не считаю.

- Ваш рассказ «Вова» – насколь- ко о про вас? Понятно, что вы описываете другого человека, но тем не менее общее настроение рассказа – путь смекалистого молодого человека, который легко подстраивается под меняющуюся действительность и в результате становится богатым, неоднократно меняет средство и место зарабатывания денег, разводится… и так и не находит, в чем заключается правда…

— Он совсем не про меня, он про тех людей, которых сегодня называют self-mademan. Вова приехал в Питер в одной рубашке и, постоянно перебирая лапками, сбил-таки сливки в масло и выплыл, как та лягушка. Это очень интересные люди, постоянно находящиеся в поиске правды, смысла жизни.

Вы знаете, мы с вами практически коллеги. В конце 1980-х годов «Гатчинская правда» публиковала стихи моего сочинения.

- Интересно! Расскажите подробнее. Стихи о любви?

— Нет, о любви не пишу. Тогда заведующим отделом культуры в «Гатчинской правде» был Ипполит Григорьевич Любецкий, который написал книгу «Цитадель под Ленинградом». Ему стихи понравились, он взял их в печать. Даже гонорар выплатили. Помню, те два рубля на сигареты потратил.

- Вы упомянули, что ваши родители переехали в Гатчину с Украины. Что вашу семью связывает с нашим краем?

— Мой дед жил со своей старшей дочерью в Ленинграде. Она училась в школе, он работал на заводе «Красный треугольник». Бабушка с двумя младшими детьми жила в Ярославской области. В те времена так было принято.

Дед с моей тетушкой встретили войну здесь, ее отправили в эвакуацию, он пошел на фронт. Всю блокаду с 1941 по 1944 год он провел в Ленинграде. Это мало кому удавалось. Последнее письмо пришло от него в январе 1944 года. Он писал бабушке, что его отряду выдали валенки и полушубки – они готовились к освобождению Гатчины. В следующем письме говорилось, что дед пропал без вести, затем его сослуживцы написали бабушке, что он похоронен около деревни Рейзино. Дед умер 26 января 1944 года. Так она осталась одна с тремя детьми.

Мой отец, а впоследствии и я, изучали историю освобождения Гатчины, пытались найти место захоронения деда, но безрезультатно. Скорее всего, он похоронен в братской могиле в Пудости. Там лежит около двух тысяч человек, но известны имена только 20 из них.

- Ваша супруга – настоящая офицерская жена?

— Да, более того, она еще и дочь офицера. Поэтому спокойно отправилась в Балтийск, разделила со мной все прелести военной жизни. В этом году мы будем отмечать 25-летие совместной жизни.

- Как вы познакомились, если не секрет?

— Лада училась в школе № 9, я в школе № 3. Где-то на нейтральной территории – на проспекте 25 Октября мы и встретились. Пришлось даже увести ее от друга, с которым они на тот момент встречались.

Было непросто. В военном училище приходилось находиться месяцами, не видя ни родных, ни близких. Когда не видишь женский пол так долго, то либо становишься пошляком, либо начинаешь относиться к женщинам с определенной долей пиетета, потому что ценность женщины познается только в ее отсутствие.

- Своим детям эти же ценности прививаете?

— Что касается воспитания, то уверен, что детей вообще воспитывать не стоит и со своими советами лезть не нужно. Надо просто любить своего ребенка, и тогда он вырастет настоящим человеком.

Сына Илью воспитывал по этому же принципу, старался, чтобы его окружали разные интересные люди, чтобы мои друзья были и его друзьями тоже. Помню, очень поздно купил ему компьютер. Несмотря на то, что в детстве не было конца и края обидам, сегодня он понимает мое поведение и благодарен за это.

Сейчас он пишет диплом, оканчивает высшее учебное заведение, готовится к службе в армии.

- Что для вас лучший отпуск?

— У меня есть два места, с которыми связаны личные воспоминания, где достаточно провести 10-12 часов, чтобы восстановить силы на год вперед.

В целом, люблю разный отдых – на море, в лесу с палаткой.

- Сколько вы бы дали себе лет, если бы не знали своего возраста?

— 25! Именно тогда научился говорить «нет», хотя надо было раньше это сделать.

- Что хуже: потерпеть неудачу или так и не попробовать?

— Говорят, что всегда лучше попробовать, и даже отрицательный результат – это тоже опыт. Но на самом деле надо, чтобы мудрости хватало не пробовать. Чем взрослый отличается от ребенка? Взрослый осознает границу своих возможностей. Это как раз позволяет не сожалеть ни о чем.

А вообще мужчинам, особенно после 40 лет, не стоит задумываться о том, все ли их поступки в жизни совершены правильно, иначе можно очень сильно «запариться» на эту тему.

- За что и кому вы больше всего благодарны в этой жизни?

— Благодарен отцу за то, что никогда не давал мне советов. Классной руководительнице Алле Борисовне Макаровой – за доброту, за то, что была очень мудрой женщиной, уважала нас, видела в нас, прежде всего, людей. Искренне благодарен своей бабушке. Мы – поколение, выросшее без дедов, которые погибли на войне. Зато бабушки у нас были такие, какие больше не водятся. Супруге… благодарность – это не то слово, которое можно здесь применить. Мне вообще по жизни очень повезло с женщинами – женой, мамой, бабушкой, тещей.

- Если бы у вас была возможность пригласить любого человека на ужин, кто бы это был?

— Я сам, лет в 19. Советов не давал бы, просто послушал себя, чтобы понять, откуда я взялся такой нынешний.