Врач-онколог Егор Шиняков: «Процесс развития онкологической медицины непрерывен»

Врач-онколог Егор Шиняков: «Процесс развития онкологической медицины непрерывен»

Сегодня, 4 февраля, под эгидой Международного Союза против рака, отмечается Всемирный День борьбы с онкологическими заболеваниями. В 2016 году он проходит под девизом «Мы можем. Я могу».


Онкологическое заболевание — это всегда трагедия. Но специалисты уверяют – в настоящее время причины возникновения рака настолько хорошо изучены, что это дает возможность предотвратить появление примерно одной трети новых случаев заболевания. А при обнаружении раковой опухоли на ранних стадиях возможно и полное излечение.

О том, как возникают злокачественные опухоли, каковы возможности ранней диагностики, насколько эффективны современные методы лечения рака, мы поговорили с врачом-онкологом Гатчинской взрослой поликлиники при ГКМБ Егором Шиняковым.

– По данным Минздрава, порядка 2,8 миллиона россиян живут с диагнозом «рак», а ежегодно в России злокачественные опухоли выявляются примерно у 400-500 тысяч человек. Эта статистика, мягко говоря, выглядит удручающе. Откуда вообще берется эта напасть? Есть ли у ученых единое мнение по этому поводу?

– Рак – это так называемое полиэтиологическое заболевание, то есть его возникновению способствует сразу много факторов. Сам механизм возникновения любой злокачественной опухоли известен: нарушение структуры генома ДНК либо генов, отвечающих за рост клетки, ее дифференциацию и развитие, приводит к ее неконтролируемому росту и делению, то есть делает ее злокачественной. А вот причины запуска этого механизма различны. Толчком к этому могут стать и радиация, и воздействие химических агентов (например, производных бензола или нитратов, которые мы получаем с пищей), и хронические воспаления.

Повреждения аппарата ДНК происходят регулярно у всех нас, но в человеческом организме есть специальные компенсаторные механизмы, которые, обнаружив эти повреждения, устраняют их. Но иногда этот баланс нарушается – например, когда повреждений слишком много, или эти компенсаторные механизмы слишком слабы (что часто происходит при хронических заболеваниях).

Снижению функции таких компенсаторных систем могут способствовать некоторые особенности питания, например, обилие животных жиров, недостаток витаминов, растительной клетчатки, употребление алкоголя, табакокурение.

Немаловажен и генетический фактор, когда многие поражения заложены уже на генетическом уровне. В определенный момент возникает сбой в работе генетического аппарата, в ней возникают ошибки, и в итоге образуется опухоль. Степень предрасположенности у людей к таким сбоям может быть разной – у кого-то она высокая, у кого-то низкая, а у кого-то ее нет вообще.

– Какие формы онкологических заболеваний у нас наиболее распространены?

– Вне зависимости от пола, наиболее часто встречаются опухоли желудочно-кишечного тракта, кожи. Часто возникновение онкологических заболеваний связано с половой принадлежностью человека – у женщин чаще всего возникают злокачественные опухоли молочных желез, у мужчин – рак предстательной железы, опухоли легких, желудка.

– В каких случаях может идти речь о полном излечении?

– Злокачественные опухоли очень разнообразны. Даже опухоли одного и того же органа примерно одной локализации и одного размера у двух разных людей по своей структуре, своему течению, своим прогнозам и подходам в лечении по сути являются разными заболеваниями. Но в обоих случаях, чем раньше выявлена опухоль, тем больше шансов на полное излечение. И чем раньше пришел к онкологу человек, тем дольше будет его продолжительность жизни с этим заболеванием, тем выше будет качество его жизни после лечения.

Конечно, у нас есть большие проблемы именно со своевременным выявлением заболевания. Часто бывают случаи, когда к нам обращаются люди с опухолями, которые еще совсем недавно были вполне поддающимися лечению, резектабельными. Но человек ходил с такой опухолью года три, уже понимая, что с ним происходит, но, не решаясь дойти до нас. В подавляющем большинстве таких случаев речь уже идет лишь о так называемом паллиативном лечении, то есть о таком лечении, когда радикальное вмешательство уже не имеет смысла, и речь идет только об облегчении страданий больного и улучшении качества его жизни.

Страх тут очень плохой советчик – все равно придут к нам рано или поздно, но, к сожалению, в таких случаях чаще всего это бывает действительно поздно.

– На что нужно обращать внимание, прежде всего, чтобы избежать такой печальной участи? Тем более, что, как известно, при злокачественных опухолях боль появляется далеко не сразу…

– Действительно, у злокачественной опухоли как таковой боль – далеко не ведущий симптом, хотя бывают и исключения.

На что нужно обращать внимание? На все! На непривычную слабость, постоянно повышенную температуру тела, нарушения пищеварения, появление на коже или под кожей каких-то долго незаживающих изъязвлений, узелков, новообразований, которые увеличиваются в размерах и меняются, на увеличенные лимфоузлы. Также должны вызвать настороженность изменения голоса, осиплость, непроходящий кашель, появление посторонних примесей в естественных выделениях (кровь, слизь).

Возможно, что все эти симптомы и не связаны с онкологией, но все они являются поводом для обращения к врачу, поскольку могут быть признаками различных заболеваний – воспалительных, инфекционных, функциональных. Но – и это важно понимать! – так же могут проявлять себя и опухоли.

В профилактике онкологических заболеваний есть такой момент – все имеющиеся хронические заболевания нужно постоянно наблюдать, обследовать и лечить. Даже не потому, что некоторые хронические заболевания предрасполагают к развитию онкологии, как, например, некоторые воспалительные заболевания кишечника или почек, некоторые виды гастритов, некоторые предраковые заболевания. Дело в том, что симптомы хронических заболеваний могут маскировать симптомы опухоли…

– Что можно сказать о современных методах лечения онкологических заболеваний? Есть ли прогресс в этой области медицины?

– Конечно, прогресс есть. Достаточно вспомнить, что до недавнего времени при большинстве онкологических заболеваний основным методом лечения, влияющим на выживание больного, считался хирургический метод. Сейчас же он стал обязательным, но не единственным методом радикального лечения злокачественных опухолей. Значительно выросла роль химиотерапии, лучевой терапии, таргетной терапии (вариант лекарственной терапии), гормональной терапии, причем в плане возможностей радикального излечения.

Онкологическая медицина не стоит на месте, процесс ее развития непрерывен. Каждый год патентуются, предлагаются, исследуются, вводятся в стандарт новые химические и иммунологические препараты, новые, более эффективные схемы лечения, составленные из ранее известных препаратов.

Перспективы в области онкологии были, есть и будут. Если, например, еще двадцать лет назад диагноз «меланома» считался фактически приговором, то сейчас уже появились методы, которые вызывают стойкие ремиссии у пациентов, продлевают им жизнь и улучшают ее качество.

– Как вы относитесь к тому, что некоторые онкологические больные предпочитают лечиться не в России, а за рубежом? Насколько это оправданно, по-вашему?

– Когда я проходил обучение в онкологическом центре на Дальнем Востоке, наблюдал такое явление, как поездки наших онкологических больных на лечение в Корею. Медицина в Корее развита действительно неплохо – и в плане онкологии, и в плане хирургии. Но есть у корейцев один принцип: если у вас есть деньги, вам никогда не откажут, при этом пообещав вылечить. Это не говорит о том, что они нехорошие люди, просто у них такой подход. А дальше – как только деньги у больного заканчиваются, заканчивается и лечение. Больные продолжают рваться туда, пытаясь все продавать, потому что там их обещали ВЫЛЕЧИТЬ.

Я считаю, бороться с болезнью, конечно, надо. Но при этом нужно взвесить все «за» и «против», ведь в каждом случае все очень индивидуально. Как правило, если в нашей стране пациент был признан неоперабельным, то есть его болезнь неизлечима, то, скорей всего, это так и есть.

Наши врачи ничем не хуже иностранных. Они пользуются теми же стандартами, теми же методами диагностики, теми же методами лечения и практически теми же препаратами. Возможно, наши аналоги зарубежных препаратов менее эффективны или у них несколько больше побочных эффектов, но они у нас в любом случае есть. И в плане химической или лучевой терапии у нас не хуже, чем у иностранцев.

– Что представляет собой медицинская онкологическая служба в Гатчине?

– Онкологическая служба в Гатчине входит в структуру Гатчинской клинической межрайонной больницы. Здесь, во взрослой поликлинике в основном происходит прием пациентов, диагностика и выявление заболеваний, постановка на учет, наблюдение за больными.

Мы стараемся проводить всю схему диагностики заболеваний: берем соскобы, мазки, отпечатки для диагностики заболеваний кожи, изучаем результаты консультаций прежних врачей, отправляем на диагностику, пишем диагностические рекомендации. Затем мы направляем больных в Ленинградский областной онкологический диспансер либо в Ленинградскую областную клиническую больницу. Там пациенты получают полную диагностику, назначение лечения, после чего снова переходят под наблюдение и дальнейшее лечение к нам.

В структуру оказания помощи онкологическим больным входит химиотерапия, которая проводится на базе дневных стационаров местных поликлиник и амбулаторий по назначению Ленинградского областного онкодиспансера либо Ленинградской областной клинической больницы. Также к структуре онкологической помощи в Гатчине относятся паллиативные койки на базе ЦРБ для помощи онкологическим больным. Кроме того, паллиативным больным оказывают помощь участковые терапевты и врачи общей практики. При поликлинике есть операционная, где мы можем проводить иссечения злокачественных образований кожи, делать перевязки или оказывать экстренную хирургическую помощь.

Работа онколога в поликлинике – это не просто выдача направления человеку. Это еще и рассмотрение спорных моментов диагностики, консультации других специалистов, направление на необходимое дообследование к нужному специалисту, лечение, ведение послеоперационных больных.

У каждого человека все проходит индивидуально. Кто-то после операции нормально перенес химиотерапию, и к нам приходит уже только за справками. Но часто бывают и осложнения после операции, которые, скажем, не требуют хирургического вмешательства, но нуждаются в амбулаторном лечении – какие-то инфекционные осложнения или осложнения, связанные с функциональным характером, питанием, пищеварением, многое другое. Всем этим мы и занимаемся…

– Есть ли у нас какие-то программы, которые позволяют провести индивидуальный скрининг онкологических заболеваний?

– У нас есть, прежде всего, диспансеризация, которая, в первую очередь, направлена на выявление любых хронических заболеваний. Например, во время диспансеризации все проходят флюорографию – это и есть скрининг опухолевых заболеваний легких и средостений. Фиброгастроскопия (ФГДС) выявляет проблемы пищеварительной системы.

Женщины после сорока лет должны обязательно проходить маммографию не реже, чем раз в два года. Если маммография выявляет какие-то проблемы, например, мастопатию, то женщину могут поставить на учет и расширить спектр обследований, включив, например, УЗИ молочных желез, дополнительные осмотры. Вне зависимости от того, есть у нее опухоль или нет, такая женщина берется под наблюдение. Ей оказывается консультативная помощь, даются рекомендации, выписывается назначение в зависимости от течения процесса.

В рамках диспансеризации все сдают тот же общий анализ крови, который может, например, выявить анемию. А анемия, в свою очередь, как известно, может быть единственным синдромом злокачественной опухоли желудка или кишечника, которые проявляют себя впервые именно так.

Необходимо прислушиваться к своему организму, особенно если в нем начинают происходить какие-то изменения. Недаром говорят, предупрежден – значит, вооружен! Нельзя отмахиваться от возникающих проблем, полагая, что «само пройдет», ведь речь идет не о чьем-то чужом здоровье, а о вашем! Не нужно избегать визита к врачу из-за страха перед большой очередью.

Обращайтесь к медикам вовремя. Не надо ждать месяц, год, два или три, пока не приведут в больницу за руку родные, а ведь именно так, к сожалению, часто и происходит. И речь идет, как правило, уже о поздних стадиях заболевания…

– Благодарю вас за такой интересный и важный разговор. Надеюсь, он для многих послужит толчком к более бережному отношению к самим себе и своим близким.