Лариса Пункина: «Про меня говорят: «Человек с земли»

Лариса Пункина: «Про меня говорят: «Человек с земли»

Депутат Законодательного собрания Ленинградской области Лариса Пункина, долгое время руководившая Коммунаром, в личной беседе рассказала, что заставило её полюбить химию, почему не поехала на Кубу (хотя предлагали) и как отдыхает душой.


- Лариса Максимовна, по традиции начнем с истоков – откуда вы родом? Расскажите о своей семье.

— Родилась я в Белоруссии – в городе Жлобин Гомельской области. Мама работала на железной дороге, папа был токарем. У нашей семьи было большое домашнее хозяйство – куры, гуси, утки, свиньи, коровы и огород. С детства я с братом и сестрой была приучена к работе. Редко когда удавалось просто погулять с друзьями.

У моего отца была тяжелая судьба – бедное детство, война, подростком прошел пять концлагерей. В последнем его чудом спас французский доктор, такой же заключенный. Именно поэтому для него самым главным было, чтобы семья не голодала. А для этого мы все много трудились. Когда остальные соседи могли только мечтать о телевизоре, в нашей семье он уже был. Зимой отец плел корзины на продажу, мы ему помогали. На вырученные деньги он купил маленький телевизор. К нам вся улица ходила его смотреть.

- Какие воспоминания у вас остались из детства?

— Глядя, как родителям приходится трудиться от зари до зари на работе и дома, всегда хотела достичь положения, которое бы позволило работать не с такой нагрузкой. Еще из детства отчетливо помню эпизод в магазине, когда попросила маму купить мне конфет – сто граммов подушечек за десять копеек, а она сказала, что у нее нет денег. Решила тогда, что зарабатывать буду столько, чтобы хватало на желанные покупки.

По большому счету, все задуманное удалось осуществить. Но огород все-таки у меня есть. Каждый год обещаю себе, что не буду больше делать грядки, и все равно занимаюсь посадками. Отдыхаю душой, когда расцветают цветы. У меня посажено около ста тюльпанов на дачном участке.

- Ваша юность, имею в виду возраст с 13 лет, пришлась на закат эпохи «хрущевской оттепели» и начало эпохи «брежневского застоя». Какие настроения были тогда в обществе?

— Вся эта верховная политика шла мимо нас. В Белоруссии до сих пор не принято повсеместно обсуждать работу чиновников и депутатов. Люди порой даже не знают, кто руководит их городом, селом или целым районом, и не ругают власть. Люди ей верят. Раз так сделано, значит, так и нужно. В людях воспитано уважение к занимающим руководящие должности. По сей день, когда приезжаю к родственникам в гости, слышу только разговоры про работу, дом, друзей, увлечения и прочее.

После переезда в Коммунар долгое время также не интересовалась работой поселкового совета. Работают люди – и пусть работают. Уже после моего избрания главой администрации каждый поход на почту или в любое другое присутственное место сопровождался «общественными слушаниями», постоянно приходилось вступать в полемику с жителями. У нас люди сильнее интересуются политикой.

- Расскажите, как из города Жлобина вы попали в Коммунар?

— Это был долгий путь. После восьмого класса моя тетя предложила поступить в Гомельский политехнический техникум. Стоит отметить, что я очень любила и до сих пор люблю математику. Могла решать задачки день и ночь. Сопромат, теоретическая механика, детали машин – любимые предметы. Поэтому слово «политехнический» сыграло свою роль.

Письменный экзамен по математике сдала без проблем. На устном попался заведомо «провальный» билет, где в одной из задач не была указана одна из величин. Экзаменатор хотел уже ставить двойку, а я принялась спорить. Сказала – решите сами, тогда соглашусь с оценкой. В результате мне дали другой билет.

Через некоторое время домой пришло письмо, в котором говорилось о моем зачислении. Это сейчас дети сами принимают решения относительно своей учебы и жизни в целом, а тогда только родители могли дать добро или не дать. Отец отпустил меня учиться, и я переехала в Гомель.

- И погрузились в любимый мир математики?

— К сожалению, нет. Техникум специализировался на целлюлозно-бумажной промышленности, поэтому меня ждал целый букет «химий»: химия целлюлозы и древесины, органическая, неорганическая, коллоидная, аналитическая… Химию откровенно не любила, но чувство ответственности не позволило отступить, поэтому пришлось выучить все и «на отлично».

Окончила техникум с отличием с присвоением квалификации техника-технолога. Решила не поступать сразу в институт. Вместо того, чтобы остаться в Гомеле, зачем-то распределилась на Михайловскую бумажную фабрику в Свердловской области.

Через год, не отработав положенных трех лет, поддавшись уговорам отца, который хотел, чтобы его дети имели высшее образование, получила направление в Ленинградский технологический институт целлюлозно-бумажной промышленности и уехала.

- На этот раз поступление прошло спокойно? Без «провальных» билетов?

— Да, но пока сдавала экзамены, все равно умудрилась со всеми поспорить.

Помню, во время приемной комиссии ректор спросил меня, справедливо ли поступать в институт, не отработав на фабрике положенный срок, и занимать чье-то место? Вместо того, чтобы промолчать, встала и «…Остапа понесло». Конечно, мне было обидно: набрала 24 балла из 21 необходимого, окончила техникум с отличием, а меня стыдят. В общем, высказала все, что думаю. Ректор потом со мной в коридорах здоровался.

- Откуда в вас это обостренное чувство справедливости?

— Не знаю. Но не люблю неправду и всегда говорю, что думаю. Это качество до сих пор порой мне мешает, но по-другому не могу.

В институте был такой случай. Меня рекомендовали в состав группы учащейся молодежи, которая должна была отправиться на форум на Кубу. Но предупредили: не упоминать, что отец прошел концлагеря. Посчитав это страшной несправедливостью – ведь он был подростком и столько пережил , сразу же рассказала все комиссии. Так на Кубу и не съездила.

В другой раз, когда собирали стройотряд для поездки в Германию, тоже молчать не стала, но меня все-таки взяли.

- Расскажите, как проходили ваши студенческие годы?

— Окончила первый курс с отличием, на втором дали Ленинскую стипендию. Ее могли присвоить только одну на весь факультет и только за отличную учебу. Не хотелось лишиться стипендии в сто рублей, когда родители получали за месяц около 65-ти, поэтому до конца института сдавала все предметы только «на отлично».

Ленинская стипендия также обязывала заниматься общественной работой, поэтому стала председателем профсоюзного бюро факультета, ввели в комитет комсомола.

После окончания института собиралась переезжать в Братск. Диплом защищала по очистке рекуперации вторичных промышленных выбросов, основываясь на промышленном производстве, которое развернулось в Братске. Кстати, дипломная работа была признана в том году лучшей в Ленинграде.

Но жизнь внесла свои коррективы. Я заболела, и о переезде в Братск пришлось забыть. Съездила в санаторий, а потом на распределении выбрала Коммунар, который считался «блатным» местом. Так с 1978 года живу и работаю в ставшем уже родным городе.

- Коммунар рос и развивался у вас на глазах. Когда впервые появилась мысль, что вы могли бы повлиять на его развитие?

— Если честно, вообще не было такой мысли. Отработала год мастером на бумажной фабрике, директор попросил возглавить комсомольскую организацию. Не хотела соглашаться, но мы договорились с директором Анатолием Ивановичем Ивановым, что если наша комсомольская организация станет лучшей в Ленинградской области, он отпустит меня с этой должности.

Сначала вместе с комсомольцами мы строили помещение для проведения танцевальных вечеров, затем – бассейн. Работали строго по графику – по выходным и после работы. У нас были хорошие показатели, и через три года мы действительно стали лучшими. Валентина Матвиенко приезжала на фабрику и торжественно вручала нам знамя.

Перешла работать в отдел ОТК, ушла в декрет. Когда вернулась, мое место уже было занято. Сначала была заместителем председателя профкома, потом его председателем, начальником отдела поставок, руководила отделом сбыта, работала на должности заместителя директора фабрики по сбыту и внешнеэкономической деятельности предприятия. Потом перешла в коммерческую структуру.

- В 2000 году вы были избраны депутатом Коммунара и возглавили депутатский корпус, в 2004 году были избраны главой администрации города Коммунара. Почему решили сменить поле деятельности?

— Было принято коллективное решение, что депутатами городского совета должны быть руководители различных организаций, работающие с гражданами, которые понимали бы их проблемы.

Это была абсолютно новая для меня работа, которая требовала большой душевной отдачи, времени, получения новых знаний и многого другого. Синдром отличника способствовал тому, что Коммунар был всегда на передовых позициях по многим показателям в регионе. Мы стали первым городом, где началась программа переселения из аварийного жилья, программа капитального ремонта, замена лифтов и многое другое.

- После такой активной деятельности, как вам работается в Законодательном собрании? Все-таки законодательная власть и исполнительная значительно отличаются друг от друга.

— Первое время скучала по работе главы администрации. Параллельно приглядывалась к работе областных депутатов. Постепенно освоилась и начала задавать вопросы, порой неудобные для многих. Если беру слово, то выступления всегда получаются очень эмоциональными. Про меня говорят «человек с земли», имея в виду, что знаю, каково это – работать чиновником первого уровня.

- И каково это?

— Сложно – и эмоционально, и физически. Муниципалов никто не жалеет. Это очень ответственная и неблагодарная работа, потому что все шишки летят всегда на них, как со стороны простых жителей, так и со стороны вышестоящей власти.

- Вы являетесь депутатом ЗАКСа почти 2,5 года. Можете ли назвать законодательную инициативу, которой по-настоящему гордитесь?

— Вместе с единомышленниками смогли отстоять административные комиссии на первых уровнях. Понимаю, что необходимо закрывать те комиссии, которые не функционируют должным образом, но полностью убирать комиссии и в районе и на первом уровне нельзя.

- Чем вы любите заниматься в свободное время?

— Когда работала главой администрации, свободного времени не было вообще. Сейчас немного появилось. Недавно подарили книгу «300 лет правления Романовых». Читаю с удовольствием. Заинтересовалась историей Гатчины.

С подругами любим ходить на концерты. Раньше в дни рождения собирались вместе за одним столом большой компанией, теперь решили отмечать эти праздники походом в театр.

- Любимый сезон года?

— Когда за окном метет метель.

- Если бы у вас была возможность пригласить любого человека на ужин, кто бы это был?

— С удовольствием пообщалась бы с Петром Аркадьевичем Столыпиным и Александром III, которого многое связывает с Гатчиной.

- Спасибо за беседу.