Деревня Раболово: наследие старой усадьбы

Деревня Раболово: наследие старой усадьбы

Деревня Раболово (фин. Rapala) расположена в северной части Елизаветинского сельского поселения. Расстояние от нее до административного центра поселения, поселка Елизаветино, – восемь километров. Если у вас нет своей машины, в деревню Раболово попасть будет затруднительно. Конечно, можно попробовать проехать туда на школьном автобусе от Елизаветино, но тогда придется дожидаться вечера, чтобы уехать обратно.


А побывать здесь стоит хотя бы потому, что в Раболово расположен уникальный архитектурно-исторический памятник – бывшая усадьба Ивана Егоровича Старова, знаменитого русского зодчего, соорудившего Троицкий собор в Александро-Невской лавре, Таврический дворец, дачные дворцы в Тайцах и Сиворицах и многие другие архитектурные шедевры.

Мыза помещика Старова

В 1784 году супруга архитектора Ивана Старова, Наталья Григорьевна Старова (урожденная Демидова), приобрела деревню Рабалову (Раполову, Голятицы) с небольшой усадьбой, устроенной в 1740-е годы. К северу от деревни были ключи, что дало возможность создать искусственные пруды и протоки.

Усадьбу назвали «Колодези» – по деревне, расположенной неподалеку. На большом усадебном участке разместились господский дом и службы. С востока к ним вела длинная подъездная аллея, обсаженная деревьями. К западу от строений в лесном участке распланировали парк, пересеченный дорожками.

Семья Старовых владела усадьбой 65 лет. В 1850 году «Колодези» были проданы Николаю Ивановичу Пейкеру, члену Экономического общества. При нем усадьба преобразилась. Деревянные постройки заменили каменными. Новый усадебный дом был выполнен в стиле «английских коттеджей» – загородных домов зажиточной буржуазии с живописными силуэтами ломаных кровель. Очень живописно выглядели служебные постройки – они были сложены из дикого камня, схваченного известью, в которую вкраплена мелкая галька, с углами и проемами, обведенными кирпичом. В парке были высажены лиственницы, липы, вязы, ясени, клены.

В 1899 году имение было передано Петербургскому губернскому правлению для размещения в усадьбе детского приюта имени Александра III. К настоящему времени от него остались лишь фрагменты сада со старинными вязами и единственный пруд. Сохранился и барский дом, правда, в полуразрушенном состоянии. Также осталось несколько служебных построек (ледник, амбары, ферма), сохранивших уникальную мозаичную кладку.

Современное Раболово

Раболово в наши дни – деревня небольшая: пара десятков частных домов и три муниципальные двухэтажки. Вокруг – бывшие совхозные поля и лес. Вы не найдете здесь шикарных дачных особняков, но каждый домик ухожен и приспособлен не для временной, дачной, а для постоянной жизни. Все дома в Раболово выстроились в основном вдоль новенького шоссе. Примерно в середине деревни дорога разветвляется. Одна из ее ветвей плавно огибает небольшой жилой сектор и снова сливается с главной дорогой, ведущей на деревню Фьюнатово Сяськелевского поселения.

О том, чем живет современное Раболово, нам рассказали сразу два старосты – председатель совета старост Елизаветинского поселения Владимир Ткаченко и староста самого Раболово Наталья Соломатина. Кроме Раболово, Наталья Вячеславовна опекает еще две деревни – Ознаково и Колодези. Все три плавно переходят одна в другую, по сути, представляя собой одно деревенское сообщество.

Наталья Вячеславовна – родом из Мурманска, а в Раболово живет с 1987 года, когда в здешних местах был еще жив и даже вполне процветал совхоз «Дружба». Процветало и само Раболово. В той, еще советской деревне, для жизни было все – две школы, детский сад, магазины, амбулатория, аптека.

В 90-х годах совхоз распался. Остатки былой роскоши сохранились до сих пор – в виде заброшенных полей вокруг деревни, остатков фермы и подсобных помещений. Вдоль дороги неподалеку от муниципальных домов стоят руины, бывшие некогда добротными совхозными бараками. –

— Растащили все по кирпичику. И совхоз-то весь растащили, не то, что эти бараки… – грустно замечает староста.

Пока осматриваемся вокруг, житель деревни Виктор Васильевич пришел рассказать о наболевшем, о деревенском электричестве.

– Мой дом – самый последний в деревне. Подстанция у нас очень слабая, до меня электричество не доходит, – жалуется он. – Живу на трех фазах, и все они разные. Возникает перекос в подаче электричества, постоянно приходится переключать с фазы на фазу…

Такая ситуация с электричеством – не у него одного. Электросеть в деревне очень старая, провода часто обрываются, и тогда их чинят всем миром. Муниципальным домам повезло больше – проводку в них меняет жилищно-коммунальная служба. Несколько лет назад всей деревней собрали подписи и подали заявку на увеличение мощности. Но на профильном предприятии начались кадровые перемены, и все заявления …пропали. А там и программа закончилась, в которую деревня должна была войти…

Будет транспорт – будет деревня жить!

Раболово – деревня, которую любят ее жители. Как говорит Наталья Соломатина, народ здесь сплоченный и активный. Если нужно, все собираются на субботник, даже ребятишки выходят. Здесь их родной дом и постоянное место жительства, только вот полноценно жить пока не получается. Деревня небогатая и отсутствие общественного транспорта переживает очень болезненно.

Как рассказала Наталья Соломатина, когда-то автобусы были – утром, днем и вечером. Потом удалось выбить четвертый рейс – для школьников (ближайшая школа – в Жилпоселке). В итоге он один и остался, и приходит лишь утром да вечером.

В Раболово и окрестных деревнях, помимо пенсионеров и семей с детьми, живет и трудоспособное население. Работа в поселении, как выясняется, есть. Работает ферма в деревне Жабино. В Елизаветино действует швейное предприятие под руководством Владимира Ткаченко, и вакантные места на нем есть (по словам Владимира Владимировича, его производство рассчитано на 15 человек, а работают на нем всего четыре). Вот только добираться до работы трудновато без своей машины.

По словам Натальи Вячеславовны, если поедешь в больницу, то обратно уже пешком идешь или на попутках добираешься. Если нет своего автомобиля – не отвезти ребенка в детский сад в Елизаветино. Вот и получается, что раболовские мамы вынуждены сидеть дома с малышами, отказываясь от работы. Секции и развлечения для детей недоступны по той же причине, а в самой деревне заняться им совершенно нечем.

– Без машины отсюда просто не вырваться! – говорит она. – Я столько лет хожу по разным инстанциям, пытаюсь выпросить хотя бы еще один автобус, но нас не слышат. Молодежи у нас всегда было много, но она уезжает отсюда – делать здесь нечего, перспектив никаких. Из всей инфраструктуры – магазин да небольшая волейбольная площадка, сделанная пару лет назад нашими же руками…

Староста считает, что именно эта проблема – главная в деревне: нет общественного транспорта – не может быть и развития. Возникает замкнутый круг: без транспорта страдают жители, уезжает молодежь, пустеют деревни. Чем меньше остается людей в деревне, тем меньше шансов, что транспорт дадут, потому что это нерентабельно для частных перевозчиков.

Наталья Соломатина уверена: если бы в Раболово пустили дополнительный рейс, хотя бы объединив и чуть продлив уже существующие 523 и 523А, идущие из Гатчины, – этот автобус не шел бы пустым. Во всех деревнях на пути этого маршрута можно было бы набрать достаточно пассажиров, тем более летом, когда людей становится в два-три раза больше.

– Будет транспорт – будут люди приезжать сюда, покупать дома, строиться на земле, – говорит Наталья Вячеславовна. – Будет деревня жить.

Поговорим о хорошем?

– Ну что, о плохом рассказали? Давайте о хорошем? – говорит Владимир Ткаченко. Старосты с гордостью показывают заасфальтированную в 2015 году территорию вокруг муниципальных домов, детскую площадку – результат сотрудничества с властями Елизаветинского поселения. Как рассказал Владимир Ткаченко, несколько лет назад на общем собрании в администрации поселения старосты приняли решение выделяемые им ежегодно деньги (порядка 100 тысяч рублей) отдавать на усмотрение местных властей. Объединяя их с бюджетными деньгами, администрация с большим эффектом проводит запланированные в поселении работы.

В 2016 году появилась новенькая дорога через Раболово – плод совместных усилий администрации и депутатов поселения и областного дорожного хозяйства. Буквально на наших глазах в деревне в этот день сооружали две остановки для автобуса.

Кроме того, власти поселения твердо пообещали решить к концу 2016 года проблему с электросетями. Как нам подтвердил заместитель главы администрации Елизаветинского поселения Олег Гаманок, до 31 декабря 2016 года будет проведена плановая полная реконструкция электросетей в деревнях Раболово, Колодези и Ознаково. Причем, это будет именно комплексная реконструкция, подразумевающая также замену трансформаторов.

Надеются в Раболово и на скорую газификацию, которую обещали начать в 2017 году. По словам Владимира Ткаченко, в областную программу газификации вошли четыре деревни – Раболово, Ознаково, Колодези и Березнево. И проект вроде бы уже есть, вот только реализация его ни от населения, ни от местной администрации не зависит – ждут решения вышестоящих инстанций.

Самый больной для деревни Раболово вопрос остается пока в подвешенном состоянии. Как рассказал нам Олег Гаманок, решение транспортного вопроса находится в компетенции районной администрации. В прошлом году район провел мониторинг, и он оказался не в пользу деревни Раболово, изменившись лишь в летнее время, когда в деревнях много дачников.

– Учитывая, что эти автобусные рейсы коммерческие, решить этот вопрос пока сложно, – говорит Олег Анатольевич. – С точки зрения социальной вопрос закрыт – школьники могут ездить в школу и обратно. С точки зрения коммерческой – вопрос пока рассматривается… Мы всегда стараемся идти от проблемы к проблеме. Возникла проблема с местными дорогами – решаем ее, затем переходим к следующей проблеме – к остановкам, потом к освещению. А там, надеюсь, и черед автобусов настанет…

Нужен хозяин!

Ближе к окраине деревни, вдоль шоссе, можно увидеть остатки барской усадьбы. Большая часть ее – вместе с подсобными строениями, погребами и старинными деревьями – укрывается за решетчатой оградой частных владений. Новые хозяева построили здесь уже целые усадьбы – современные, просторные, но и «стариков» не обижают, сохраняя их в отличном состоянии. Пусть пока через ограду, но старинные строения можно без труда разглядеть и порадоваться их целостности.

Вот только старый барский дом стоит один, как перст, заброшенный и, похоже, никому не нужный.

– Появился бы у усадебного дома хозяин, он бы и здание отреставрировал, и пруд бы расчистил, а администрация поселения помогла бы ему, – говорит Владимир Ткаченко. – А там, глядишь, и автобус появился бы – возить не только местных жителей из дома на работу и в детский сад, но и туристов сюда, в Раболово. И эта деревня снова стала бы оживленным центром, как в прежние времена, и может быть, даже со своим собственным музеем.