Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко…

Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко…

Со страниц личного дела на меня глядит «мужичок с ноготок». Крепкий, по всему видно подвижный, с житейской смекалкой. По понятным причинам мы не можем показать вам фотографию маленького героя, назвать его настоящие имя и фамилию.


В отличие от некрасовского «мужичка с ноготок» серьезного и ответственного мальчугана из многодетной семьи, которого отец с детства приучал к труду, Максимка (назовем его так) своим биологическим родителям был вообще не нужен. Детство его сразу не сложилось. Мальчик родился, когда мама отбывала наказание в колонии. За колючей проволокой сделал первые шаги, научился говорить, пошел в детский сад.

Когда мама освободилась, малышу не стало светлей и радостней. Ведь в жизни его мамы были и алкоголь, и другие вредные привычки. А еще драки и много мужчин. В первые годы жизни мальчик испытал столько всего, что не каждому взрослому выпадет испытать.

Периодически жизнь мамы Максимки складывалось так, что у нее либо ребенка нужно было забирать насовсем, либо на время помещать в приют. Она выбирала последний вариант. И, не имея статуса сироты и оставшегося без попечения, большую часть раннего детства мальчик скитался по приютам. Видел только жизнь в казенном доме или ту, что вела его мама. В итоге, в четыре-пять лет, он уже был маленьким взрослым: очень переживал за маму, любил ее и по-своему заботился о ней. Максимка сбегал из дома, когда жил с другими родственниками, и искал маму по притонам.

Найденная в очередной раз мама помещала мальчика в приют «в связи со сложившейся ситуацией». И как-то раз во время его пребывания в приюте умерла. Максимка остался, говоря юридическим языком, без попечения родителей. Так как в свидетельстве о рождении в строке «отец» у мальчика был прочерк, ребенок попал в поле зрения органов опеки.

Сотрудники комитета по опеке и попечительству Гатчинского муниципального района стараются каждому ребенку найти семью, где ему будет комфортно, где он сможет не только найти домашний уют, но и развиваться.

«Чтобы устроить Максимку, мы пошли к нему в приют знакомиться. Нам сообщили, что мальчик очень сложный, имеет задержку в развитии, гиперактивный – не может усидеть на месте, сосредоточить внимание», – рассказывает председатель районного комитета по опеке и попечительству Ольга Андреева. – В его случае педагогической запущенности удивляться не приходилось. Ведь никто с ребенком никогда не занимался. Мальчик в своей жизни видел много негатива. То, что в его понимании было хорошим, в нашем, общепризнанном понимании, граничит с неблагополучием».

Он многое рассказал из своего недетского прошлого. От услышанного из уст 6-летнего ребенка волосы на голове шевелятся. Малыш мог свободно перемещаться по городу, знал все злачные места. «Я пошел к алкашу Вовке. Смотрю, мамы там нет. Думаю, где же она, – спокойно вспоминает Максимка. – Я ее искал у церкви. Там ее нет, пошел в другое место, там тоже нет. Я был так зол. От злости даже хлопал дверью».

В приюте предупредили, что Максимку, скорее всего, не получится устроить в семью. Предлагали положить его в психиатрическую больницу и провести обследование.

Зная весь город, он действительно находиться в приюте не хотел. Сбегал ранее, и говорили, что вновь сбежит, что склонен к бродяжничеству, поэтому в семье он не удержится.

Специалист опеки, занимавшаяся устройством Максима, навещала его несколько раз. По ее мнению, мальчишка необыкновенный – сообразительный, словоохотливый, большой фантазер. «Что ты хочешь, чтобы тебе привезли? – Планшет. – Не разрешат. – Мобильный телефон. – Нельзя. – Ладно уж, тогда машину. – А кем хочешь быть? – Полицейским. – Каким? – Ну, конечно, боссом полицейским».

«Мы были в него все влюблены, – рассказывает Ольга Владимировна. – Стали подбирать кандидатов, кто бы мог Максимку принять в семью. Несколько семейных пар отказались от него еще на стадии заочного знакомства. Мы не скрываем прошлого детей, будущие родители должны знать, с чем они будут сталкиваться, и чем это обусловлено. Любой ребенок, оставшийся без попечения, не простой, у него есть сложности, и родители должны понимать, почему эта сложность возникла. Получившие направление на личное знакомство в итоге от Максимки тоже отказались».

И тут на гатчинскую опеку неожиданно вышел кандидат из другого города. Сотрудники службы опеки связались с региональным оператором, который занимается этим вопросом. Оказалось, есть такой кандидат – очень активная, эмоциональная женщина (назовем ее Светлана). Ей как раз нужен такой, как Максим, эмоциональный ребенок.

Светлана приехала, познакомилась с анкетой и сразу, не раздумывая, приняла решение – нужно идти знакомиться. Ее вывод однозначный – это ее ребенок. Они очень похожи. Максимка внешне напомнил ей ее саму в детстве. И отчество у Максимки оказалось, как имя ее мужа.

«Ритм моей жизни бурный. Сама не могу сидеть на месте. И мечтала о ребенке, который будет жить со мной в одном ритме», – признается Светлана. Она довезла необходимые документы, оформила опеку и увезла Максимку в центральную часть России. Так сложилось, родившись в колонии, где находилась его мама, Максим уехал в новую семью именно в тот город, что записан в свидетельстве о рождении.

Специалисты службы опеки продолжают созваниваются с ними. «На детской площадке невольно сравниваешь детей. Своим сыном я горжусь, он воспитанный», – говорит Светлана. А сначала ведь Максим заявил, что собирается уезжать обратно в Гатчинский район. Так дети часто делают, провоцируя приемных родителей, проверяя их любовь, искренность чувств, привязанность.

Средний возраст кандидатов в приемные родители – около 40 лет и старше. Максимкина мама человек творческой профессии, успешно реализовавший себя в любимом деле. Вместе с мужем она уже давно приняла решение взять ребенка в свою семью. Но в ее городе очередь на усыновление такая, что дождаться нереально. Так случилось, что мама и сын нашли друг друга за тысячу километров.

«Мне с вами повезло. Я не знал, что так можно жить», – рассуждает Максим.

В первое время, как правило, ребенок старается показать, какой он хороший. Потом идет период адаптации. Все сложности, которые у ребенка были в жизни, он проверяет на новых родителях. Формирует привязанность к родителям. Проверяет, насколько ему надежно в новой семье. Может ли он им довериться, быть самим собой. И в случае проблемы, смогут ли они его понять, помочь и простить.

Прошло три месяца. У Максима и его родителей сейчас очень сложный период. Но они справляются. Будем надеяться, что у них все сложится хорошо.