«По всем нам тюрьма плачет…»

«По всем нам тюрьма плачет…»

В октябре 2016-го года в полицию пришла молодая женщина. Заявление, с которым она пожаловала, заставило правоохранителей вздрогнуть: «У нас на даче в Строганово зарыт труп».


Следственно-оперативная группа выдвинулась на место происшествия – и обнаружила труп мужчины, закопанный под бетонным кольцом, имитирующим колодец. Труп в земле пролежал примерно месяц. Помимо явных признаков насильственной смерти на теле имелись характерные следы неудавшегося расчленения. Следственным отделом по г. Гатчине следственного управления Следственного комитета РФ по Ленинградской области по факту убийства было возбуждено уголовное дело.

Личность трупа и обстоятельства происшедшего установили быстро. Выяснилось, что убитый – 56-летний житель Гатчины Юрий Г. Экспертиза показала, что причиной его смерти послужили множественные колото-резаные ранения живота, шеи, осложнившиеся массивной кровопотерей. Кроме того, при жизни пострадавшего сильно били по лицу, сломали ребра. После смерти его пытались расчленить: все тело было покрыто рублеными и резаными ранами от ножа и топора. Судебно-химическое исследование обнаружило в мышце и почке от трупа этиловый спирт в концентрации, которая у живых лиц обычно соответствует легкой степени алкогольного опьянения.

Женщина, заявившая в полицию, дала свидетельские показания.

…В сентябре она с матерью поехала на дачу в Строганово, в садоводство «Горисполком № 3». Туда ей стал названивать ее знакомый – Юрий Г., который, в конце концов, и сам к ним заявился – с пол-литровой бутылкой водки. Все втроем расположились на кухне и распили водку. Юрий сходил в магазин, принес еще две поллитровки и закуску. Застолье продолжилось, но на водку в большей степени налегал гость. К вечеру он распоясался – стал оскорблять женщин, тушил окурки о поясницу дочери, угрожая ее убить, а мать изнасиловать. Тут мать не выдержала и позвонила своему сыну Вове – пожаловалась на поведение незваного гостя. Она знала, что сын этого Юрия терпеть не может и однажды уже избивал (и драка тогда могла закончиться фатально: как сам Владимир позже признавался, если бы его в тот раз не оттащили, он бы Юрия, как пить дать, убил).

Сын, выслушав материнские жалобы, отправился на дачу. По пути выпил две бутылки и три банки пива. В Строганово он прибыл уже в темноте. В доме мать, сестра и Юрий сидели за столом – пили водку. Владимир сначала присоединился, но через некоторое время мать попросила его выставить гостя вон. По-хорошему не получилось – началось рукоприкладство. Первый удар нанес Владимир. Из кухни драка переместилась на веранду, Юрий свалился, и Владимир стал бить его ногами. Мать с дочерью пытались его оттащить, но безуспешно. В какой-то момент он остановился сам, пошел на кухню и взял со стола нож с коричневой деревянной ручкой. Увидев это, сестра преградила ему дорогу, но он велел уйти – «…а то возле него ляжешь!». Испугавшись, она отошла в сторону. Вова подошел к Юрию, взял его за подбородок и резанул по шее. Хлынула кровь. При виде крови сестру затошнило, и она ушла в комнату. А когда через несколько минут вернулась, по полу веранды растекалось море крови. Брат произнес: «Ты еще не сдох?» и нецензурно выругался. Далее, судя по звукам, он продолжал бить полуживого противника, и сестра снова вышла вон.

…Из показаний матери следует, что происходящего она, практически, не видела, потому что не может смотреть на насилие. Когда началась драка, она скрылась в комнате. Разглядела только тот момент, когда сын взял со стола кухонный нож, а через некоторое время он заглянул к ней и сообщил, что убил Юрия – следы крови и труп уберет позже. Потом пошел на кухню и выпил водки. Мать на веранду не совалась. Владимир же, закончив кровавое дело, пошел в магазин и купил три бутылки водки и три бутылки пива…

Наутро он вымыл на веранде пол, вынес труп и закопал его на участке – между проезжей частью 2-й линии и их дачным домом. На месте захоронения поставил бетонное кольцо для колодца, которое полностью заполнил грунтом, снятым со всего участка. Сестра наблюдала эту процедуру, собирая в саду яблоки. А что ж – конец сентября, самое время снимать урожай.

Примерно через неделю брат с сестрой снова приехали на дачу. Владимир произвел более тщательную уборку на веранде и при этом нашел клинок без рукоятки. Видимо, это и являлось орудием убийства: лезвие было в крови, он целенаправленно его искал. А найдя, выкинул вместе с другими окровавленными вещами.

Сестру стали терзать муки совести, страх и раскаяние. Она завела разговоры о том, что хочет сообщить обо всем в полицию. Родственники же предложили другой план: объявить ее убийцей, перерезавшей горло мужчине в качестве самообороны. Мол, он набросился – ты защищалась. Брат настаивал на этой версии. Между матерью и дочерью велись телефонные дебаты, которые дочь записывала на диктофон. Следствие сделало стенограмму этих разговоров. Содержание их сводилось, примерно, к следующему:

- Зачем Вова его убивал?

- Правильно он сделал. Я согласна. Таких идиотов в этой жизни не должно быть. Хватит.

- Я не знаю, как жить… Я пойду сейчас к участковому сама.

- Тюрьма по нам плачет по всем.

Ситуация неоднократно обсуждалась в семье – за бутылкой. Сестра жаловалась, что не может спать после случившегося. Жена Владимира приняла сторону мужа. Она вошла в курс дела и поняла: ее супруг ради своей сестры убил человека, а та хочет на него донести. Нехорошо… И женщина сработала на опережение: позвонила в Войсковицкий отдел полиции и сказала, что в Строганово произошло убийство. А именно, что сестра её мужа зарезала некоего мужчину и закопала его на участке. Заявительница была сильно пьяна. Позже, переговорив с супругом, она отказалась от своих слов, сообщив в полицию, что ошиблась.

Переубедить сестру не удалось: она все-таки пошла в полицию. Владимира К., 1968 года рождения, проживающего в Войсковицах, женатого, со средним образованием, малолетних детей на иждивении не имеющего, официально не работающего, не судимого, задержали. Ему предъявили обвинение по части 1 статьи 105 УК РФ – убийство, и заключили под стражу. Допрошенный в качестве обвиняемого, он начал упорно излагать свою версию: сестра прирезала Юрия, пока сам он ходил в магазин за водкой. За это он накричал на нее, даже угрожал «положить рядом», и потом они вместе закапывали труп. Позже фигурант замолчал; вину свою в совершении убийства не признал и показания давать отказался, воспользовавшись 51-й статьей Конституции РФ.

По заключению комиссии экспертов, Владимир К. никаким болезненным состоянием психики не страдает. На учетах не состоит. В период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, гражданин К. находился в состоянии простого алкогольного опьянения, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Признаков алкоголизма или наркомании у него не имеется.

Однако совершил же убийство – то есть умышленное причинение смерти другому человеку. По данным следствия, гражданин К. нанес жертве кулаками и ногами несколько ударов в голову и, в общей сложности, не менее двадцати пяти ударов ножом в шею, в живот и по левой кисти, которой Юрий пытался защищаться. После совершения убийства, с целью сокрытия следов преступления, гражданин К. принял меры к расчленению трупа, но эта попытка не увенчалась успехом – не так-то просто оказалось разделать человеческое тело. Даже для бывшего рубщика мяса – такова одна из неофициальных профессий обвиняемого. Кроме этого, он был грузчиком, охранником на автостоянке, работал на деревообрабатывающем предприятии и в столовой. Столовая в Новом Учхозе была единственным официальным местом трудоустройства.

Бывшая сожительница убитого выступила в качестве потерпевшей – родственников у него нет. По ее словам, по характеру он был мягким, добрым человеком – когда трезвый. В состоянии алкогольного опьянения начинал вести себя буйно, мог внезапно ударить человека, оскорбить, его тянуло на приключения. Юрий Г. проживал в Гатчине на Хохловом поле, судим не был.

В качестве обстоятельства, смягчающего ответственность, следствие признало аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления. Алкогольное опьянение, в котором находился убийца, считается отягчающим обстоятельством.

По окончании предварительного следствие, длившегося полгода, дело было передано в суд. Гатчинский городской суд признал гражданина К. виновным и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на десять лет с отбыванием в колонии строгого режима.

…А все могло сложиться иначе, если бы для выдворения пьяного гостя родственники вызвали не «Вову», а полицию.

 

Екатерина Дзюба

По информации ст. следователя следственного отдела по г. Гатчине В.Н. Евлампиева