Внуки перестройки

Внуки перестройки

«Все идет из семьи, – уверена начальник отделения по делам несовершеннолетних подполковник полиции Наталия Матросова. – Выросло новое поколение родителей – дети перестроечных годов. У них другая мораль и система воспитания. С ними общий язык найти сложно».


Наталия Михайловна рассказала о подрастающем поколении гатчинцев: о детском пьянстве, подростковой преступности и о том, куда девают трудновоспитуемых.

- За первый квартал 2018 года у нас зарегистрировано 22 преступления, совершенных подростками. В основном это кражи и угоны. Есть причинение вреда здоровью средней тяжести, есть тяжкий вред здоровью – в Дружной Горке на празднике нетрезвый несовершеннолетний избил ровесника. Есть грабеж – дядя-уголовник подбил на преступление племянника.

Но большую часть зарегистрированных преступлений составляет серия хищений автотранспорта: школьник из Елизаветино совершил более двадцати краж и угонов. Не все эпизоды доказаны, поэтому в суд ушло дело на 12 эпизодов. Как результат – рост групповой преступности, потому что парень постоянно вовлекал товарищей: в Гатчинском районе – с одним приятелем угонит, в Московском и Красносельском – с другим. 

Сейчас дело рассматривается в суде, и мы ходатайствуем о направлении подростков в специальные учреждения закрытого типа. Потому что другие методы положение не спасут.

- Расскажите об этом школьнике-угонщике. Он из неблагополучной семьи?

- Семья – многодетная, мать-одиночка «воспитывает» пятерых детей: родительские обязанности не исполняет, состоит у нас на учете. В отношении нее мы направили ходатайство о лишении родительских прав.

Мальчику 15 лет – он уже научил своему «ремеслу» младших братьев и сестер, два раза был пойман с поличным, но суд ходатайство об аресте не поддержал: что поделать – ребенок. И этот ребенок чувствует свою безнаказанность.

Начал он похищать машины в январе прошлого года. Его ловили, стыдили, грозили – он обещал и зарекался. Как-то раз вышел из следственного отдела – сел в чужие «Жигули» и уехал. Основные объекты подростковых покушений – это старые «пятерки», «семерки».

Этих ребят необходимо отправлять в спец. учреждения, чтобы они прекратили свою преступную деятельность, получили профессию – и шанс на нормальную жизнь.

- Что за спец. учреждения?

- Для детей до пятнадцати лет – это общеобразовательная спецшкола в Сланцах. Туда мы отправляем только мальчиков. А есть спец. учреждения закрытого типа – ПТУ, там дают профессиональное образование. По решению суда подростков старше пятнадцати отправляют в Центр временной изоляции несовершеннолетних, который делает заявку в Комитет образования. За 2017 год в спец. учреждения у нас отправились шесть человек: трое уехали в Сланцы, две девочки – в Покровское училище во Владимирской области, и одна – в Ишимбайское. На три года.

- Почему воруют современные дети? Чего не хватает?

- Кражи совершаются детьми из семей с низким доходом, а детям хочется быть не хуже других. В последнее время наблюдается тенденция краж смартфонов в гатчинских школах. Причем воришки – ученики младших классов. Видят у кого-нибудь новый айфон и берут поиграть, а дальше не знают, как вернуть. К счастью, мы пока все эти инциденты «разруливаем».

- На учет ставите?

- На учет ставим с двенадцати лет. Маленьких жалеем – проводим профилактические беседы. Всего на учете у нас состоит 177 детей – за преступления и за административные нарушения. И, кстати, только двое из них находятся под опекой, основная масса имеет родителей.

На учете состоит 227 неблагополучных семей. Среди этих родителей много пьяниц. Здесь мы тесно взаимодействуем с наркологическим диспансером: больного лечат с его согласия. В прошлом году мы закодировали около 30 человек. Спасибо наркологической службе – они нам очень помогают.

- А как с детским пьянством? В Новый год, например, несколько подростков в Гатчине и Ленобласти попали в больницу с алкогольным отравлением…

- За правонарушения, связанные с употреблением спиртных напитков, у нас доставлено 28 человек за три месяца – на 11 больше, чем в первом квартале прошлого года. Эти подростки были задержаны либо за распитие, либо в состоянии алкогольного опьянения.

Что настораживает: дети стали употреблять алкоголь в раннем возрасте. Если раньше это случалось в 16-17 лет, то сейчас напиваются 13-летние. И до реанимации. Причем предпочитают «пробовать» дома, когда родители уезжают на дачу. И нам сложнее выявить этот факт. Конечно, выходя на улицу, они начинают терять сознание, и прохожие вызывают «Скорую» – тут-то все и открывается.

За три месяца был выявлен один факт употребления наркотика. В ходе профилактического мероприятия передвижная лаборатория сделала три выезда: в Сиверский ресурсный центр (детский дом), в педагогический колледж и в ГИЭФПТ на факультет начального профессионального образования на Чкалова (бывшее ПТУ-13) – там и был изобличен студент, употребляющий гашиш. Молодой человек состоит у нас на учете: в прошлом году в этом учебном заведении выявили преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков, – с тех пор оно под особым контролем.

- Раз уж зашла речь об образовательных учреждениях: нет ли криминала в школах?

- Со школами проблем нет. Единственное: стало поступать мало информации о правонарушениях, совершаемых в стенах школ. Администрация не хочет выносить сор из избы, поэтому о каком-нибудь избиении мы узнаем из больничной телефонограммы или из заявления потерпевших.

Из школ поступает много сообщений о том, что ребенок не посещает занятия без уважительной причины. Но сейчас очень трудно достучаться до родителей: ребенок сыт, обут-одет, семья благополучная. Пропустив энное количество уроков, ребенок приходит в школу и нормально сдает экзамены. Как тут доказать неисполнение родительских обязанностей?

- Наталия Михайловна, когда следует обращаться в отделение по делам несовершеннолетних? Когда ребенок совершил – что?

- К нам можно обращаться всегда – мы поможем, посоветуем. Бывают случаи, когда родители приводят детей просто потому, что не могут с ними договориться. Мы разговариваем с каждым в отдельности, помогаем найти общий язык.

…Конечно, все идет из семьи. Родители сами делают сиротами собственных детей. Александра С. – она неоднократно судимая, состояла на учете в уголовно-исполнительной инспекции. И не ходила отмечаться. Суд объявил ее в розыск и, в итоге, лишил свободы по трем статьям Уголовного кодекса. А у нее семимесячный ребенок. Женщина под арестом – малыша мы определили в больницу. Мало того, она заключила брак с гражданином Узбекистана, а он установил отцовство над ребенком. И теперь ищут этого так называемого отца – «ищут давно и не могут найти», а у малыша есть биологический папа, который готов его забрать. Но ребенка не отдают, потому что его официальный отец – тот исчезнувший узбек. Так при родной матери и двух отцах ребенок оказывается в Доме малютки.

…Пятнадцатилетнего мальчика воспитывал папа – мать лишена родительских прав. Но папа сел за избиение человека, и мальчишка попал в Сиверский ресурсный центр. Ему тяжело адаптироваться, он регулярно уходит оттуда – мы его находим и возвращаем обратно.

В тот же ресурсный центр попал еще один подросток: его опекунша от него отказалась. У ребенка сложный характер и психические отклонения, он стал сбегать из дому, чтобы погулять, и полностью вышел из-под контроля. Опекунша – родная тетка мальчика – не выдержала и подала заявление в органы опеки об отказе от него. Как бы то ни было, все четырнадцать лет мальчишка жил в семье, и помещение в ресурсный центр оказалось для него шоком. Из детского дома он сбежал, заявив: «Никогда вы меня не найдете».

А бывает, причиной несчастья становится чья-то халатность. Недавно я выезжала на происшествие. Мальчик из хорошей семьи, возвращаясь с тренировки домой, зашел на территорию детского садика, залез на крышу по пожарной лестнице – и спрыгнул. Теперь лежит в больнице весь переломанный. Объяснить, зачем прыгал, не может. Спрашиваю заведующую: «Часто у вас дети по крыше бегают?». «Не часто, но бегают. Мы разговариваем с ними, жалуемся родителям. В полицию ни разу не обращались». Может, уже принять действенные меры и закрыть доступ на крышу?

- Наталия Михайловна, что бы вы предложили в качестве профилактики детских правонарушений?

- Мы всегда акцентируем внимание родителей на внешкольной занятости детей: пусть посещают кружки, секции – только не болтаются предоставленные самим себе. Организуйте досуг ребенка, четко регламентируйте, что и в какие часы он должен делать.

Нашим подопечным мы предлагаем трудовые бригады. Там зарплата – около одиннадцати тысяч. Дети в ответ: «Мы заработаем больше». Особенно это касается деревенских: помогают дачникам, подхалтуривают на стройках. Не понимают, что это опасно. В бригадах все-таких взрослые несут за них ответственность. Летом будем прикладывать максимальные усилия, чтобы организовать детей. Если один из десяти трудоустроится – уже хорошо. Каждый год наши подростки ездят в лагерь «Молодежный» во Всеволожском районе.

…Как избежать ошибок в процессе воспитания? Наверное, главное – это ребенка любить. Большинство наших подопечных – дети, недополучившие свою порцию родительской любви.