Евгений Климов: искусство витрины в эпоху тотального рынка

Евгений Климов: искусство витрины в эпоху тотального рынка

Одной из современных достопримечательностей Невского проспекта стал механический велосипедист-англичанин, неутомимо крутящий педали и попивающий чаек в витрине чайного магазина «Унция».


Этот необычный арт-объект — не что иное, как классический образец кинетической (движущейся) скульптуры. Его автор – Евгений Климов, с недавних пор гатчинский житель – рассматривает оформление витрин как некий художественный проект и всеми своими работами доказывает, что витринистика как жанр может быть не только рутинным декораторством, но и настоящим искусством.

Кинетические скульптуры Евгения Климова можно увидеть не только на Невском проспекте, но и в Москве, в витринах Арбата и Красной площади, во многих других городах России и ближнего зарубежья. Все его работы — очень позитивные, фантазийные, остроумные. Их подвижность придает каждой из них очарование обыкновенного чуда, секретами которого владели старые мастера из средневековых городских легенд.

 

Мастерская «КлимКинетик»

Совсем недавно мастерская движущихся витрин «Клим-Кинетик» Евгения Климова переехала из Санкт-Петербурга в Гатчину, на одну из улиц старой Загвоздки. Мы пришли в гости к художнику, чтобы познакомиться с ним и поговорить о динамике городской среды, витринистике и кинетических арт-объектах, рекламе и свободных художниках, балансирующих на тонкой грани между искусством и реальностью.

Просторная мастерская, или «мастерня», как называет ее Евгений Климов, – пока только на уровне обустройства, но с парочкой арт-объектов мы все-таки познакомились. Один из них находится пока на начальной стадии сооружения, а вот другой — вполне себе бывалый, уже послуживший своему новому хозяину, приехал сюда на «лечение» из Пскова.

- Это действующий чайник-паровоз. Я сделал его четыре года назад в рамках серии, задуманной как ребрендинг того самого велосипедиста для компании «Унция», – рассказывает Евгений. – Наш первый чайник-паровоз уехал в Баку, второй – в Псков. Еще два чайника-паровоза, да еще и с вагончиком, я сделал для компании «Линдфорс» (бывший «Штолле»): один стоит в Питере на Московском проспекте, второй – на Большой Садовой в Москве. Изначально задумывалось, что все они будут разными по характеру...

Евгений Климов занимается кинетическими (движущимися) арт-объектами и инсталляциями около пятнадцати лет.

- После школы я закончил филиал «Строгановки» в Нижнем Тагиле по специальности «скульптор», – рассказывает художник. – После службы в армии заинтересовался концептуальным искусством и в поисках его обоснований поступил на философский факультет Ленинградского государственного университета. Серьезно увлекся логикой, отучился, защитил кандидатскую, а потом снова каким-то странным образом вернулся к искусству. У меня появилась семья, надо было как-то зарабатывать деньги. Поначалу оформлял на заказ клубы, небольшие ресторанчики и бары. Со временем захотелось вернуться к настоящему творчеству, делая что-то для себя, для души. Для этого выбрал витрину как выставочную площадку для своих работ. В то время я уже увлекался кинетической скульптурой. Одним из самых первых заказов в этом жанре стал велосипедист на Невском. Сейчас таких велосипедистов в России и странах ближнего и дальнего зарубежья – несколько десятков штук и, наверное, столько же подделок.

...О новом витринисте заговорили очень быстро. Сначала о Евгении Климове написал журнал «Форбс», потом подключились другие глянцевые издания, не отставало и телевидение. Заказы пошли один за другим. За долгие годы работы вокруг мастерской «КлимКинетиК» сложилась целая команда очень интересных людей самых разных творческих профессий.

- Над одним проектом может трудиться до двадцати человек, которые подключаются на разных этапах работы, – говорит Евгений. – Я выступаю в роли играющего дирижера камерного оркестра: придумываю идеи, делаю эскизы, ставлю задачи и что-то делаю сам. На одних проектах мы больше работаем с металлом, на других – с деревом или пластмассой. Для этого в нашей мастерской есть все необходимое – токарный, фрезерный и сверлильный станки, наковальня и сварочный аппарат, «столярка».

 

Поэтизация обыденности

У Евгения Климова есть своя, вполне определенная концепция того, чем он занимается. Он считает, что во все времена искусство было социально востребованным, то есть выполняло и продолжает выполнять некие социальные функции (заказ). Заказчиком при этом могли выступать власть, церковь, политики, идеологи и др.

- Вспомним примеры дворцового, храмового искусства в различных культурах, художественные течения, которые вывели искусство на улицы и стены домов, став предтечей современного стрит-арта, опыт художественной пропаганды в СССР, – говорит Евгений. – Эпохи меняются, меняется и социальный заказ. В современных галереях и биенале-триенале также не существует абсолютно свободного пространства для искусства. Там, продвигая идею contemporary art, заказчиком выступают правительственные и частные фонды, система галерей-аукционов, которые диктуют свою конъюнктуру.

В наше время, в эпоху тотального рынка, заказчиками выступают коммерческие организации, владельцы торговых брендов, какие-то крупные торговые сети, торговые центры. Общественными местами, центрами притяжения для людей стали большие магазины, торговые центры, где люди не только делают покупки,но и проводят свободное время, ходят в кино, кафе или боулинг. В таких местах достаточно пространства, где на пересечении искусства и предпринимательства могут возникать и воплощаться новые, необычные творческие идеи.

- Витрина как выставочная площадка — это мое кредо, моя концепция, – говорит Евгений Климов. — Это пространство, где искусство, выходя из мастерской художника, вполне существует и смыкается с реальной жизнью, подобно тому, как раньше оно жило в пространстве других общественных мест... Интересно наблюдать, что действительно выразительные витрины получаются именно там, где есть метафора, есть искусство. То есть там, где есть Художник, который, поэтизируя образ той или иной услуги или товара повседневности, тем самым лучше доносит его идею, философию до посетителя или обыкновенного прохожего, творя при этом собственное высказывание о мире. Мне дают пространство для поэтизации этого места, как раньше художникам давали написать фреску или поставить статую на центральной городской площади. Форма поменялась, но суть осталась прежней...

- Художник-витринист старается внести в городской ландшафт какую-то поэтическую метафору, – продолжает Евгений. – Его задача — сделать интересную, сказочную витрину. Вот идет человек по улице, спешит на работу, наблюдая вокруг себя привычный, обыденный мир. И тут он видит такую вот штуку, необычную для себя картину. Он останавливается, удивляется, улыбается и идет дальше уже с приподнятым, каким-то другим настроением. И это происходит не где-то там в галерее или в музее, а на улице. И эти чудеса видят не единицы, а тысячи людей!

Евгений Климов поселился в Гатчине совсем недавно, и, по его признанию, ему здесь нравится все больше и больше.

- Гатчина — прекрасный город со своей большой историей и харизмой, – считает он. – Здесь хочется жить, хочется что-то делать для этого города, сохраняя всю его красоту, всю эту удивительную атмосферу. Городской пейзаж нуждается в каких-то вещах, которые стали бы центрами притяжения внимания, создавая места с особенной энергетикой. Парки, зеленые зоны, скверы можно оживлять, делая их еще более интересными. В городе должно быть больше арт-объектов, таких, например, как металлические скульптуры героев Куприна на Театральной площади. Они уже сами по себе создают какую-то динамику, энергетику, своим внутренним ритмом разбивая монотонность, унылость повседневной жизни...

Не так давно Евгений Климов увлекся изготовлением ландшафтных вещей — автономных движущихся скульптур, в которых используется энергия ветра. Такие необычные ветряки или флюгеры, подобно традиционным ландшафтным объектам, можно устанавливать на открытых местах — на городских площадках, в парках. Чем выше такая конструкция, тем лучше она крутится, приводя в движение самых необычных персонажей. Ветер дует, и барабанщики сами колотят в барабаны, гусар машет саблей, сражаясь с огнедышащим змеем. Болтая ногами, перелистывает страницы книги смешной человечек в очках. Плывет куда-то яркий пароходик, взбивая бешено крутящимися лопастями синее море. Сплошная радость для детей и удивление для взрослых. Обыкновенное чудо, способное слегка встряхнуть и оживить даже самый застывший городской ландшафт...

Фото Павел Иванов