«Прекрасной обольщенные мечтой...»: декабрьскому восстанию 1825 года посвящается

«Прекрасной обольщенные мечтой...»: декабрьскому восстанию 1825 года посвящается

Круглый стол, посвященный 194-й годовщине восстания декабристов, прошел 13 декабря в Межпоселенческой районной библиотеке им. А.С. Пушкина. Со дня восстания декабристов в Петербурге прошло почти двести лет, однако до сих пор эта сложная, неоднозначная и романтическая история волнует нас.


Участие в круглом столе приняли сотрудники библиотек Гатчинского района, старшеклассники гатчинских школ, представители культурного сообщества Гатчины.

В роли первого докладчика выступила главный хранитель мемориального музея-лицея и мемориального музея-дачи А.С. Пушкина Маргарита Рудольфовна Муравьева, которая рассказала о бывших лицеистах, принявших участие в декабрьском восстании 1825 года. Как известно, 14 декабря 1825 года на Сенатскую площадь вышли бывшие товарищи Александра Пушкина по лицею - Иван Пущин и Вильгельм Кюхельбекер.

Вильгельма Кюхельбекера, или Кюхлю, лицейские товарищи любили за добродушие, открытость, порядочность и страстную любовь к стихосложению. Идеалист по своему мировоззрению, абсолютно гражданский человек по характеру, он не только примкнул к восстанию декабристов, но и стрелял на Сенатской площади в великого князя Михаила Павловича (пистолет дважды дал осечку). Решением суда Кюхельбекер был приговорен к смертной казни, но, по просьбе все того же великого князя Михаила Павловича, его помиловали и осудили на каторжные работы, замененные одиночным заключением в крепости. Умер Вильгельм Кюхельбекер на поселении в Тобольске в 1846 году от чахотки.

Иван Пущин стал активным членом Северного общества в 1821 году. Как и Кюхельбекер, после подавления декабрьского восстания был приговорен к смертной казни, которую заменили пожизненной каторгой. В 1856 году Пущин получил амнистию и женился (умер в 1859 году).

Кандидат филологических наук, заведующая медиацентром Всероссийского музея А.С. Пушкина Ирина Валерьевна Розанова рассказала о взаимоотношениях и судьбах двух знаменитых генералов 1812 года — С.Г. Волконского и А.Х. Бенкендорфа. Боевые друзья, командиры знаменитых «летучих отрядов» во время войны с французами 1812 года, они приняли разные стороны во время декабрьского восстания 1825 года.

Типичный аристократ по происхождению, образованию и воспитанию, князь Сергей Григорьевич Волконский стал генералом в 25 лет. Приняв участие в декабристском движении, Волконский был осужден на 20 лет каторги, отбыл ее и вернулся в Россию. Одним из следователей по делу декабристов был, как известно, Александр Бенкендорф — товарищ Волконского по флигель-адъютантской службе, генерал от кавалерии, ставший со временем шефом жандармов и начальником III отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии, или тайной политической полиции.

Несмотря на сложившиеся вокруг имени Бенкендорфа мифы, его считали человеком достойнейшим, отважным, верным своему делу и своей семье. Бенкендорф на самом деле был одним из самых лояльных следователей в деле декабристов. После суда он помогал семье Волконского, насколько это было возможно. Оба служили государю и отечеству — каждый в силу своего понимания этого служения.

Спустя годы после декабрьского восстания их потомки породнились: внучка Бенкендорфа вышла замуж за сына декабриста, Михаила Волконского. Имение Фалль в нынешней Эстонии, ставшее родовым гнездом Волконских, до этого принадлежало Бенкендорфам.

Кандидат исторических наук Любовь Владимировна Завьялова рассказала о цифровых коллекциях Президентской библиотеки, которыми можно воспользоваться на портале библиотеки. В частности, там представлена большая цифровая коллекция, посвященная декабрьскому восстанию.

О некоторых эпизодах истории усадьбы Рылеевых в Батово рассказал историк, писатель, архитектор, почетный житель Гатчинского района Александр Семочкин. Как удалось установить, в 1799 году семья Рылеевых уже жила в деревне Батово. Усадьба была небольшой, достаточно скромной. В 1818 году, закончив Петербургский кадетский корпус, Рылеев вышел в отставку и женился. В 1824 году, после смерти матери, Батово перешло к нему. Рылеев был одним из главных организаторов восстания декабристов, за что был казнен в 1826 году. В 1827 году его вдова продала имение Корфам, после чего оно перешло семье Набоковых.

Имя Кондратия Рылеева овеяно мифами и легендами Рождественской земли. Александр Семочкин вспомнил, в частности, ничем прежде не подтвержденную историю о поединке Александра Пушкина и Кондратия Рылеева в имении Батово. Как считает Семочкин, эта история действительно имела место: Рылееву удалось как-то задеть вспыльчивого Пушкина.

На факте дуэли настаивал Владимир Набоков, уже будучи в эмиграции и занимаясь переводом на английский язык «Евгения Онегина», в тексте которого он нашел достаточные тому доказательства. Отголоски этого поединка он разглядел и в некоторых записях Пушкина. Как полагал Набоков, сосланный на юг Пушкин был проездом в Выре в 1820 году. По его мнению, дуэль состоялась в Батово, благополучно окончившись для обоих.

Тему Батово продолжила библиотекарь Батовской сельской библиотеки Ольга Николаевна Чечкина, рассказав о встречах, посвященных памяти восстания декабристов, и о знаменитом «Рылеевском камне», на котором Рылеев любил сидеть, мечтая о будущем.

В рамках круглого стола выступила также заведующая отделом обслуживания «Пушкинки» Любовь Николаевна Вавулина, которая рассказала о роли декабрьского восстания в поэзии. О том, как декабрьский переворот отразился в живописи, поведала главный библиотекарь читального зала Юлия Пешехонова.