Вспоминаем героев-«чернобыльцев»: Геннадий Фёдорович Семеньков

Вспоминаем героев-«чернобыльцев»: Геннадий Фёдорович Семеньков

В ночь с 25 на 26 апреля 1986 года произошла одна из самых страшных техногенных катастроф в истории человечества — взрыв на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС. Больше 600 тысяч человек со всего Советского Союза, рискуя собственной жизнью, спасали тогда мир от радиоактивной катастрофы. Среди них было больше двух с половиной тысяч жителей Ленинградской области.


В нашем регионе годовщину Чернобыля всегда встречали с особыми чувствами: ликвидаторы Ленинградской области одними из первых прибыли на место аварии, внеся огромной вклад в преодоление ее последствий. Среди них был и житель поселка Белогорка Гатчинского района Геннадий Фёдорович Семеньков. Попав на Чернобыльскую АЭС спустя несколько дней после аварии, Геннадий Фёдорович серьезно подорвал свое здоровье. Он скончался от последствий лучевой болезни в возрасте пятидесяти лет.

 

«Мы были очень счастливы вместе»

С момента ухода из жизни Геннадия Фёдоровича прошло двадцать лет. Но память о нем до сих пор свято сохраняется его близкими и, в первую очередь, его вдовой — Татьяной Александровной Семеньковой. 

Геннадий Фёдорович Семеньков родился в 1949 году в поселке Рубеж Брянской области. В 1962 году его семья переехала в Гатчинский район, в деревню Сяськелево. Там он и познакомился со своей будущей женой.

- Мы были еще школьниками, - вспоминает Татьяна Александровна. - Так получилось, что мы жили в одном доме, на одной лестничной площадке, дружили. А потом он ушел в армию, я поступила в институт. Мы поженились в 1973 году... Всю свою жизнь Геннадий Фёдорович работал водителем на огромной «Татре». А я трудилась экономистом в Ленинградском НИИ сельского хозяйства в Белогорке.

Татьяна Александровна вспоминает своего мужа со слезами на глазах.

- Он был замечательным человеком — добрым, очень отзывчивым, заботливым, - говорит она. - Мы были очень счастливы вместе. Хороший муж и прекрасный, любящий отец. Он дружил со всеми. Его уважали и ценили на работе, его любили соседи, каждому он был готов помочь - делом или словом.

В семье Семеньковых родилось два сына. Когда младшему было всего пять лет, грянул Чернобыль...

 

Уехал...

- Наш Чернобыль начался в конце мая, - вспоминает Татьяна Александровна. - Уже слухи ходили, что забирают мужчин, особенно тех, у кого есть дети. Как-то зашел к нам председатель сельсовета и сказал, что Геннадию Фёдоровичу в тот же вечер нужно явиться в районный военкомат. Муж только приехал с работы, я готовила мясо на ужин... Геннадий Фёдорович сказал мне: «Ну, делай мясо, а я быстренько съезжу в Гатчину и вернусь». Уехал. И мясо у меня зажарилось, а его все нет и нет. Не вернулся он и утром. И я стала звонить в военкомат. Сначала мне ничего не говорили, потом сказали, что он в Новгороде на трехмесячных сборах.

Только потом Татьяна Александровна узнала, что ее муж - в Чернобыле.

- Он прислал мне всего одно письмо — совсем коротенькое, что писать особо некогда, да и не о чем. А может быть, там не особо и разрешали писать... В августе у меня был день рождения. И один человек из их команды принес мне в этот день роскошный букет гладиолусов ростом с меня — от мужа.

 

Возвращение

Геннадий Фёдорович вернулся домой 5 сентября 1986 года, проведя в Чернобыле три месяца.

- Я не знала, когда он вернется, - вспоминает Татьяна Александровна. - Вообще ничего не знала. В этот день я была на работе. Геннадий Фёдорович пришел ко мне на работу прямо с автобуса. Такая радость была! Меня, конечно, с работы отпустили, и мы сразу пошли с ним в детский сад, где был младший сын. Воспитатели смотрят, что мы идем, и говорят: «Женя, твой папа идет!»... А потом снова — работа, работа, работа, всё на той же «Татре».

Многие из ветеранов Чернобыля не любят вспоминать дни трагедии, которая унесла жизни их сослуживцев. Для них дата 26 апреля – прежде всего день скорби и памяти о жертвах радиационных аварий и катастроф, который не нуждается в лишних словах. Не любил вспоминать об этом и наш герой.

- Геннадий Фёдорович рассказывал о Чернобыле мало, - говорит Татьяна Александровна. - Сокрушался очень, что на его предприятии водитель на одной машине работает много-много лет. Она уже изнашивается, ремонт нужно делать. Новую машину тогда получить было сложно. А в Чернобыле новенькие машины работали две-три смены, после чего их закапывали в могильники — их больше нельзя было эксплуатировать из-за радиации.

 

«Мы жили надеждой»

Осенью 1986 года на автопредприятие, где работал Геннадий Федорович Семеньков, пришло благодарственное письмо от командира войсковой части, где он служил - за отличное выполнение правительственного задания по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Этот документ Татьяна Александровна бережно хранит — как единственное официальное признание героического подвига своего мужа. Спустя некоторое время от предприятия Геннадию Фёдоровичу была выделена однокомнатная квартира в Гатчине.

- Конечно, мы жили надеждой, - говорит Татьяна Александровна. - Даже в самые трудные времена, в девяностые годы, когда я потеряла работу, он говорил: «Ничего, Таня, проживем!»... Нам очень хотелось автомобиль. Мы долго копили и купили, наконец, «Запорожец». Очень долго у нас была эта машина. А в 1999 году, почти за год до кончины мужа, я ему сказала: «Гена, что ж, все ездят на таких современных машинах, а ты все на «Запорожце»...» И мы купили подержанные «жигули»... У нас был небольшой участок в садоводстве. Мы начали уже осваивать его, вагончик у нас уже был. Муж мечтал построить там дом. Но — не сложилось...

В 1998 году семья Семеньковых отметила «серебряную свадьбу». В ноябре 1999 года в семье старшего сына родилась дочь. Последний прижизненный снимок Геннадия Фёдоровича был сделан в роддоме, где он встречал долгожданную внучку.

Геннадий Фёдорович Семеньков скончался 2 января 2000 года - от последствий облучения во время ликвидации Чернобыльской аварии, как указано в свидетельстве о смерти...

Время не стоит на месте. Давно уже выросли и стали самостоятельными сыновья Геннадия Фёдоровича и Татьяны Александровны Семеньковых. Алексей Геннадьевич работает на заводе в Санкт-Петербурге. Евгений Геннадьевич учился в вузе, но после смерти отца был вынужден оставить учебу. Он пошел по стопам отца и тоже стал водителем. В семьях младших Семеньковых подрастают и взрослеют уже свои дети. Татьяна Александровна продолжает жить памятью о трудных, но очень счастливых днях, которые она провела рядом со своим мужем...

 

Вечная память

Сейчас бывшие «чернобыльцы»-ликвидаторы — это люди зрелого возраста, как правило, с подорванным в результате лучевой болезни здоровьем. Среди них - химики и физики, военные из войск радиационной, химической и биологической защиты, солдаты-срочники, строители, бульдозеристы, водители, крановщики, сварщики… Тысячи и тысячи наших соотечественников, которые, как и подобает мужественным людям, не любят жаловаться на судьбу и здоровье. Многие из них продолжают трудиться на благо Родины и не считают себя героями.

К сожалению, официальные памятные встречи бывших «чернобыльцев»-ликвидаторов проходят только в годы круглых дат. Последние такие события состоялись в апреле 2016 года.

- Я хотела бы выразить огромную благодарность депутату Законодательного собрания Ленинградской области Людмиле Тептиной за то, что она помогла организовать в Сиверской встречу ликвидаторов, когда отмечали тридцатилетие со дня Чернобыльской катастрофы, - говорит Татьяна Александровна.

 

 

***

С каждым годом героев-«чернобыльцев» становится все меньше и меньше. Давайте же вспоминать о них не только в дни круглых дат, но помнить всегда. Ведь благодаря им миру удалось избежать страшных и необратимых последствий Чернобыльской катастрофы. Будем всегда им благодарны за это...