«Чаще мойте пол!»

«Чаще мойте пол!»

Это не противоэпидемиологическая рекомендация, это совет психологов людям пожилого возраста, в силу обстоятельств оказавшихся в социальном вакууме. Этот совет годится также всем, кто хочет сохранить свой мозг как можно дольше активным и когнитивным.


Кажется, совсем недавно был период, когда СМИ прямо захлёбывались от темы об активной старости. Помните, сколько было передач о людях, которым сильно за 70, но они продолжают быть активными и в профессиональной, и в общественной жизни.

Пандемия внесла свои коррективы, и теперь не то что 70-летним с плюсом, но уже людям возраста 65+ велено сидеть дома и выходить из него только при большой надобности.

Мой знакомый ученый, недавно отметивший 70-летний юбилей, сильно встревожен. Он опасается, что его молодому руководству надоест оформлять на него документы, в которых значится, что он редкий специалист и в нём нуждается отрасль, и его вынудят сидеть дома. А ведь он до сих пор участвует в соревнованиях по бегу и спортивному ориентированию. И в команде, выступающей за Петербург (внимание!) он – самый младший.

Теперь представьте, что таким людям (а их немало), сохранившим свой мозг и социально-экономические характеристики, наша технократическая культура говорит: «Сидите дома!» Безличные цифры возраста навязывают определенное понимание и образ жизни, заставляют быть пожилым. Ну и что, что ты преподаешь и на твои лекции приходят студенты с других факультетов ВУЗа? У тебя идей больше, чем у специалиста, в два раза тебя младшего по возрасту? Тебе 65 с плюсом – становись в общую шеренгу.

Мы опускаем нравственные, этические и медицинские стороны этой ситуации. Мы сегодня говорим о том, как выжить (не физически, а ментально) в условиях, продиктованных пандемией.

Профессора теории и практики социальной работы СПбГУ 69-летнюю Ирину Григорьеву спросили о том, как на ней отразилось распоряжение Роспотребнадзора о запрете преподавателям 65+ входить в учебные аудитории. Она ответила следующее: «Весной все не ходили, а сейчас только мы. Это очень эйджистское решение. Мы боролись за активное старение, а нам поставили чисто формальный барьер. Хорошо, я буду вести занятия по Microsoft Teams, кто-то в Zoom. Для нас это важно, потому что это наша работа, это передача квалификации. Если бы это прекратилось, это было бы смерти подобно. В прямом смысле. Когда человек исчерпал жизненную программу, то вероятность того, что он быстро умрет, гораздо выше. А если есть интерес к жизни, есть какие-то задачи, можно оставаться сохранным и самостоятельным и в сто лет!»

Социологи и психологи, изучающие проблемы геронтологии, говорят о том, что в плюсе оказались те возрастные люди, которые уже давно научились пользоваться Интернетом и всякими платформами, дающими возможность общаться on-line. Сегодня очень много дистанционных программ обучения и переобучения, в том числе и для пожилых. Можно приобрести новую профессии (квалификацию) и попробовать работать дистанционно. И это вдохновляющие перспективы. Психологи напоминают о том, что люди, постоянно нагружающие и тренирующие свой интеллект, реже впадают в деменцию и долгое время способны жить самостоятельно.

Интересная тенденция наметилась и в отношении тех, кто, увы, оказался на пороге деменции. Если раньше таких людей старались отправить в специальные дома престарелых, то сегодня ситуация кардинально изменилась. Современная наука говорит о том, что такому человеку лучше всего жить в семье, но, конечно, при условии, что семья получает помощь. А если отдельно от семьи, то с надомной помощью. От стационарного ухода в развитых странах постепенно отказываются. Сегодня считается, что это неэффективный способ ухода, даже если есть прекрасные условия для проживания. Потому что это изоляция.

Профессор И. Григорьева назвала цифры: «По законам Дании, это до потери 80 % способностей к самообслуживанию; в Италии в стационар забирают «на последний год жизни». До этого «последнего периода» человек живет дома и проходит реабилитацию. К примеру, в самой бедной итальянской области Калабрия раз в год пожилой человек получает трехнедельную реабилитацию, которая улучшает его состояние. Общемировая тенденция – обучение родственников тому, как обращаться с родными в такой ситуации. Существует система дневных сиделок, устройства типа браслета или брелока на шею, которые предупреждают о наступлении ухудшения, когда человек слабо отвечает или не отвечает за свои действия. Во Франции, Германии и Израиле больше двадцати лет назад в дополнение к пенсионному появилось страхование по уходу, в остальных странах чуть позже. Получается, что люди заботятся сами о себе, а государство очень тщательно следит, чтобы не только работники, но и работодатели платили все, что нужно по обязательному страхованию».

В одном из Калифорнийских университетов провели интересное исследование. Собрали группу людей в возрасте от 56 до 85 лет и попросили в течение трех месяцев посещать 3-5 занятий. Пожилые люди погружались в испанский язык, осваивали iPad, учились фотографировать и рисовать, сочиняли музыку. До, во время и после занятий у них измеряли рабочую память (сколько им нужно, чтобы запомнить номер телефона), проводили когнитивный контроль (способность переключаться с одной задачи на другую) и проверяли качество эпизодической памяти (сообщить, где припарковались). Спустя всего полмесяца эти показатели улучшились и сравнялись с показателями людей на 30 лет младше. Результат сохранялся, пока старики осваивали сразу несколько навыков одновременно.

А что же насчет мытья полов? Международная группа ученых сделала такой вывод: высокий уровень физической активности гарантирует более позднюю старость и снижает риск развития деменции. «Если вам не вытащить себя на пробежку или прогулку, просто чаще мойте пол», – советуют специалисты.

Фото pixabay.com