Полковник с мольбертом

Полковник с мольбертом

Александр Васильевич Нетёсов не состоит в Союзе художников, но вполне мог бы открыть небольшую картинную галерею. Пейзажи, портреты, натюрморты – маслом на холсте и на подручных материалах, эскизы на бумаге – он рисует всю жизнь и никогда ничего не продает. Только дарит. А вообще, Александр Васильевич – ветеран органов внутренних дел и полковник милиции, не ставший генералом по чистой случайности.


- Рисовать я нигде не учился. Но всегда, со школьной скамьи, участвовал в редколлегиях – несмотря на тяжелое военное детство, – так начал свою биографию Александр Васильевич. – Я родом из семьи староверов, дядя был иконописцем – наверное, это семейная традиция…

Я родился на Алтае. Потом попал на Донбасс – в Горловку, которая сегодня печально известна. Потом в армии служил в Закавказье. За компанию с другом поступил в Харьковский юридический институт. И там тоже, кстати, рисовал. После института меня распределили в военную прокуратуру. Но тут вышел закон о создании следственных органов в милиции, и меня приказом направили в милицию – следователем. В Херсон. Работа мне нравилась, хотя оказалась она непростая. На Украине тогда было засилье краж.

- Как вы попали в Гатчину?

- Началось с Ленинграда, где у меня жили мать и брат. Перебраться к ним было нелегко – из Херсона меня не отпускали, заставили отработать шесть лет. Оказавшись, в итоге, в Ленинграде, я каждую свободную минуту старался посвятить культуре, обошел все музеи.

В Ленинграде я работал в Главке и работал, видимо, хорошо – так, что даже на доске почета висел. Много было раскрыто интересных дел, сложных. Жилья, правда, не давали – то у брата оставался, то прямо в ленинской комнате в отделе. А потом из Подпорожья приехал начальник милиции и обратился с просьбой направить к нему человека на должность начальника следствия – там ни одного следователя не осталось. Меня как коммуниста туда и направили. И сразу дали квартиру – двухкомнатную! Я стал начальником следственного отдела Подпорожья. Приходилось работать за всех – и за начальника, и за рядового следователя. Дела были разные – и сложные, и не очень. Были и опасные, когда на волосок от смерти.

В Подпорожье я женился. Ходил-ходил к соседке – позвонить, а она одна растила двух дочерей. И как-то эти девчонки мне напомнили наше с братом детство – трудное, голодное… В общем, женился. С женой мы прожили больше 45 лет, и я ни разу не пожалел о своем выборе. Супруга умерла год назад. Великолепная была женщина, редких душевных качеств.

…А в 1983 году я вместе со своим начальником перевелся в Гатчину – замполитом. Дали нам вот эту квартиру на въезде. На работе все шло прекрасно: меня признали лучшим по профессии, в коллективе я быстро прижился. У меня хорошо получалось организовывать культурно-просветительскую работу. Мы много ездили в музеи, устраивали концерты, фотовыставки. Я выбивал для сотрудников жилье. Был год, когда мы 28 квартир получили для работников гатчинской милиции.

Потом начальник ушел на пенсию – меня назначили исполняющим обязанности. Но я недолго пробыл на этом месте, категорически отказался от должности – я характером не гожусь в начальники. Замполитом, следователем – пожалуйста, а для начальника – слишком мягкий.

Тогда меня решили вернуть в Главк – заместителем начальника политуправления. И я шесть лет ездил на Литейный. Все складывалось хорошо – снова я был лучшим по профессии, снова висел на доске почета. И пошел в резерв на повышение – на начальника политуправления. Должность эта была генеральская. Но тут произошло несчастье – не со мной, со страной. Компартию упразднили, а работа политуправления и кадров как раз была связана с партией. Из политуправления сделали воспитательный отдел. Я ушел на пенсию. Напоследок написал портрет начальника Главка Куркова – он тоже вместе со мной уволился.

Мне предложили должность юриста в гатчинской администрации. Потом стали создавать регистрационную палату – с нуля, я работал там. Регистрировал предпринимателей, написал три книги по предпринимательству. И все время рисовал. Если подсчитать, у меня около сотни портретов – генералов, полковников. Я их рисовал, когда они уходили на пенсию. Но, поскольку я не профессиональный художник, я хитрил: рисовал по фотографии. Вот попробовал писать иконы – оказалось очень непросто: надо соблюсти все каноны, детально. А сейчас из-за инсультов парализована левая рука, и самое сложное – натягивать холст на подрамник…

- У вас когда-нибудь были персональные выставки?

- Да, были выставки в Главке, в отделении банка в Гатчине, в других местах. Но однажды несколько картин украли, и я перестал выставляться. Да и хлопотно это – сил уже нет.

…Несмотря на последствия инсультов, болезни и возраст, Александр Васильевич продолжает рисовать. В комнате постоянно наготове мольберт, палитра, кисти, краски. И всегда на мольберте – неоконченная картина. Впрочем, нет предела совершенству: многие из своих готовых работ художник считает недоделанными, что-то поправляет, меняет. Главная тема картин – природа Закавказья, Алтая, Крыма и наших краев. Большинство – по мотивам когда-то виденного, есть и подражание – Шишкину, Айвазовскому. Но все рисунки объединяет одно: яркие насыщенные краски, отсутствие мрачных тонов. На пейзажах Нетёсова не бывает плохой погоды. Наверное, это говорит о мире и согласии в душе художника.

- Я никогда свои картины не продаю, у староверов это не принято. Но дарю каждому, кто приходит. Вот сколько раз придете, столько раз подарю – что выберете, – Александр Васильевич легко расстается со своими творениями, делясь не просто картинами – мироощущением. Каждому – частицу света, моря, неба и благодарности жизни – несмотря ни на что.


17 апреля – День ветерана органов внутренних дел

Совет ветеранов УМВД России по Гатчинскому району сердечно поздравляет с Днем ветерана органов внутренних дел и внутренних войск всех ветеранов Гатчинского УМВД.

Желаем вам сил и здоровья на долгие годы, оптимизма, стабильности, внимания и заботы близких.