Счастливое будущее… даже при наличии не самого счастливого прошлого

Счастливое будущее… даже при наличии не самого счастливого прошлого

Дети-сироты сегодня остаются одной из самых незащищенных категорий граждан. Особенно девушки, выросшие в детском доме и успевшие стать мамами. Так считает исполнительный директор благотворительного фонда «Счастливое будущее», депутат города Коммунара Анна Оснач. Почему, она рассказала в интервью нашей газете.


- Анна, расскажите о вашем фонде и категориях детей, с которыми вы работаете.

- Фонд «Счастливое будущее» существует с 2011 года. Изначально мы взяли под свое крыло воспитанников Гатчинского интерната (сегодня – школа № 11), Сиверского детского дома (сегодня – ресурсный центр), кроме того, в Коммунаре проживало большое количество неблагополучных и социально незащищенных семей, которым также требовалась помощь.

- Почему лично Вы занимаетесь благотворительностью?

- Еще, будучи студенткой, принимала участие во многих благотворительных проектах, работала волонтером. Долгое время совмещала свою основную работу инженером-проектировщиком с волонтерством, но потом сделала выбор в пользу последнего.

- Молодые мамочки, которые сами выросли в детских домах, сразу выделились в отдельную категорию, с которыми вы работаете?

- Нет, не сразу. Сначала они были нашими подопечными – школьницами, а уже потом стали мамами. Поэтому мы курировали их в процессе беременности, родов и продолжаем поддерживать.

- Существует мнение, что детдомовцы сами часто отдают в госучреждения своих детей. Это правда?

- Нет. Среди наших подопечных только одна девушка передала на воспитание ребенка своей родной тете. Остальные мамочки воспитывают своих детей самостоятельно. Конечно, совершают какие-то ошибки, но стараются все делать правильно. Причем, многие уже к 25-ти годам имеют по двое, а то и по трое детей.

- Дети – это прекрасно. Но это и огромные затраты – продукты, одежда, игрушки, канцелярия... Как Вы думаете, почему они становятся мамами так рано, и сразу же многодетными? А как же образование, работа?

- Действительно, порой поражает та легкость, с которой они заводят детей. Тут надо уточнить, что жизнь сироты разительно отличается от жизни «семейных». Им никто не рассказывает о преимуществах финансовой стабильности, высшем образовании, работе, а также средствах контрацепции. При этом у них, в отличие от нас, нет страха бедности, осуждения общества. К тому же, девочки-сироты часто узнают о своей беременности уже на таких сроках, когда нельзя делать аборт (да и лично я против этого), или они попросту боятся врачей. Пожалуй, единственный страх, который у них есть, - это страх «кабинетов», то есть чиновников, врачей, полицейских и прочих.

- Вы как-то работаете с ними в этом направлении?

- Мы можем только посоветовать, а контролировать их репродуктивность мы не можем. Этим должны заниматься профессионалы – психологи, социальные педагоги.

Что касается образования, то только на первый взгляд кажется, что все так просто. Как бы странно это не звучало, но образование невозможно получить без теплой одежды, дома или комнаты в общежитии, стипендии или помощи родителей, личных компьютеров, флешек, простейшей канцелярии и тетрадей. Кроме того, не забывайте, что многие сироты имеют определенные особенности физического, интеллектуального развития, а учеба – это настоящий труд.

- Мамочки-сироты чаще замужем или воспитывают детей самостоятельно?

- По-разному: кто-то в официальном браке, кто-то в гражданском, кому-то просто помогает мужчина (и это не обязательно отец ребенка), кто-то справляется самостоятельно. Здесь, конечно, нужно сказать спасибо государству, когда оно предоставляет сиротам хорошие квартиры. Хотя это двоякий вопрос.

- Почему?

- Эту систему необходимо доработать. С одной стороны, дали квартиру – живи и радуйся. Вот каждый и живет, как умеет, а в большинстве случаев – не умеет. Необходимо ввести обязательное визитирование – социальных педагогов, психологов, волонтеров. Сирот, проживающих там, особенно мамочек с детьми, необходимо постоянно поддерживать и навещать. Волонтеры, бывает, находят там неухоженных детей и недовольных соседей.

- Существует ли разница между атмосферой, в которой такая мамочка-сирота воспитывает своего ребенка, и той, которая привычна для обычных, «домашних» семей?

- Колоссальная. Воспитание всегда основывается на традициях, которые закладывают несколько поколений одного рода. Многие из нас помнят летние каникулы, проведенные у бабушки в деревне, или семейные ужины с родителями и совместный отпуск. Взрослые окружают своих детей и внуков любовью, заботой, уютом и теплотой, дают правильные ориентиры, подскажут, помогут… У мамочек-сирот такие воспоминания, в большинстве случаев, отсутствуют.

Порой наводит тоску и ужас то, что мы видим в их семьях. Такие мамочки, например, могут долгое время не гулять со своими детьми и часами «сидеть в телефоне». Если нет денег, то новорожденных кормят молоком, купленным в магазине, или жидкой овсянкой.

Кстати, некоторые мамы-сироты беспечно относятся к своим детям так же, как и в неблагополучных, но условно «полных» семьях. Здесь разницы никакой. Сиротам даже повезло в каком-то смысле. У них нет часто пьющих родственников, которые способные на неадекватные поступки и поведение.

- Как вы работаете с такими мамочками?

- Самое главное, чтобы они дали о себе знать и готовы были принимать помощь. Мы привозим им продукты, помогаем с документами, поддерживаем, консультируем, направляем по жизни.

- С какими еще проблемами сталкиваются мамочки-сироты?

- Самая главная – неосведомленность, отсутствие простейших знаний и желания их получить. Так, недавно узнали, что одна из мамочек уже два года живет с просроченным паспортом, потому что ее подружки запугали штрафом в шесть тысяч рублей. Поэтому она жила без льгот, без детского сада для ребенка, без работы и учебы. Мы потратили месяц, чтобы восстановить ей документы. Кстати, штраф оказался всего 300 рублей. Сегодня ребенок ходит в садик, она получает все необходимые льготы, восстановилась на учебе, вышла на работу. Ужас в том, что она два года сидела в квартире с ребенком и боялась показаться, а продуктами помогали, кто и как придется.

Также ни одна из наших мамочек-сирот не сохранила грудное вскармливание. Хотя мы всегда объясняем, что смеси – это дорогое удовольствие, на них у ребенка может быть аллергия, а на грудном вскармливании можно продержаться длительное время. Одной девушке мы даже готовы были оплатить специалиста по грудному вскармливанию. Но она так и не приняла нашу помощь.

- Где грань между необходимой помощью и потребительским отношением со стороны мамочек?

- Те девушки, с кем мы работаем, умеют быть благодарными. К нашему приезду они всегда наводят порядок в доме, приводят в порядок себя, ребенка. Таким образом, мы как бы помогаем мамочкам хоть временно, но пожить нормальной жизнью, чтобы потом это вошло в привычку. Бывает, что девушки потом пишут (цитата): «спасибо за толчок, он был мне необходим».

- Что для вас является показательным результатом в работе с мамочками-сиротами?

- Как ни странно, это то, что они начинают жить жизнью обычного человека: работают, воспитывают детей, заводят друзей. Для них – это настоящий результат, потому что быть сиротой очень сложно, и я искренне рада за тех девчонок, кто становится полноценным участником общества.

- Складывается впечатление, что жизнь мальчиков-сирот проще, чем девочек?

- Да, материнство ко многому обязывает. К тому же, благодаря социальным сетям мамочки «соревнуются», у кого жизнь лучше. Публикуют свои фотографии, своих детей, своего дома. А фотографии должны быть красивыми, а дети на них – ухоженными. Это тоже заставляет прилагать определенные усилия. Редкость, когда юноши-сироты быстро заводят семьи и детей, чаще они ведут расхлябанный образ жизни. Но положительные примеры, когда после выпуска из детского дома ребята женятся и становятся хорошими отцами, у нас тоже есть.

- Вы получаете помощь от государства в вашей работе?

- Когда был принят закон о постинтернатном сопровождении в Ленинградской области, нам было отказано в субсидии из областного бюджета, хотя ранее на протяжении трех лет регион поддерживал наш проект помощи выпускникам-сиротам.

К сожалению, в этом году нам не удалось выиграть грант на получение субсидии от администрации Гатчинского района для помощи выпускникам интернатов и ресурсных домов. Но это не значит, что перестали им помогать.

- Расскажите, с какими проблемами сталкиваются выпускники ресурсных центров сегодня.

- Раньше выпускники ресурсных центров Ленинградской области могли получать среднее образование в Питере. Для них была выстроена целая система сопровождения. В общежитиях они жили под присмотром взрослых, были обеспечены всем необходимым: питанием, одеждой, товарами для учебы и повседневной жизни. К сожалению, эту систему отменили, и сегодня ребята могут получать образование только в Ленобласти. Хотя жизнь в большом городе ко многому их мотивировала.

Также отменили возможность получить сразу несколько специальностей в одном училище, при этом продолжая проживать в общежитии. Представьте, молодой человек в 18 лет с одним образованием, допустим, «автослесаря» остается на улице. Учеба закончилась, работы нет, опыта – тоже, комнату в общежитии необходимо освободить, квартира от государства зачастую еще не готова – или не оформлены документы, или не хватает простейшего ремонта, или мебели. Сироты и так дольше взрослеют, чем обычные дети. А тут они просто остаются на произвол судьбы без какой-либо поддержки со стороны взрослых. И начинаются загулы, неконтролируемая трата денег, к которым они получают доступ в 18 лет, и многое другое.

Помню, как летом 2016 года несколько наших подопечных так остались на улице. Нам потребовалось большое количество усилий, чтобы они не потерялись по жизни.

В теме сиротства нельзя допускать ошибок, иначе один недоработанный закон обернется человеческой трагедией. Вообще, каждая сиротская жизнь – это трагедия.

- Что бы Вы лично изменили в законах, связанных с сиротами?

- Обязательно необходим бесплатный проезд для сирот. Как ни странно, львиную долю денежных средств мы тратим на проезд сирот по Ленинградской области и Санкт-Петербургу, чтобы они могли восстановить документы, устроиться на работу, доехать до места учебы.

Необходимо развивать культуру оказания помощи сиротам. Например, регулярные публикации в средствах массовой информации: «помогли тут», «помогли там», рассказывать о благотворителях и меценатах, социально значимых мероприятиях, чтобы слово «помощь» звучало чаще. Люди должны осознать, наконец, что проблема голода, холода, сиротства, насилия и смерти – это не где-то там, это рядом – порой, в соседней квартире. Дилетантство – думать, что сироты живут на всем готовом, «сами виноваты» и прочие шаблоны, которые не дают возможности проблеме неустроенности сирот сдвинуться с мертвой точки.

А самое страшное, что некоторые выпускники детских домов, которым не посчастливилось попасть в поле зрения благотворительных организаций и волонтеров, становятся угрозой для общества. Если девочки-сироты просто могут загубить свою жизнь, то мальчишки могут еще и навредить другим. Большое количество сирот проходит через тюрьмы. Но прежде чем попасть туда, они успевают натворить много бед – наркотики, кражи, драки…

Надо постоянно держать под контролем таких ребят, корректировать их поведение. На всех нас лежит ответственность за девчонок и мальчишек, которым однажды не повезло, но в наших силах это исправить.

- Благодарю за откровенный разговор.