Тёмные и светлые аллеи Гатчинского парка

Тёмные и светлые аллеи Гатчинского парка

Мы начинаем публиковать воспоминания старшего научного сотрудника Государственного музея-заповедника «Гатчина» Валентины Владимиров-ны Федоровой, почти 50 лет посвятившей возрождению Гатчинского дворца.


 Валентина Федорова считает себя коренным жителем Гатчины. Ее родители переехали из Ленинграда, когда маленькой Вале было всего два года. Окончив Гатчинскую школу №4, Валентина Владимировна поступила на отделение этики и эстетики философского факультета Ленинградского государственного университета им. Жданова. Так как училась на вечернем отделении, сразу стала искать работу по специальности. Тогда дирекция дворца-музея и парка переехала в здание паркового павильона Птичник на берегу Колпанки и занималась только Дворцовым парком, который получил статус парка культуры и отдыха. В 1969 году Валентина Федорова пришла работать в возрожденный научный отдел. С открытием в 1985 году первых отреставрированных залов дворца Валентина Владимировна возглавила экскурсионный отдел, потом была руководителем научно-просветительского, экспозиционно-фондового отделов.

- В моей жизни самым ценным было рождение дочери, внука и Гатчинского дворца-музея, – говорит Валентина Федорова. – Сейчас я занимаюсь самым прекрасным – садово-парковым искусством. Конечно, архитектура, дворец, коллекции – это все замечательно. Но самое близкое к человеку искусство – садово-парковое. В следующем году исполняется 50 лет, как я работаю в музее. За это время очень изменился мир, музейный мир, отношение к ценностям. Уходят люди, которые много вложили в возрождение нашего музея, которые все знали, видели, помнили, и для которых музейная работа была самоотверженным служением. Сейчас кажется, что так было всегда. А на самом деле – нет...

Валентина Федорова – автор книг, исторических справок и научных статей в различных изданиях. В серии публикаций на страницах «Гатчинской правды» Валентина Владимировна поделится с читателями своим личным восприятием событий, расскажет об истории этого периода Гатчинского дворца и о ценности всего дворцово-паркого ансамбля Гатчины. Ее откровенные воспоминания и суждения, безусловно, будут интересны всем, кто любит, знает Гатчину и хочет знать еще больше.

 

 

Посвящается моим родителям

    

Глава 1

      

Была чудесная весна!

Они на берегу сидели –

Река была тиха, ясна,    

Вставало солнце, птички пели;

Тянулся за рекою дол,

Спокойно, пышно зеленея;  

Вблизи шиповник алый цвел,  

Стояла темных лип аллея.

Из стихотворения Н. Огарева «Обыкновенная повесть»

 

Есть в северо-восточной части Дворцового парка две дороги: Темная и Светлая. Они, огибая один и тот же участок, начинаются у Березовых ворот и вновь соединяются у Зверинских.

Темная дорога похожа на лесную просеку, немного пугающую. С обеих сторон она окружена стеной из разлапистых елей и высоких сосен, за которыми не видно выхода. 

А Светлая – открыта солнцу, ветрам и озерным просторам. Она составляет лишь небольшой отрезок Круговой дороги, спланированной  более двух столетий назад вокруг Белого озера.

И вот уже полвека темные и светлые периоды истории Гатчинского дворца-музея, как эти парковые аллеи, стали и моей судьбой.

Но началось все вовсе не с аллеи, а с заснеженной тропинки по берегу реки Колпанки. Это было 26 марта 1969 года. 

Тогда, еще учась в Ленинградском государственном университете, я пыталась устроиться на работу в какой-нибудь музей. И вот по совету знакомого сотрудника культмассового отдела я пошла в отдел кадров дирекции дворца-музея и парка.

Проваливаясь по колено в снег, который сверкал под ярким мартовским солнцем, я с трудом добралась до здания бывшего паркового павильона «Птичник» – к «музею», как я думала.

Сегодня многим, в том числе и тем, кто работает в Гатчинском музее-заповеднике, трудно представить, что были времена, когда не было такого учреждения и даже вообще могло не быть. Как известно, в 1951 году здание Гатчинского дворца, в котором с 1945 года началась музейная работа, было отдано для размещения военно-морского училища. В результате дирекции пришлось перебраться на окраину парка в бывший парковый павильон «Птичник», который уцелел во время Великой Отечественной войны.

Первое, что я увидела при входе в здание «Птичника», – табличку под стеклом: «Дирекция дворца-музея и парка». Уже тогда я подумала: «Да, есть парк, а где же дворец?». И уже позже с дерзостью молодости это же я спрашивала у моего первого директора, чем, конечно, вызывала, мягко говоря, раздражение. 

Не могу не напомнить, что бывший парковый павильон «Птичник» причислен к памятникам архитектуры начала XIX века и является ранней работой талантливого русского архитектора Андриана Захарова, известного автора Адмиралтейства в Санкт-Петербурге.

Павильон был построен в Павловское время на берегу Колпанки, на границе Дворцового парка и парка «Зверинец», где изначально находились постройки хозяйственного назначения. Еще при первом владельце гатчинского поместья, графе Григории Орлове, этот район использовался для охотничьих забав. Например, на месте будущего парка «Сильвия» существовал «парк для фазанов», который представлял собой «лес с рощицами, полянами и зданием фазанареи».

Путешествуя по Европе, великий князь Павел Петрович видел в резиденциях королей и принцев хозяйственные комплексы с первоклассными архитектурными сооружениями. Так, во Франции в Шантийи, в замке принца Луи-Жозефа Конде, на обширной территории Менажери (Зверинец) был построен замечательный комплекс зданий с вольерами для птиц, клетками для зверей. Это был прообраз современных зоопарков. И рядом с ним находилась легендарная Латери (Молочная для удовольствия), построенная еще в конце XVII века и воспетая поэтами, музыкантами. Без сомнения, Молочная из Шантийи повлияла на появление Дворцовой фермы в Гатчине на правом берегу Колпанки. 

В 1797 году, уже став императором, Павел I «повелел перевести изъ Царского Села въ Гатчину разных птицъ, как то: павлиновъ, лебедей, цысарских куръ и др.». А год спустя началось строительство Птичного дома по проекту архитектора А.Д.Захарова.

Сохранились строительные документы того времени. Например, в одном из них говорится: «В Гатчинском городовом правлении вологодской губернии соливычегодского уезда деревни государственный крестьянин Дмитрий Заиц сим обязуется на показанном месте построить птичий двор по предъявленному плану и по показанию архитектора, вырыть рвы, вывесть фундамент, производить кладку стен с рустиком и карнизом из парицкой плиты, цоколь из черницкого камня, а колонны из пудовского камня и сделать каменную лестницу».

В эти годы Андриан Захаров был назначен Павлом I главным архитектором Гатчины. По его проектам и «под его наблюдением» в Дворцовом парке были построены Горбатый и Львиный мосты, Холодная ванна, оранжерея в Ботанических садах, лютеранская кирха в Малых Колпанах, перестроено здание Кирасирских казарм, а также началось строительство знаменитого монастыря св.Харлампия для Мальтийских рыцарей тоже на берегу Колпанки рядом с Дворцовой фермой. В наши дни  место, где строился монастырь, обозначено деревянным поклонным  крестом. Известно, что архитектор участвовал в перестройке Гатчинского дворца, в частности, в отделке Дворцовой церкви.

К сожалению, в связи с гибелью нашего «гатчинского» императора в марте 1801 года постепенно прекращается финансирование многих объектов, и проект Птичника не был до конца осуществлен. В середине XIX века здание было перестроено под руководством архитектора А.М. Байкова, но с «сохранением первоначального замысла».

До 1917 года Птичник использовался для содержания фазанов, водоплавающей птицы, кур, голубей и даже коз.

Павильон представлял собой П-образное в плане здание, выходящее главным фасадом в сторону реки Колпанки. Он имел выступающий двухэтажный центр и одноэтажные боковые части, по краям которых возвышались небольшие круглые башенки со шпилями. Широкая лоджия над портиком в центральной части и башенки служили смотровыми площадками, с которых открывался вид на один из красивейших пейзажных уголков парка.

Хочется добавить, что в оформлении этой части принимал участие Николай Львов, человек незаурядных талантов и автор Приоратского дворца. Здесь в конце XVIII века он построил ряд интереснейших сооружений. Архитектор нарушил тихое течение речки Колпанки, перекрыв ее плотиной. Вода каскадом переливалась через преграду. Над каскадом был перекинут пешеходный мостик, эффектно декорированный камнем-туфом. Как знаток и большой поклонник искусства Древней Греции и Рима Николай Львов  вблизи моста соорудил искусственные руины – «Навмахию», названную в память о театре для водных сражений в Сиракузах. Небольшой бассейн  в гранитной раме с мощным родником окружали живописно расставленные фрагменты мраморных колонн, которые  напоминали разрушенный древний храм. С обеих сторон к воде спускались каменные лестницы.

Сегодня в руину превращается и сам Птичник. В 1983 году здание пострадало при пожаре и продолжает разрушаться. И когда над речкой поднимается туман, то здание превращается в мираж, и кажется, что не было тех 15 лет с радостями и открытиями, огорчениями и надеждами. 

 

Валентина Фёдорова

(продолжение следует)