Секрет долголетия – в постоянном движении

Секрет долголетия – в постоянном движении

В октябре в России проходит декада пожилых людей. В эти дни чествуют ветеранов, многолетних тружеников и, конечно же, долгожителей. С одним из них мы познакомились недавно: 7 ноября исполнится сто лет одной из старейших жительниц Гатчинского района Пелагее Семеновне Кодяковой.


О том, как складывалась жизнь Пелагеи Семеновны, и в чем секрет ее долголетия, мы поговорили с ее дочерью, Натальей Алексеевной.

Жизнь Пелагеи Семеновны словно сошла со страниц шолоховских произведений, ведь она — родом из донских казаков. Ее детство и юность прошли на хуторе Головский, что раскинулся на землях Войска Донского (нынешняя Волгоградская область). Отец был из бедной казачьей семьи, мама, напротив, из зажиточной. В семье было четверо детей. Жили очень бедно, особенно тяжело стало, когда началась коллективизация. Пелагея Семеновна помнит, как загоняли в колхозный табун казачьих лошадей, как плакали старики, прощаясь с ними, как потом тайком ходили кормить своих животных...

Несмотря на трудности, девушка к восемнадцати годам окончила девять классов. Вышла замуж за военного и переехала жить к мужу в станицу Клетскую, поближе к Дону. К началу Великой Отечественной войны в семье уже подрастала маленькая дочь, ждали второго ребенка.

В 1941 году муж ушел на фронт. Пелагея Семеновна долго не решалась на эвакуацию, надеясь на лучшее. Но немцы продвигались быстро, и семье пришлось, собрав наскоро вещи и документы, уйти в лес. Проведя там несколько дней, все же вернулись в станицу. Потом с дочкой и свекровью попытались уехать на поезде в более спокойные места. Этот страшный путь Пелагея Семеновна запомнила на всю жизнь. Частые пересадки и бомбежки поездов с воздуха, постоянный свист пуль и снарядов, попытки прятаться от них под железнодорожными вагонами... А еще — непрерывный страх от мысли: «Если меня убьют, кому будет нужна моя дочка?» А ведь Пелагея Семеновна ждала еще и второго ребенка...

Кое-как добравшись до Сталинграда, решили вернуться в Клетскую. Шли пешком, преодолев более двухсот километров. Не успели перевести дух, вернувшись домой, как станицу заняли румынские части фашистских войск.

Время немецкой оккупации принесло жителям Клетского района много горя и страданий. Враг грабил, разрушал и сжигал хутора и станицы, издевался над населением. Пелагея Семеновна вспоминает, как прятали свои лица женщины и девушки, как стремились они стать невидимыми для немецких захватчиков. У нее страх был особым, ведь она была женой офицера и ждала, что кто-то донесет на нее. Но этого, к счастью, не случилось. Оккупанты выселили из дома всю ее семью, которой пришлось перебраться в летнюю кухню. У Пелагеи Семеновны родился мальчик, который прожил на белом свете всего девять месяцев и умер оттого, что у мамы кончилось молоко, а взрослая пища не усваивалась.

Название станицы Клетской огненными буквами вписано в историю Сталинградской битвы. Именно отсюда в ноябре 1942 года началось контрнаступление Красной армии. Название станицы не сходило с газетных полос и транслировалось по Всесоюзному радио. Сводки Совинформбюро начинались с сообщений о тяжелых ожесточенных боях в районе Клетской.

Как вспоминала Пелагея Семеновна, станица несколько раз переходила из рук в руки. На время боев семья перебралась в подвал, слушая непрерывную канонаду со всех сторон. Когда станицу освободили от фашистов окончательно, из тысячи домов относительно целыми оставалось лишь около десяти. Пахотные клетские земли зарастали бурьяном — люди боялись их трогать, потому что они были напичканы минами.

После оккупации Пелагея Семеновна получила похоронку на мужа. Замуж во второй раз вышла уже после войны, за отца Натальи Алексеевны, кадрового офицера Алексея Кодякова. Как водится, семья военного постоянно кочевала с места на место, но, как говорит Наталья Алексеевна, ее мама везде умудрялась создавать уют и тепло. Когда Алексей Миронович вышел в отставку, семья надолго поселилась в городе Великие Луки Псковской области. Некоторое время Пелагея Семеновна работала на трикотажной фабрике, но в основном занималась детьми и внуками.

Когда Наталья Алексеевна поселилась вместе со своей семьей в Тайцах, родители переехали к ним поближе, в Гатчину. Как она говорит, мама всегда старалась помогать во всем и постоянно ездила из Гатчины в Тайцы.

Как уверена дочь, секрет долголетия Пелагеи Семеновны – в постоянном движении, в работе: как говорят, глаза боятся – руки делают. В ней сохранялся постоянный интерес к жизни. Пелагея Семеновна очень любила читать, причем самую разную литературу. Даже фэнтези, к которому ее приучила внучка, читала с удовольствием, говоря: «Да, это такая ерунда, но так интересно, что будет дальше!» А вот про войну говорить никогда не любила — слишком тяжелый след оставила она в ее душе...

- Наша мама — человек действия, – говорит Наталья Алексеевна. – Она никогда ни перед чем не пасовала, не боялась работы, хватаясь за все, и никогда ни на что не жаловалась. Мама – великолепная хозяйка и очень любит своих детей, внуков и правнуков, которых у нее сейчас восемь. Она никогда не пыталась поучать нас, действуя только личным примером и считая, что жизнь сама всему научит. И еще она всегда говорит: «Я счастлива своими детьми».

И правда, как только мы зашли к ней поздороваться и пообщаться, улыбка сразу озарила ее лицо. В добром общении она тоже черпает силы.

Юлия Лысанюк