О жизни в детском доме честно и без прикрас (история с хорошим продолжением)

О жизни в детском доме честно и без прикрас (история с хорошим продолжением)

Что происходит с детьми после выпуска из ресурсного центра? С каким багажом они выходят оттуда? О чем мечтают и к чему стремятся? На эти и другие вопросы в личной беседе нам ответил выпускник Сиверского детского дома (ныне – ресурсного центра) Евгений, который пожелал не раскрывать свою фамилию.


Евгений попал в Сиверский детский дом, когда ему было пять лет. Сейчас ему 20 лет. Он обеспечивает себя сам, строит планы на будущую жизнь и научился, как он считает, жить в «этом» мире…

- Женя, расскажи о своей жизни в детском доме.

- Я не могу оценить, хорошо мне было там или плохо, так как не знал другой жизни. Мы были обеспечены продуктами, жильем, вроде бы всем необходимым. Но ту же одежду, которую нам выдавали, не всегда хотелось носить – не подходила по размеру, не нравилась. Часто мы просто ее продавали.

Мы были не приучены о чем-то просить. Вроде, неудобно. Среди нас было распространено мнение, что просить – стремно. Ты должен сам решить свою проблему. Мне было проще украсть или заработать и купить то, что мне нужно. Воровал на рынках, зарабатывал тем, что колол дрова и помогал людям по хозяйству в частных домах. Сегодня понимаю, что воровать – это плохо.

- Была ли в детдоме дедовщина?

- Скорее, иерархия.

- Почему, допустим, ты ее не прекратил? Тебе было неприятно, когда ты был внизу иерархической лестницы. Зачем тогда довлеть над теми, кто потом оказался ниже тебя?

- Ребенок, который попадает в батор, быстро мимикрирует и начинает жить по правилам коллектива: кто сильнее – тот главный. При этом если кто-то извне наезжал на наших, то мы вписывались за него всем составом. Не буду утверждать, что сейчас дела обстоят так же. Детский дом стал ресурсным центром. Говорят, что там теперь все стало по-другому.

- Что означает слово «батор»?

- Не знаю. Мы его всегда использовали, когда говорили про детский дом («батор» - сокращение от слова «инкубатор»).

- Несмотря на то, что ты жил в детдоме, у тебя было ощущение, что это твой дом – место, куда ты всегда можешь прийти, где тебя накормят, поддержат, выслушают?

- Нет, такого ощущения никогда не было. Возможно, такое ощущение и было у тех, кто попал туда из семьи. А у тех, кто вырос там с детства, нет. Можно сказать, что мы не особо испытывали какие-либо эмоции, так как в детдоме они уже не играют особой роли. Со временем ты просто забываешь (или не знаешь изначально), как это – чувствовать что-либо.

- Что ты имеешь в виду?

- Эмоциональность детдомовца зависит от того, сколько он там про-жил. Если с раннего детства, то ее практически нет. У меня в этом плане был полный провал. В детском доме демонстрация каких-либо переживаний считается слабостью, нельзя ныть. Ты должен уметь подавлять свои эмоции. Для детдомовца привычнее получить удар в лицо, чем поглаживание по голове. Если в младших группах воспитатели как-то могут достучаться до детей и сами дети тянутся к ним, то в старших группах уже все по-другому. Воспитатель уже не мог совладать с группой подростков.

Помню, что долгое время не понимал шуток и не знал пословиц и поговорок. На первом курсе училища кто-то сказал мне, что у меня «скелеты в шкафу», и я на полном серьезе пошел смотреть, что же лежит в шкафу.

Моя девушка в начале отношений всегда говорила мне, что я бываю очень груб – слишком сильно держал ее за руку, не понимал, что могу обидеть. Постепенно я стал следить за собой и исправлять поведение.

- Где ты получил образование?

- Учился в Сиверской школе № 2, был не самым прилежным учеником, окончил 9 классов. Выпускники детских домов могут получить среднее образование только на территории Ленинградской области, поэтому поступил в ГИЭФПТ на технологический факультет по направлению «дизайн».

- Почему ты решил стать дизайнером?

- Любил рисовать, хотел стать мультипликатором. Потом понравилась передача «Школа ремонта», решил, что рисовать и разрабатывать интерьеры тоже интересно. Сначала это была просто идея, затем уже серьезное желание. В результате, окончил ГИЭФПТ, нашел работу, занимаюсь дизайном.

- Некоторые выпускники ресурсных центров бросают учебу, так и не получив образования. Что тебе помогло не сойти с дистанции?

- Я очень хотел вырваться из «того» мира. Если можно так сказать, создавал себе больше проблем и вызовов, которые приносили большее количество решений, а значит, больше возможностей. Стал больше общаться с «домашними», учиться, развиваться, что-то перенимал у них. В результате, выстроил свою систему ценностей, которой придерживаюсь.

- Что значит «тот» мир, «домашние»…? Мы вроде бы в одном мире живем…

- Это вам так кажется. Я не общаюсь ни с кем из детского дома, кроме своего брата и еще одного друга. «Тот» мир живет по своим законам, не всегда правильным, и если вовремя из него не выбраться, то так и останешься с теми же повадками. Необходимо буквально силой заставлять себя менять свою жизнь.

Когда я выпустился из детского дома, то был похож на Маугли – не знал, что такое коммунальные платежи, как работает стиральная машина, как зарабатывать деньги и главное, как их тратить. Повторюсь, у детдомовцев сильно развита мимикрия, мы быстро всему учимся, если придется и если этого захотеть. К сожалению, эта способность у многих быстро переходит в двуличие, если ее не контролировать.

- Воспитанники в 18 лет получают доступ к большой сумме денег – пенсии по потере кормильца, которая копится на закрытом банковском счете, и многие тратят эти накопления буквально за неделю. Расскажи, как это было у тебя и твоих друзей в детском доме.

- Да, у некоторых эта сумма доходила до 2 млн рублей, и они тратили ее за несколько дней – прокат лимузинов, алкоголь, женщины легкого поведения и так далее… В детском доме дети не знают, что такое деньги, так как они ими в общем-то не пользуются – 200 рублей или 200 тысяч – все равно. Не знаю, как бы я распорядился такой суммой, так как сам получил всего 50 тысяч рублей и потратил их на нужные мне вещи. Если бы я мог изменить закон, то сделал бы так, что накопленную пенсию можно было бы тратить только на ремонт, покупку мебели – что-нибудь полезное.

- Ты получил квартиру от государства?

- Да, мне дали однокомнатную квартиру в поселке Сиверский, но я не собираюсь там жить. Уверен, что выпускнику детдома или ресурсного центра нужно давать жилье не в том же населенном пункте, где он вырос. Ему просто необходимо начать жить в другом обществе, знакомиться с новыми людьми.

- Если бы ты действительно стал законодателем и мог бы предложить некую программу по развитию ресурсных центров, то что бы в ней было?

- Я бы поменял многое. Нельзя собирать в одном центре много детей. Лучше, если они будут жить в квартирах по 3-4 человека. Двое старших воспитывают двоих младших. Во-первых, так проще приучиться к бытовой стороне жизни. Они сами будут готовить, делать уборку. Во-вторых, старшие будут подавать пример, как нужно жить, с кем общаться и что точно не стоит делать. Пусть будет некий взрослый куратор от ресурсного центра, который просто будет следить периодически за ними.

Также можно поселить детдомовцев, исходя из общности интересов: спорт, искусство и так далее. Когда старшие вырастут и уйдут, их место займут младшие и будут воспитывать уже новеньких. Таким образом, у них будет чувство дома, не будет никакой иерархии, и им будет проще потом жить в реальном мире, потому что они будут жить в нем изначально.

- Извини за вопрос, ты не боишься иметь своих детей? Существует мнение, что детдомовцы часто сдают туда же своих детей. Раз меня государство вырастило, значит, и моих детей тоже должно…

- Нет, не боюсь и не согласен с этим стереотипом. Про детдомовцев многое, что говорят – что у нас плохие гены, мы очень агрессивные… Да, если ударить детдомовца, то скорее всего он не испугается дать сдачи. Но мы не агрессивны настолько, чтобы первыми нападать на «домашних» просто так. Еще говорят, что детдомовца сразу можно вычленить в толпе, но это тоже неправда. Скорее наоборот – никогда на него не подумаешь.

- Расскажи о своей жизни сегодня и планах на будущее.

- Снимаю квартиру в Гатчине, работаю дизайнером. Люблю оформлять квартиры и дома в скандинавском стиле, хай-тек, модерн. Свой дом обязательно сделаю в стиле лофт. Компания, где я раньше работал, переехала в Лондон, но я отказался поехать с ними, хотя приглашали. Я не до конца адаптировался к этому миру и пока не готов менять страну.

Планирую получить высшее образование. Сначала хотел идти учиться дальше на дизайнера, но понял, что потрачу время впустую, так как уже есть опыт, клиенты, а просто «корочка» о высшем образовании мне не нужна. Думаю получить специальность психолога или актера – вот это мне интересно. Также хочу заниматься музыкой и выступать на сцене. Это дает чувство свободы.

- Удачи тебе, Женя!