«Дарина» дарит надежду

«Дарина» дарит надежду

Гатчинский реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями «Дарина» - место, где помогают детям с тяжелой инвалидностью. Что это значит, знают, пожалуй, только мамы с детьми, больными детским церебральным параличом или другими тяжёлыми заболеваниями. И, конечно же, это хорошо знают сотрудники «Дарины» - высоко-квалифицированные специалисты и замечательные педагоги. Ведь именно они, в сотрудничестве с родителями, буквально ставят на ноги своих подопечных...


О том, что лежит в основе комплекса реабилитации для «особенных» детей, и о принципах работы с ними, мы поговорили с заведующей стационарным отделением «Дарина» Анастасией Власовой и инструктором лечебной физкультуры Альбиной Афанасьевой.

 

Аделина учится ходить и... летать

- Пошли-пошли! Во-о-от так — правой, левой, правой, левой... Давай-давай, топ-топ! Аделиша, покажи, как ты красиво и ровненько ставишь ножки. Молодец, очень красиво, просто - супер!

В кабинете лечебной физкультуры идёт занятие: Аделина учится ходить с помощью тренажёра Гросса. Помогает ей в этом инструктор лечебной физкультуры Альбина Афанасьева.

Аделина похожа на очень маленького мальчика, хотя она, конечно же, девочка, и ей уже целых шесть лет. Ей не повезло родиться в семье, где её бы любили и заботились о ней. А после того, как малышке поставили диагноз ДЦП, мама и вовсе махнула на неё рукой.

- Когда Аделину пришли забирать у нерадивой мамаши, малышка могла только лежать – настолько сильной была спастика ног, - говорит Альбина Вячеславовна. - Сейчас девочка живёт у нас, в стационарном отделении для несовершеннолетних с временным проживанием центра «Дарина». Мы пытаемся научить её всем основным видам движений, самостоятельно сидеть, стоять на четвереньках, ползать, стоять у опоры и пытаться делать первые маленькие шажочки.

Альбина ненадолго отпускает Аделину, и девочка продолжает перебирать ножками сама, иногда подпрыгивая и зависая в воздухе, поддерживаемая эластичными тяжами тренажёра Гросса. Она счастливо улыбается, если удаётся подлететь особенно высоко.

Кстати, тренажёр Гросса изначально был изобретён для отработки прыжков в фигурном катании. Потом его адаптировали для реабилитации детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. С помощью этой волшебной штуки Аделина учится чувствовать своё тело в пространстве. Учится ходить, не боясь, что упадёт и ударится...

 

В основе реабилитации - комплексный подход

Реабилитационный центр «Дарина» был создан в 2000 году, и главной его задачей стала работа с детьми-инвалидами и их семьями. С тех пор главные цели и задачи Центра не изменились. Со временем, конечно, структура Центра расширилась — в частности, в нём появился детский приют, или, правильнее сказать, стационарное отделение для несовершеннолетних с временным проживанием. Сюда попадают дети из неблагополучных семей, и многие из них также страдают тяжелыми заболеваниями.

Со всеми детьми, вне зависимости на каком отделении они получают услуги, здесь работают, начиная с их рождения и до восемнадцати лет. Уникальность центра «Дарина» - в комплексном подходе в реабилитации его подопечных. Это единственный реабилитационный центр во всей Ленинградской области с таким спектром реабилитационных методов и услуг.

- При этом какой-то определённой и единственной методики у нас нет, да её и быть не может, - говорит Анастасия Власова. - К каждому ребёнку нужен индивидуальный подход с использованием всех тех знаний, которые у нас есть. Работа с детьми от рождения до года выстраивается индивидуально, вместе с педиатром и неврологом. По их показаниям ребёнку назначается реабилитационный маршрут, включающий ЛФК, физиотерапию и массаж, медикаментозную терапию, занятия с логопедом, дефектологом.

Реабилитация длится от трёх месяцев до года, в зависимости от того, на какой срок разработана индивидуальная программа предоставления социальных услуг (ИППСУ). В дальнейшем можно разработать новую ИППСУ, если ребёнка признают нуждающимся в этом. Весь спектр реабилитационных услуг в «Дарине» оказывается за счёт бюджетных ассигнований для детей-инвалидов, то есть совершенно бесплатно.

- Мы говорим о возможности в будущем не допустить или исключить инвалидность, - говорит Альбина Афанасьева. - Если у ребёнка есть потенциал, и если правильно и на ранних сроках поставлен диагноз, у нас есть возможность подключить очень мощные силы для его реабилитации.

Используя комплексный подход, здесь не только занимаются с малышами, но и обучают родителей работе с детьми-инвалидами с новорождённого возраста.

- Наша первоочередная задача — научить родителей заниматься с ребёнком дома, преодолевая какие-то первичные нарушения, - объясняет Альбина Вячеславовна. - Также мы учим правильно подбирать ортопедическую технику и мебель, обувь, средства реабилитации. Родители разные бывают. Кто-то вникает во всё, а кто-то не принимает ситуацию инвалидности на психологическом уровне и уделяет меньше внимания подобным вещам.

 

ЛФК — важнейшее направление реабилитации

В центре «Дарина» работают действительно уникальные специалисты — невролог, педиатр, дефектологи, логопеды, психологи.

- У наших сотрудников огромный опыт работы с детьми-инвалидами, - говорит Анастасия Власова. - Индивидуальная программа реабилитации для каждого ребёнка позволяет получить отличную положительную динамику. У многих детей компенсируются нарушения, с которыми они приходят в «Дарину».

Одно из важнейших направлений деятельности центра - работа с детьми с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Речь идёт о таких серьёзных патологиях, как детский церебральный паралич, другие нарушения опорно-двигательного аппарата, связанные со сколиозами, кифозами, лордозами, нарушениями осанки, атонией мышц, различными дистрофиями.

Инструктор лечебной физкультуры Альбина Афанасьева работает с детьми в «Дарине» уже пятнадцать лет. Альбина Вячеславовна по образованию биолог. Закончила Башкирский государственный университет, работала микробиологом, учителем биологии и химии в школе.

- Когда-то я занималась конным спортом. Упала, сломала копчик, - рассказывает она. - Мне запретили подходить к лошади. Для меня это была катастрофа... Друзья предложили мне заняться иппотерапией. Мне было тридцать лет, и я впервые услышала это слово. Стало интересно, и я прошла специальное обучение в Институте дружбы народов, включающее работу с детьми с ограниченными возможностями. Начала заниматься с детьми верховой ездой с элементами иппотерапии в конном клубе в Гатчине.

А потом Альбину Вячеславовну пригласили на работу в реабилитационный центр «Дарина» - сначала просто позаниматься с детьми иппотерапией, а потом - насовсем. Уже работая здесь, она закончила лечебный факультет Санкт-Петербургского фельдшерского медицинского колледжа. Получила специализацию по лечебной физкультуре в клинической областной больнице, прошла курсы в Центре непрерывного профессионального медицинского развития Ленинградской области, подтвердив квалификацию инструктора ЛФК.

- Лечебная физкультура прописана абсолютно всем детям, кроме редких исключений по медицинским показаниям, - говорит Альбина Вячеславовна. - В первую очередь ребёнка осматривает невролог, потом мы вместе с ним разрабатываем индивидуальную программу для малыша. Комплекс упражнений подбираю я сама, всегда опираясь на диагноз невролога. После этого ребёнок начинает посещать ежедневные занятия лечебной физкультуры. Задача ЛФК - не только коррекция имеющихся с детства мышечных деформаций или приобретенных проблем в следствии, например, травмы, но и всестороннее гармоничное оздоравливающее воздействие на детский развивающийся организм.

 

В целительных объятиях костюма «Адели»

Одно из наиболее эффективных средств реабилитации для детей-«опорников» - так называемый костюм «Адели». На самом деле он имеет сложное название — динамический проприоцептивный нагрузочный антигравитационный костюм «Адели». Разработанный ещё в советское время, он изначально использовался для восстановления мышечной системы космонавтов, находящихся по полгода в космосе и возвращающихся на Землю с полной атонией мышц. Современные медики адаптировали этот костюм для реабилитации детей-инвалидов.

Костюм «Адели» не только очень эффективен в плане реабилитации, но и требует высокой квалификации работающего с ним специалиста. Одна из задач инструктора ЛФК — настроить костюм «Адели» под мышечный тонус ребёнка, чтобы конечности приняли физиологически правильное положение. Главное здесь — не навредить. Перед тем, как приступить к работе с этим тренажёром, Альбина Афанасьева прошла специальное обучение по работе с костюмом «Адели» в психоневрологическом диспансере Ярославля, получив бессрочный сертификат.

- Этот костюм мы надеваем ежедневно от 20 минут до часа, в зависимости от возможностей ребёнка, - говорит Альбина Вячеславовна. - С его помощью мы как бы идём от противного: если мозг не посылает правильные импульсы конечностям, то мы заставляем конечности принимать правильное положение, пытаясь привести мышечную систему к состоянию, близкому к естественному. Когда ребёнок занимается в этом костюме, в его мозге создаётся стереотип правильного прямохождения.

Помимо ставшего уже традиционным костюма «Адели», в центре «Дарина» используют также ортопедический пневмокостюм «Атлант». Он замечательно работает с последствиями острого нарушения мозгового кровообращения, ДЦП и очень хорошо корректирует все нарушения осанки — кифозы, сколиозы, лордозы, гиперлордозы.

 

Главное - непрерывность процесса

Как утверждают специалисты центра «Дарина», 98 процентов успеха реабилитации заключаются в непрерывности процесса.

- В большинстве реабилитационных центров любая, даже самая замечательная реабилитация имеет временные рамки, например, 21 или 28 дней, - говорит Альбина Афанасьева. - Но что могут дать тяжелобольному ребёнку эти три недели? Ничего вообще! За эти дни иногда даже один мизинец не шевельнётся. А у меня есть такие дети, для которых даже три самостоятельных шага за пятнадцать лет работы — уже огромное достижение. Конечно, много и таких детей, которые научились ходить, но за этим — годы и годы работы!

Реабилитационный процесс должен проходить ежедневно, более того — несколько раз в день, иначе — никак. Поэтому, помимо занятий непосредственно в центре, Альбина Вячеславовна обучает родителей занятиям с детьми на дому, в том числе с использованием видеоматериалов.

Кстати, за годы своего существования реабилитационный центр «Дарина» накопил ещё один бесценный опыт — родительский. Приводя своих детей на занятия и терапию в «Дарину», родители общаются, делятся опытом и знаниями, поддерживают друг друга.

- Такое общение бесценно, - говорит Анастасия Власова. - Здесь все понимают друг друга, ведь у всех — похожая беда и проблемы. Здесь родители все вместе радуются даже самым маленьким шажкам своих детей. И для детей это важно, особенно для тех, кто в принципе не обучаем, кто не может заниматься в школе и не имеет доступа к социуму. Некоторые дети с нарушениями опорно-двигательного аппарата или со смешанными диагнозами могут заниматься в стационарном отделении, находясь в режиме детского сада.

 

«Мы с детьми — большие друзья!»

- У нас есть такие дети, которые, изначально не имея положительного прогноза, ходят теперь по улице своими ногами, - говорит Альбина Вячеславовна. - Диме, например, сказали, что он не будет ходить никогда. Он провёл в костюме «Адели» лет пять, перенёс операцию. Иду я как-то недавно по Соборной, а он бежит навстречу: «Альбина, Альбина!» Сейчас он учится в девятом классе и собирается поступать в специализированный колледж.

На стационарном отделении для несовершеннолетних с временным проживанием центра «Дарина» жила девочка Ира - из асоциальной семьи, с диагнозом ДЦП. Никто и никогда с ней не занимался — кроме специалистов «Дарины».

- Когда мы начали с ней заниматься, ей было три года, она могла только ползать как червячок, - вспоминает Альбина Вячеславовна. - За год мы её поставили на ноги, научив ходить буквально с нуля. Сейчас она ходит в обычную школу, поёт, вышивает, занимается в разных кружках.

Ещё одному подопечному центра, Саше, в семнадцать лет сняли инвалидность. И таких примеров у «Дарины» — много.

- Представьте себе утро ребёнка с ДЦП, - говорит Альбина Вячеславовна. - Каждый день он просыпается в определённом настроении и с определённым мышечным тонусом. Это может зависеть от чего угодно — от общего состояния, от погоды, от переносимости нового лекарства, от того, как спал, от питания или работы кишечника... Но в любом случае ребёнок должен заниматься в хорошем настроении. А это значит, что мы с ним должны быть большими друзьями - иначе я не могу работать. Со многими детьми приходится заниматься годами, часто ежедневно и не по одному часу. Я знаю об этих семьях всё, и мы действительно с ними большие друзья.

Вырастая, дети уходят в свою большую жизнь, но продолжают поддерживать с нами связь. Они приходят к нам, рассказывают о своих успехах. И ради вот этого, ради их улыбок и самостоятельных шагов я и работаю. Это - моя жизнь, и я не вижу себя больше нигде, ни в какой другой профессии...