Люди-невидимки, или Как живется незрячему человеку в нашем мире?

Люди-невидимки, или Как живется незрячему человеку в нашем мире?

Часто ли вы видите незрячих людей на улицах своего города? Думаю, нет. Они стараются не выходить из дома, потому что это не просто очень сложно для них, но и опасно. Нет их и в социальных сетях, потому что заниматься этим им трудно по вполне понятной причине. И все же они есть, они живут среди нас, и их немало.


Как живется незрячему человеку в нашем мире? Что значит видеть по-настоящему и что такое душевная слепота? Почему иногда незрячие видят лучше и глубже, чем люди с хорошим зрением? Как сделать так, чтобы исчезла стена между их миром и нашим — цветным и ярким? Обо всем этом мы поговорили с членом Молодежного совета Санкт-Петербургской региональной организации ВОС, представителем Гатчинского отделения Всероссийского общества слепых Дмитрием Козловым.

На сегодняшний день в Гатчинской межрайонной организации ВОС состоит 342 человека. Но на самом деле их гораздо больше, просто о них нет точной информации.

Люди с нарушениями зрения - это совершенно особая категория граждан с совершенно особыми потребностями. При этом — самая, пожалуй, незащищенная категория среди людей с инвалидностью. Незащищенная, но не беспомощная. Не беспомощная, но помощь им все же нужна, и помощь особенная.

 

Дмитрий

- Иностранцы говорят — у вас просто обалденная медицина, раз инвалидов нет на улицах, - говорит Дмитрий. - Но инвалидов у нас как раз много, только нет для них по-настоящему доступной среды.

Дмитрий живет в поселке Сиверский. По профессии строитель. Потерял зрение, когда ему было 26 лет. Сейчас ему — 39.

- Как у человека, который потерял зрение во взрослом возрасте, у меня, естественно, началась депрессия, отказ от всего и от всех, - говорит он. - Года два спустя меня позвала в Гатчинское отделение ВОС его председатель Валентина Владимировна Григорьева. Пригласив меня на спортивные мероприятия, она начала меня потихоньку вытаскивать. Так я практически сразу принял участие в своих первых соревнованиях - чемпионате Ленинградской области по плаванию, который проходил в бассейне Школы олимпийского резерва в Санкт-Петербурге.

Потом я начал заниматься в медико-социальном реабилитационном центре в Санкт-Петербурге. Обучение длится три с половиной месяца, и там реально реабилитируют людей, попавших в такую ситуацию. Учат всему — чтению по Брайлю, ходить с тростью, даже таким простым вещам, как чистить картошку или резать хлеб. Когда теряешь зрение, приходится всему учиться заново...

Закончив обучение в центре, Дмитрий стал членом Молодежного совета Санкт-Петербургской региональной организации ВОС.

- Я единственный представлял в нем всю нашу необъятную Ленинградскую область, - говорит он. - Мы устраивали мероприятия и экскурсии для незрячих, проводили конкурсы, концерты, форумы. Я принимал участие в Общероссийском молодежном форуме. В этом году он проводился в Подмосковье. Тема «Социальные сети и создание своего контента в них» для нашей молодежи сейчас самая нужная.

 

Проблема доступной среды

Подавляющее большинство незрячих людей выходит на городские улицы исключительно по необходимости, потому что это для них очень непросто. Даже прилегающие к Гатчинскому обществу слепых территории до сих пор не благоустроены и не оборудованы элементарными путепроводами.

- В европейских странах для людей с нарушениями зрения предусмотрены специальные огороженные дорожки, как минимум ведущие в социально значимые места, - говорит Дмитрий. - Незрячие люди спокойно могут выйти погулять или дойти, куда им нужно. Они могут даже заниматься бегом, зная, что для них не будет никаких препятствий, и они не упадут в открытый люк... У нас, к сожалению, о доступной среде пока только говорится. А на деле... В Сиверском я даже не могу дойти от дома до магазина, чтобы не наткнуться на новое неожиданное препятствие в виде разрытой дороги, например. Мне проще передвигаться в огромном Петербурге, чем в родном поселке.

Ключевая железнодорожная станция в Гатчине для незрячих людей — «Татьянино». Чтобы попасть в гатчинскую организацию ВОС, Дмитрию нужно как-то добраться до электрички в Сиверском, а потом от «Татьянино» на улицу К. Маркса. Один он этого сделать не может — нужен сопровождающий. А ездить нужно часто — например, на тренировки и соревнования по настольному теннису в ВОС.

- Меня, как правило, встречают люди с остаточным зрением, - говорит он. - Но это опять-таки очень опасно, потому что такой человек видит только силуэты людей...

Если у нас нет безопасных для незрячих дорог, то может быть нужно помочь ходить им по тем дорогам, что есть? И здесь мы подходим к проблеме сопровождения.

 

Проблема сопровождения

По закону, люди с инвалидностью могут воспользоваться услугами социального такси. Но, например, для инвалида I группы — это всего лишь три поездки (туда-обратно) в месяц, и, как правило, это визиты к врачу.

- Перечень общественных мест, куда мы можем попасть с помощью социального такси, урезан до предела, - говорит Дмитрий. - Так, например, мы не имеем права его использовать, чтобы попасть в театр, кино или музей. Мы ограничены даже в этом. Радости попасть в Эрмитаж у меня нет. Для этого я должен добираться туда своим ходом, для чего опять-таки нужно искать сопровождающего.

Да, есть Служба сопровождения, на единый номер которой еще нужно дозвониться. Официально сопровождающий может встретить незрячего человека, например, на Балтийском вокзале в Санкт-Петербурге. Но до входа в метро я должен дойти один. К сожалению, принцип работы этой службы не согласован с нашими потребностями. Было бы более правильно, если бы сопровождающий был рядом с незрячим человеком от самого начала и до конца поездки. А если нужно ездить каждый день, например, на работу? Наверное, могли бы помочь волонтеры, но кто мог бы согласиться на это?

 

Проблема молодых

Выгорание у человека с инвалидностью по зрению — это совсем не то, что мы привычно обсуждаем как профессиональное выгорание.

- Выгорание у меня было, и не из-за того, что я устал, и у меня стресс, а из-за того, что у меня есть, что делать, но я не могу, и что нет людей, с которыми я мог бы взаимодействовать, - говорит Дмитрий. - Старшим членам ВОС в этом смысле несколько проще — они сохранили наследие еще той, прежней организации, в которой все бурлило и кипело. За много лет у них сформировался круг интересов. Есть, например, хор, который действует уже лет сорок. Есть настольный теннис. Есть туризм — правда, один раз в год, когда проводятся областные соревнования по спортивному ориентированию. Молодым все это не интересно.

Получается, что для молодых людей с нарушениями зрения не существует никаких развлечений, кроме спорта. Да, спорт - это тоже важно. Но спорт — это еще не все в жизни.

Как говорит Дмитрий, молодежь с нарушениями зрения учится в специализированных школах-интернатах. Это закрытые учреждения, где дети отделены от своей семьи и находятся в среде себе подобных. Выходя в социум, они теряются. К тому же устроиться на работу незрячему человеку сейчас очень тяжело. Профессионального обучения нет. На бирже труда разводят руками, когда речь заходит о людях с ограничениями по зрению или по слуху.

 

Проблема понимания

Как показывает жизнь, мало кто из «обыкновенных» людей способен представить себе даже такую простую вещь, как верно взятая интонация в разговоре с незрячим человеком. Это и правда очень трудно, и об этом мы тоже поговорили с Дмитрием. Но верная интонация — не самое главное. Страшнее и нелепее всего — то ли непонимание, то ли нежелание понимать, что на свете существуют люди с подобными проблемами.

Как говорит Дмитрий, отношение окружающих к незрячим людям оставляет желать лучшего. Незрячему человеку проще спрятать трость и идти, натыкаясь на препятствия, нежели испытывать дискомфорт во время общения.

- Проблема в том, что люди не могут нас распознать, не понимают даже смысл белой трости в руках, - говорит он. - Я, например, еще ребенком знал, что если увижу человека с белой тростью и в черных очках, я обязан подойти и перевести его через дорогу. Обязан! А сейчас... Я стою в метро, меня толкает человек, говорит: «Подвинься! Ты что, слепой?» А другой наступил на мою трость и сказал: «Ты что, идиот?! Зачем ты взял палку, интеллигент долбаный?» Потом подошла бабушка и объяснила ему, для чего нужна эта белая трость... Он похлопал меня по плечу, сказал: «Выздоравливай, братан», и ушел. А он чуть младше меня... И дело тут не только в культуре поведения. Просто люди в массе своей даже не знают, что такой незрячий человек, и что обозначает белая трость.

 

«Не зря, видим»

На данный момент Дмитрий взаимодействует с двумя благотворительными фондами, которые помогают людям с инвалидностью.

Фонд «Спорт для жизни» инициировал проект «Марафон в темноте», в котором люди с нарушениями зрения занимаются бегом со зрячими спортсменами-волонтерами.

Фонд культуры и искусства «ПРО АРТЕ» давно реализует проекты в области инклюзии. В частности, фонд успешно инициировал проект «Особый театр. Театральная лаборатория для слепых и слабовидящих», став куратором уникального спектакля «Не зря». Большая часть актеров в этом спектакле — незрячие люди. Дмитрий — один из них.

«Не зря» - уникальная постановка, которую сделал известный режиссер Борис Павлович, один из мэтров инклюзивного театра в Петербурге. Этот спектакль-исследование родился из попытки разобраться, что значит «видеть» и что такое «не видеть». Видит ли тот, у кого есть зрение? Настолько ли слеп тот, кого мы называем незрячим?

В основу спектакля легли документальные истории артистов «Особого театра», воспоминания, наблюдения, размышления о собственной жизни. Литературными источниками стали исследование Гёте «К теории цвета», работы Кандинского и Ле Карбюзье, эссе Ольги Седаковой «Путешествие с закрытыми глазами. Письма о Рембрандте».

- «Не зря» - это игра слов, - говорит Дмитрий. - Вы зря видите, а мы, не зря, видим. То есть вы видите, но зря, потому что вы этим не пользуетесь. Простой пример: вы живете в Питере, но не ходите в Эрмитаж. Посыл спектакля: если вы видите, пользуйтесь этим! И помогайте тем, кто не может этого увидеть. Вот, например, попробуйте описать для незрячего человека картину Рембранта, никогда ее не видевшего. Правда, это трудно? Но это возможно!

Как говорит Дмитрий, главное чувство, когда он выходит на сцену — это чувство свободы.

- Творчество — это всегда свобода, всегда революция, - считает он. - Мы можем перевернуть этот мир своим творчеством. Мы можем заинтересовать им людей. Очень многие незрячие — творческие люди. Наш спектакль попал в лонг-лист фестиваля «Золотая маска» - за творчество! Зрители долго не могли прийти в себя, а критики говорили, что подобное они видели впервые в своей жизни.

Спектакль «Не зря» обычно идет на Новой сцене Александринки, но иногда его играют в Эрмитажном театре, потому что одна из тем в спектакле - живопись.

- Особенность студии «ПРО АРТЕ» в том, что ее участники стараются как можно чаще устраивать для нас взаимодействие с обычными людьми, - говорит Дмитрий. - С ними мы попали в Эрмитаж. Очень интересная экскурсия была. Мы ведь можем посещать только те места, где можно что-то потрогать, и музей для нас станет бессмысленным местом, если такой возможности не будет. Но экскурсоводы Эрмитажа быстро входили в наше положение. Нам, незрячим, разрешили трогать древние египетские саркофаги, практически все скульптуры. Артисты ходили и рассказывали друг другу и нам про картины в зале Рембрандта, который стал основой для спектакля. Кстати, подобные программы начинает развивать и Гатчинский дворец, где тоже разрешают трогать экспонаты.

 

Как нам увидеть друг друга

Дмитрий пришел на встречу не один. На «Татьянино» его встречала Анастасия. Как оказалось, Анастасия Рыбакова — водитель гатчинского такси. Везла как-то раз Дмитрия по социальному заказу из Петербурга и долго не могла успокоиться потом. Отстраниться и забыть — тоже не смогла.

В октябре Дмитрий и Анастасия будут представлять Гатчинскую организацию ВОС на благотворительном фестивале «Круг добра», организованном фондом социальных инициатив «Мирные люди» совместно с фондом «Православная Детская миссия имени преподобного Серафима Вырицкого». Одна из главных тем фестиваля - проблема выгорания и волонтерства.

Кстати, фонд «Мирные люди» предполагает создать свое представительство в Гатчине, и, возможно, председателем этого представительства станет Дмитрий Козлов. Одно из первых мероприятий, которое планируется провести в рамках этого проекта, — тематические уроки в гатчинских школах.

А еще Дмитрий и Анастасия собираются организовать социальный проект, который дал бы незрячим людям возможность взаимодействовать со зрячими людьми. Основная задача проекта — привлечь людей: и тех, кто предпочитает на данный момент оставаться в самоизоляции от общества, и представителей общества, которые помогли бы незрячим людям не оставаться в тотальном одиночестве.

- У людей с инвалидностью не может не получиться — у них просто нет выбора, - говорит Дмитрий. - У нас, как у аллигатора, нет шансов вернуться назад. Если ты пошел, значит, должен идти до конца. Если не получилось, упал — встал, отряхнулся и начал сначала. Если я не пробью эту стену, кто сделает это за меня? Кто?..

- Самим нам не справиться, - говорит Анастасия. - Нужны люди, которые помогли бы сделать полноценный живой сайт для незрячих гатчинцев, с учетом интересов молодежи. Нужен канал или портал, куда могла бы стекаться вся нужная и полезная информация для незрячих людей. Необходима помощь в обучении работе в социальных сетях, чтобы люди могли полноценно общаться.

Неважно, чем помогать. Главное — дойти сюда, а применение точно найдется. Можно провести КВН или организовать другое досуговое мероприятие. Можно отвезти человека, если это вам по дороге. Можно вместе прогуляться до парка, можно просто книжку почитать или выйти на пробежку. Можно сходить вместе в магазин — выбрать одежду. У нас есть глаза, а у них — слух, руки и ноги. И этого вполне достаточно.

- Для нас важно, чтобы вы узнали, что мы есть, и что мы нуждаемся в вас, - говорит Дмитрий. - Между зрячими и незрячими не должно быть разделения. Важно взаимодействие между людьми, и не в смысле «я тебе помогаю», а «мы - вместе!»

 Желающие поучаствовать в будущем социальном проекте Дмитрия и Анастасии могут обратиться за их контактами в редакцию газеты «Гатчинская правда». Гатчинское отделение Санкт-Петербургской региональной организации ВОС расположено по адресу: Гатчина, ул. Карла Маркса, д. 63.

 Юлия Лысанюк

Источник фото: группа ВКонтакте «Проект «Не зря» на Новой сцене»

https://vk.com/event191966145


#РавныеСредиРавных #ГатчинскаяПравда