Сергей Ахтырцев: наставник – на вес золота

Сергей Ахтырцев: наставник – на вес золота

Более полусотни парней получили путевку в профессию, благодаря мастеру высочайшего класса, токарю-наставнику ОАО «Завод «Буревестник» Сергею Викторовичу Ахтырцеву. Более 46 лет он в профессии и столько же передает секреты мастерства молодым.


С детства Сергей Ахтырцев был лидером. Его энергия вовремя нашла выход в нужном русле: он стал токарем-наставником. Похоже, он и сам до конца не осознает, как у него это получается. Просто так идет от души. И ему это нравится. Никаких методик – интуиция. Прямо как в фильме «Усатый нянь», только усов у него нет, а его подопечные не малыши, а бойкие пацаны.

Сергей Викторович искренне гордится исключительным порядком на рабочем месте и в головах своих учеников, рассуждает о высокой любви и Рафаэле, говоря просто, цитирует классиков. В свои 62 года он легко находит общий язык с 20-летней молодежью.

- С чего начинается любовь к профессии?

- С того, как человека встретили на производстве. В этом отношении очень правильную позицию занимают наш директор Анатолий Яковлевич Назаренко и председатель профсоюзной организации завода Юрий Валентинович Подлужный. Молодежь работает в новых цехах и на новых станках. В коллективном договоре постоянно дополняется список мероприятий, улучшающих социальную защиту работников. У молодежи есть возможность получить подъемные, материальную помощь, если нужно – комнату в общежитии и многое другое. Главное заинтересовать, чтобы у молодого человека была возможность расти не только профессионально, но и материально.

- Как вы сами стали токарем?

- Жил и учился в Гатчине, на ул. Чкалова в школе №5, потом в железнодорожной школе №36. Так получилось, что в 15 лет начудил под Новый год, и пошел работать на завод им.Рошаля помощником токаря. Через две недели исполнилось 16 лет, получил паспорт, и мне оформили трудовую книжку. Параллельно с работой на заводе закончил вечернюю школу. К этому времени получил второй разряд. Очень благодарен всем своим наставникам. Разница в возрасте у нас была примерно такая же, как и у меня сейчас с моими пацанами. Они - бывшие морские офицеры, гордость страны. На парадах - полная грудь боевых наград. Для меня общение и работа с ними были большой школой.

В это же время я стал заниматься вольной борьбой. Здесь я познакомился и подружился с известными спортсменами Игорем Мазепой, Андреем Сорокиным. Мой тренер Михаил Яковлевич Каплан предложил перейти на завод «Буревестник». Так я оказался в инструментальном цехе, где у меня тоже были замечательные наставники. Быстро во всем разобрался и начал работать.

Мое первое наставничество началось в 18 лет – перед армией. За три дня обучил всему, что делал сам, и ушел служить. По возвращении влился в комсомольско-молодежное движение. Мы, молодые комсомольцы, помогали строить бассейн «Маяк», делали еще много чего полезного. Со словами «Сережа, давай!» мастер поставил меня бригадиром. Так, с 20 лет до 1991 года я руководил бригадой. В те годы к нам со всего Советского Союза приезжала отличная молодежь. У «Буревестника» было свое ПТУ № 250. Выпускники шли к нам на завод.

Всегда настаиваю, чтобы молодежь обязательно училась, чтобы они росли профессионально. У кого есть желание и возможность - получали высшее образование, потому что до пенсии еще работать и работать… полжизни. Первый мой ученик, Леша Козлов, отучился на оператора станков ЧПУ, стал прекрасным специалистом, затем продолжил образование, и уже три года работает начальником цеха.

- Как ваши ученики получали разряды?

- У нас на «Буревестнике» каждый год проходили конкурсы профессионального мастерства. И ежегодно цех № 11 и цех №6 проводили внутризаводские соревнования. За 1-2 места присваивались 3-4 разряды. Как правило, победителями и призерами были мои ребята.

- Как продолжилась ваша трудовая биография в 90-е годы?

- На сегодняшний день я в профессии 46 лет. В 90-м году родилась дочка, заказов на заводе не было, зарплата упала. Работал на трех работах, чтобы семью содержать. Потом удачно вел бизнес. Когда все это надоело, вернулся в профессию.

На «Буревестник» я сначала пришел только подхалтурить в вечернюю смену. Естественно, за двойную оплату. Работы было много, в цехе «зашивались». Молодежи хоть и было много, но ребята ничего не понимают, работать не могут. Начальник цеха попросил взять наставничество. Руководством завода были выделены на это деньги, и я возглавил работу молодежи.

Первые восемь ребят были очень разными. Чтобы был результат, я девять месяцев почти не выходил из цеха. По 10-12 часов работал. Когда мы сделали первый заказ в Индию, никто не думал, что молодежь это сможет. Это был очень серьезный заказ. Я поставил ребят «хороводом». Подготовил оснастку. Сам встал ведущим. И пошли работать по кругу. Мы за два месяца заказ сделали и отправили в Индию. Завод получил 14 миллионов. Все прошло на ура. И ребята в себя поверили.

Потом пришло еще шесть человек из училища. На первых порах я их пингвинами называю. У тех тоже крылья только по бокам хлопать, а не летать. Пройдет время, чтобы ребята научились руками работать.

Стараюсь каждый раз давать им серьезную работу под моим присмотром. Им же интересно не гайки точить. Мне мужики говорят: «Чего вы работу берете не по разряду». А как им еще учиться? Конечно, тяжело было, но когда они почувствовали материальное вознаграждение, старание удвоилось. Молодые 20-летние парни стали зарабатывать от 40 до 70 тысяч рублей.

Так за четыре года через меня прошло 20 человек. Остались не все. У нас ведь оборонка, жесткая производственная дисциплина, мы работаем в третьем классе точности.

- Конечно, так работать могут не все.

- Не все. А еще я долго не мог понять, почему ребята совсем не понимают чертежи. Объясняю, объясняю – результата нет. Оказывается, у многих в школе не только черчения не было, но и рисования. Стал заниматься, показывать. В каких-то вопросах бываю строгим. На мои замечания ребята не обижаются, знают, что это для пользы дела.

Что-то объясняю им на пальцах: отдыхал в вечернюю смену – ставлю не 8 часов, а 4 часа. Месяц закончился. Один получает 50 тысяч рублей, другой – 25 тысяч. Все – стали меньше чай пить и курить.

С другой стороны, за счет своего упорства, желания работать в профессию вписываются ребята, которые приходят из совершенно других сфер.

Было интересно наблюдать за ними, когда пошел интерес к делу. Они стали купаться в своей профессии. А я еще, бывает, мастер-класс покажу! У них глаза круглые. Теперь они уже сами могут многое.

- Молодежь меняется. Как вы находите общий язык?

- У моих собственных детей большая разница в возрасте. К ним приходят друзья, знакомые. И дома, и на работе я всегда окружен молодыми, мне с ними интересно. Уверен, что сегодняшняя молодежь лучше, чем мы.

Три вещи я не признаю ни в ком: наркотики, пьянство за рулем и изнасилование. Это недопустимо. В остальных случаях они знают, что могут получить мою помощь.

Еще одна заповедь на работе: никаких выводов. Должно быть, как в армии – единоначалие. Все вопросы решает мастер. Не надо оценивать действия руководителя. В любой ситуации сначала оцени себя, что ты можешь, что ты сам из себя представляешь.

Чтобы разобраться и помочь каждому найти себя в профессии, стараюсь больше узнать, как рос молодой человек, какая семья. Разные бывают жизненные обстоятельства, влияющие на характер и поступки человека.

Из полсотни пацанов, которые прошли через мою школу, больше половины выросло без отцов. Признаюсь, приятно слышать: «Викторович, ты мне как отец!» В разные годы кто-то женился и переселился в Петербург, кто-то понял, что это не его дело, кто-то нашел себя в родственной профессии. Все мои ученики при деле. У нас, я считаю, осталась элита.

Точно уверен, нынешняя молодежь – это наше будущее, наше национальное достояние. Я им отплатил любовью и мастерством, передав все свои навыки. Но меня им не догнать, потому что я и сам каждый день прогрессирую.

В прошлом году директор перевел меня на новый участок освоения продукции общепромышленного назначения, то есть гражданской продукции. Мы получили серьезный заказ. Его должны выполнять специалисты 6 разряда. Сейчас работаю с молодыми ребятами, подтягиваю сначала до того уровня квалификации, по которому они уже получили диплом, а потом выше.

Когда переводился, убедил коллектив, чтобы мой ученик Евгений Грязнев стал бригадиром. Вижу, что в перспективе, лет через десять, еще пару человек станут хорошими руководителями. Их преимущество перед теми бригадирами, которые приходят сразу после института, в том, что они знают всю механику, у них есть производственные навыки и плюс к этому профессиональное образование.

Беседовала Татьяна МОЖАЕВА