Кто поможет «дорасти» до взрослой жизни?

Кто поможет «дорасти» до взрослой жизни?

Уже четыре года в Ленинградской области действует закон о постинтернатном сопровождении детей, который подразумевает помощь выпускникам ресурсных центров (детских домов) до достижения ими 23 лет. О том, как закон работает на практике и с какими трудностями сталкиваются бывшие воспитанники детских домов, мы поговорили с методистом Сиверского ресурсного центра Марией Фёдоровой.


Сегодня в Сиверском ресурсном центре воспитываются 50 детей. Как правило, ежегодно его стены покидают 5-7 человек. Слово «покидают» используется условно, так как многие продолжают оставаться под кураторством центра. До принятия закона о постинтернатном сопровождении считалось, что 18 лет – это именно тот возраст, когда ребенок уже получил среднее профессиональное образование, жилье от государства и готов сделать шаг во взрослую самостоятельную жизнь. Но это далеко не всегда так.

- Часто в личном разговоре наши дети признаются, что им страшно. Страшно поступать, учиться, жить отдельно от своих воспитателей. У них нет опыта борьбы с трудностями и стрессом. В семьях дети учатся этому на примере своих родителей или самостоятельно, имея поддержку родителей, а у воспитанников ресурсных центров такой возможности нет, - делится Мария Федорова.

Именно поэтому подготовка к взрослой жизни начинается намного раньше. Воспитанники ресурсных центров Ленинградской области имеют право получить среднее специальное образование на территории региона, однако, выбор у них небольшой,  учитывая особенности физического и ментального развития. Поэтому вместе со своими социальными педагогами они посещают «ярмарки», которые проводят профессиональные учебные заведения.

- В процессе их устройства в учебные заведения мы по максимуму стараемся учитывать личные предпочтения, а также стремимся, чтобы в одном учебном учреждении учились сразу несколько наших выпускников, чтобы им было проще психологически и спокойнее рядом друг с другом, - говорит Мария Федорова.

Во время учебы ребята живут в общежитии, но на каникулы и выходные они приезжают в Сиверский ресурсный центр. На время практики сотрудники ресурсного центра стараются подыскать для ребят место рядом с центром, чтобы они имели возможность проживать в привычном для них месте. Таким образом, до наступления 18-летия связь с ребенком не теряется и постоянно поддерживается. А вот дальше все зависит не только от сотрудников ресурсного центра, но и самих воспитанников.

После наступления совершеннолетия многие из них уходят из учебных учреждений, не доучившись, по нескольким причинам. Ребенок-сирота получает определенное пособие от государства, многие также имеют пенсию по потере кормильца. К моменту наступления 18-летия на личном счете таких выпускников накапливаются внушительные сбережения.

- Представьте, в 18 лет они получают доступ к большой сумме денег. Сразу же появляются друзья, искушения, ненужные развлечения. Поэтому многие умудряются потратить эти средства за неделю, - сетует Мария Федорова.

У воспитанников ресурсных центров, особенно с ограниченными возможностями здоровья, плохо развиты эмоционально-волевые качества, которые помогают ставить цели, идти к ним, ограничивать себя в чем-то по пути, так как с раннего детства они живут «на всем готовом».

С одной стороны, их никто не спрашивает, что они хотят на завтрак, обед, ужин – еду готовят в соответствии с нормативами. Им не надо думать, как, где и на что купить одежду, канцтовары и прочие бытовые вещи – всё всегда есть. Если родители могут объяснить своему ребенку, что свою комнату необходимо пылесосить, хотя бы раз в неделю, или ради новых кроссовок стоит подождать еще две недели до зарплаты, то воспитанники ресурсных центров избавлены от всего этого. У таких подростков порой даже отсутствует такое понятие как время. Так, они могут забыть, что в 20 лет необходимо поменять паспорт.

- Получается, что они не знают, чего действительно хотят, а с другой стороны, не стоит и напрягаться – за тебя всё решат другие. А потом им исполняется 18 лет, они получают деньги и делают вывод, что учиться, в общем-то, не обязательно, потому что кажется, что эти деньги не закончатся никогда, - сказала Мария Федорова.

Зачастую при очень серьезной работе и вложениях государства провал образуется именно в психологической неподготовленности выпускников ресурсных центров к взрослой жизни. Они не знают, чего на самом деле хотят, кто такой настоящий друг, как копить деньги, как их зарабатывать, на что не стоит тратить, где и для чего найти силы, чтобы получить образование. Не все выпускники Сиверского ресурсного центра заканчивают и получают диплом о среднем профессиональном образовании.

Но, независимо от того, продолжают ли они получать образование или бросили учебу, осталась ли у них «финансовая подушка» или нет, они всегда имеют возможность вернуться в Сиверский ресурсный центр, где им помогут.

После наступления 18 лет выпускник может заключить добровольный договор с ресурсным центром о постинтернатном сопровождении. Сотрудники центра в основном оказывают юридическую помощь, помогают оформить необходимые документы.

- Ребята могут позвонить нам и спросить совета, мы можем приехать к ним в гости и, например, помочь разобраться со счетами за коммунальные услуги, встать на биржу труда. У нас заключено 17 таких договоров. Мы помогаем ребятам, чем можем – помогаем «дорасти» до взрослой жизни, так как в 18 лет они еще к этому не готовы, - уточнила Мария Федорова.

У учреждения заключен договор о взаимодействии с благотворительным фондом «Возрождение», который помогает выпускникам ресурсных центров устроиться во взрослой жизни.

- Порой дети не хотят возвращаться к нам. Во-первых, как бы хорошо им у нас ни было, в ресурсном центре – строгий режим дня. Во-вторых, некоторым бывает стыдно за то, что не окончили учебу, закончились деньги и так далее, - рассказала Мария Федорова.

Что касается истории с наставничеством, то она, к сожалению, закончилась практически сразу же, как началась. В первую очередь, волонтер, который хочет стать наставником для выпускника ресурсного центра, должен пройти соответствующее обучение. Кроме того, его деятельность строго регламентируется – определенное количество встреч по выходным, в месяц, определенная помощь, которую он должен оказывать и готовить отчеты о проделанной работе, а оплата его работы составляет совсем не большую сумму.

- Надеюсь, что закон пересмотрят, потому что идея, действительно, хорошая, - сказала Мария Федорова.