Тёмные и светлые аллеи Гатчинского парка

Тёмные и светлые аллеи Гатчинского парка

Продолжаем публиковать воспоминания старшего научного сотрудника Государственного музея-заповедника «Гатчина» Валентины Владимировны Федоровой, почти 50 лет посвятившей возрождению Гатчинского дворца.


За длительный срок работы в Гатчинском дворце-музее я пришла к твердому убеждению, что из всех искусств самым близким человеку является садово-парковое. Поэтому в этой главе своих воспоминаний повторю Жака Делиля: «Мне светит Флоры взор: я буду петь сады!» и буду признаваться в любви к Гатчинскому парку.

 Французский поэт Жак Делиль процитированной мною строкой начинает свое главное поэтическое произведение «Сады». Поэма была написана во время всеобщего увлечения парками в новом «пейзажном» стиле. Но знаменательно, что ее издание было приурочено к известному торжеству в Версале.

В 1782 году король Людовик XVI организовал в Париже блестящий прием в честь приезда великого князя Павла Петровича с супругой Марией Федоровной. В то время сын Екатерины II и наследник российского престола совершал турне по Европе под именем графа Северного. Присутствующий на торжестве поэт лично преподнес книгу высоким гостям. Через год Павел стал владельцем новой резиденции в Гатчине и, естественно, руководствовался советами Ж.Делиля по устройству парков.

Павловский период в развитии Гатчинского дворцово-паркового ансамбля считается наивысшим расцветом. Почти все, что мы сегодня имеем в Гатчине – три больших парка (Дворцовый, Приоратский, Зверинец), разнообразные архитектурные сооружения – было задумано и построено в 90-е годы XVIII века. В последующие периоды другие владельцы в основном производили ремонтные работы, стараясь сохранить Павловское наследие. 

Несомненно, соавтором архитекторов и садоводов был сам Павел, и символично, что в центре Собственного садика у стен дворца на высоком пьедестале возвышается статуя Флоры. Взор прекрасной богини садов и весны обращен в сторону Личных комнат Павла. Каждое утро, когда солнечные лучи освещали сад, она приветствовала владельца, держа в руке венок из цветов.

В искусстве садов и парков слились воедино природа и талант человека. А для создателей гатчинских парков неповторимая красота северного края России с чудесными озерами была постоянным источником вдохновения.

Можно бесконечно любоваться «живыми» картинами гатчинских парков! Например, первый нарком просвещения А.В. Луначарский, который возглавил комиссию по открытию музея в бывшей царской резиденции ровно 100 лет назад, писал: «Из окон Гатчинского дворца – время, когда был там, - открывается такой изумительный по строгости, по грустному величию, по сдержанной скорби пейзаж, какого я, насколько помню, не видал еще ни в природе, ни на картине».

Еще в Дирекции парка в здании «Птичника», когда я перепечатывала статью художника-декоратора Пьетро Гонзаго, украшавшего великолепными пейзажами Павловский парк, меня поразило его сравнение искусства садов и парков с «музыкой для глаз». В соответствии с этим утверждением одну их главных панорам Белого озера я бы назвала «Гатчинской увертюрой», которая предшествует большому парковому спектаклю.

Широкая панорама открывается с берега озера от Иорданского колодца. Ее построили по принципу классического пейзажа, как например, на картинах Семена Щедрина с видами Гатчинского парка конца XVIII века. Сначала мы видим на первом плане в виде кулис Лебяжий и Вороний острова, на втором, словно плывущий по водам, павильон Венеры, а вдали, где небо сливается с водной гладью, растворяются в серо-голубой дымке очертания Большого каменного моста. Причем эта завораживающая картина окрашивается каждый раз по-новому – в зависимости от времени суток и смены сезона. Не менее эффектная панорама открывается и с моста на противоположном берегу. Это прием обратной перспективы: мы вновь видим озерную гладь, павильон Венеры, а в конце – Адмиралтейские ворота.

В композиции главного водоема Дворцового парка существуют и поперечные видовые оси, например, с северо-восточного берега на центральную часть здания дворца. На этой оси благодаря точному расчёту архитектора Винченцо Бренны дворец и терраса-пристань на Длинном острове с противоположного берега озера воспринимаются как единое архитектурное сооружение. И если архитектуру называют «застывшей музыкой», то, несомненно, это «Архитектурный гимн», сочиненный великими зодчими Ринальди и Бренной.

Также, если обходить по Круговой дороге Белое озеро, то можно наблюдать, как в пейзажах Длинного острова садоводы использовали живописную палитру деревьев: участки с темной зеленью хвойных чередуются с яркой лиственных, а на их фоне, как хрустальные брызги над водой, выделяются кроны серебристых ив. Причем среди засаженных деревьями участков появляются пустые пространства – «окна», через которые просматривается другая часть парка. Один из них раньше украшала беломраморная ваза. В 1971 году мне удалось сфотографироваться на уцелевшем постаменте от нее.

Всевозможные мостики – каменные, деревянные, металлические, одноарочные, трехарочные, горбатые, плоские – гармонично вписаны в водные пейзажи парка, придавая им особое неповторимое очарование. Например, одним из открыточных видов нашего города являются виды с металлическими мостиками с их ажурными перилами.

В парке включаются все наши органы чувств. Наш слух услаждают «зеленый шум» листвы, плеск и журчание воды, пение птиц, жужжание насекомых. А как удивительно органично в гатчинских парках звучит музыка, особенно классическая, в белую летнюю ночь!

Гуляя по парку, мы чувствуем прикосновение теплых лучей солнца, дуновение ветра, дыхание прохладных аллей, наслаждаемся ароматами душистых трав и цветов, свежестью водных гладей… И кто не любит золотой осенней порой пошуршать опавшей листвой?!

В парке наше настроение, ощущение жизни меняется: один вид вызывает восторженные чувства, другой – грусть, а иной наводит на размышления. Поэтому создатели парков должны быть не только талантливыми садовниками, архитекторами, но и художниками, поэтами, музыкантами, философами. Для многих царственных особ их парки были земным воплощением рая.

Первые уроки видеть, чувствовать, понимать красоту и ценность Гатчинских парков мне давала главный хранитель Аделина Сергеевна Елкина 50 лет назад, а ей – директор Павловского дворца-музея Анна Ивановна Зеленова.

В Гатчине жизнь многих жителей связана с парком с самого раннего детства: ведь Гатчина – это город-парк. Парк у многих из нас находится от дома прямо через дорогу. Мы с родителями гуляли в парке, а потом учились в старых гатчинских школах, которые были построены на границе с парками. Когда я училась в 4-й средней школе, бывшем реальном училище имени Александра III, то

из окон кабинетов мы постоянно видели Приоратский парк. С уроков мы с подружкой тоже сбегали в парк. Уроки физкультуры, спортивные соревнования у нас проводились в парке. Я до сих пор катаюсь на лыжах по трассам, проложенным в те школьные годы. Плавать я тоже научилась на Филькином озере. Там же я, побеждая страх и закаляя характер, прыгала с вышки, устроенной на купальне. Своими первыми девичьими переживаниями я уходила делиться с молодыми дубками, посаженными учениками рядом со школой. И сейчас для меня весна не наступит, если я не соберу в любимом парке букетик голубой перелески, а лето – это серебристые ландыши и соловьиное пение.

Сразу же после окончания войны для гатчинцев началом мирной жизни и настоящим праздником тоже было посещение Дворцового парка. Например, уже в июне 1945 года парк стал местом проведения праздника Победы. В дневнике зам. директора по научной части Гатчинского дворца-музея С.Н. Балаевой сохранилась запись: «17 июня. Воскресенье. В Гатчине. Открытие Гатчинского парка. В парке с 11 часов. Духовой оркестр – на площадке Собственного сада (где Гера). В 2 1\2 часов - концерт Ленгосэстрады – в Собственном саду. Эстрада – терраса Павла I. Лодочная станция – 5 лодок. Вечером – танцы на плацу, оркестр на балконе Белого зала. Перед концертом краткий митинг… День ясный, солнечный, несколько хмурился к вечеру, но без дождя. В общем, все удачно, весело, впечатление праздника». 

В послевоенные годы Дворцовый парк был в статусе «Парка культуры и отдыха», а гатчинцы называли его просто городским. Для отдыха и различных массовых мероприятий было построено много временных сооружений. На склоне перед Водным лабиринтом существовала Летняя эстрада с рядами скамеек, где устраивались концерты, как профессиональных артистов, так и самодеятельности. На Цветочной горке часто играл духовой оркестр. Рядом работал городок аттракционов с качелями, каруселями, вращающимся самолетом и павильоном «Смеха», в котором за 5 копеек кривые зеркала тебя всячески уродовали. На аттракционах гатчинские ребятишки, да и взрослые любили проводить много времени. А моя дочка в этом городке буквально выросла, поскольку во время работы мне приходилось ее частенько «подкидывать» работницам. Кстати, Дирекции принадлежали филиалы аттракционов также в Красном Селе и Сиверской.

А вот на месте Березового домика, на его сохранившемся каменном фундаменте, была танцплощадка. Я помню, как на ней играл оркестр курсантов Военно-морского училища, который занимал здание дворца. Также на участках за порталом «Маска» была устроена спортивная площадка или «Спортивное поле», а за ней – детская с каруселью, песочницей и беседкой.

В перестроенном павильоне «Адмиралтейство», который тогда назывался «Летним театром», работал шахматный клуб, а по вечерам организовывались танцы. Рядом работала лодочная станция и кафе «Лето». Меня, как единственную комсомолку при малочисленной партийной организации, нередко направляли дежурить на эти объекты и контролировать продажу билетов. Позже меня даже выбирали председателем народного контроля, и я уже тогда приобретала недоброжелателей в нашем коллективе.

На аллее парка у входа около типографии стояли стенды со свежими газетами. Помню, когда полетели первые космонавты, мы с сестрой украдкой вырезали со стендов их портреты. Обе были влюблены в Германа Титова.

В павильоне Венеры была открыта «Читальня». Для цветочного оформления парка была построена оранжерея за Березовыми воротами. Там весной, помогая работницам, я с удовольствием пикировала рассаду. Старожилы Гатчины должны помнить, как на Цветочной горке цвели великолепные ирисы, гладиолусы, георгины, а за порядком следили дежурные: женщины с красными повязками на руках и со свистками.

Летом каждую субботу и воскресенье в парке проводились праздники, посвященные важным календарным дням или профессиональным праздникам. Зимой в парке обязательно отмечалась встреча Нового года, а затем - весны. Также зимой по парку детей катали на санях с лошадками и бубенцами, на «Ферме» работали лыжная база, секция фигурного катания и каток на речке Колпанке.

Все мероприятия финансировались Управлением культуры г.Ленинграда, которому принадлежал Дворцовый парк, но в них также активно участвовали самодеятельные коллективы.

Для примера приведу план мероприятий на 30 и 31 мая 1970 года.

30 мая. День отдыха трудящихся

Летняя эстрада:

13.00 Концерт духового оркестра;

15.00 Лекция: «Ленинский план социалистического строительства и его осуществление в СССР».

16.00 Концерт художественной самодеятельности педагогического училища и обувной фабрики.

Детская площадка:

14.00 Концерт детской художественной самодеятельности. Массовые игры, затейничество, конкурсы, викторины, аттракционы.

Спортполе и Шахматный клуб:

30 и 31 мая. Соревнования по волейболу, городкам, баскетболу, шахматам, шашкам, свободные игры посетителей.

Танцпавильон и танцплощадка пос. Сиверской:

30 и 31 мая. Вечера танцев. Начало в 19 часов.

31 мая. Праздник самодеятельного искусства «Гатчина музыкальная».

Летняя эстрада:

13.00 Концерт художественной самодеятельности ДК

им. 1 Мая г.Ленинграда и коллективов художественной самодеятельности Гатчины.

Летний театр:

14.00 Концерты симфонического оркестра, оркестра баянистов детской музыкальной школы и оркестра народных инструментов Гатчинского ДК.

Детская площадка:

14.00 Концерт детской художественной самодеятельности.

14.00 Экскурсия по парку. Сбор у Летнего театра.

Замечу, что последний пункт появился только в 1970 году, и это была моя работа. С каким же воодушевлением я проводила свои первые экскурсии!