Президентская библиотека представляет неизвестные факты о гибели Николая II и его семьи

Президентская библиотека представляет неизвестные факты о гибели Николая II и его семьи

17 июля 2020 года исполняется 102 года со дня гибели последнего российского императора Николая II, его семьи и приближённых. Они были расстреляны в Екатеринбурге в подвале Ипатьевского дома, название которого по какому-то зловещему року совпадает с названием монастыря в Костроме, где первый из династии Романовых, Михаил Фёдорович, получил известие о своём избрании на престол.


В фонде Президентской библиотеки представлены оцифрованные эмигрантские издания, в которых приводятся версии убийства царской семьи. Среди них – работы следователей Владимира Руднева «Правда о царской семье и „тёмных силах“», Николая Соколова «Убийство царской семьи» и другие. Часть раритетных книг, переведённых в электронный формат, находится в свободном доступе. В числе уникальных изданий, размещённых на портале, можно ознакомиться с книгой литературоведа и историка Соломона Штрайха, напечатанной под псевдонимом «С. Яковлев», «Последние дни Николая II: Официальные документы. Рассказы очевидцев» (1917), в которой раскрываются события, предшествовавшие трагедии в Екатеринбурге.

Николай II отрёкся от престола 2 марта 1917 года – с текстом документа можно ознакомиться на портале Президентской библиотеки в электронной копии издания «Камер-фурьерский журнал от 2 марта 1917 г. с записью об отречении императора Николая II от престола» – и вместе с семьёй находился под домашним арестом в Царском Селе. В августе 1917 года по решению Временного правительства Романовых выслали в Тобольск. Однако когда появились сведения о существовании «белогвардейских заговоров» с целью похищения государя, императорскую семью перевезли в «красную столицу Урала» – Екатеринбург и разместили в доме инженера Ипатьева. Здесь семья последнего из императорской династии Романовых провела свои последние 78 дней...

По свидетельству Терентия Чемодурова, камердинера Николая II на протяжении 10 лет, которое приводится в книге «Убийство царской семьи и её свиты: официальные документы», выпущенной издательством «Русская мысль» в Константинополе в 1920 году, «28 апреля совершенно неожиданно было объявлено категорическое распоряжение о немедленном переселении царской семьи в Екатеринбург, причём указания б. императора на болезнь сына были оставлены без внимания. Решено было оставить больного бывшего наследника на попечении сестер и придворных особ».

В этой же книге опубликован уникальный документ – написанная от руки расписка в «получении бывшаго царя и его семьи»: «1918 года апреля 30 дня, я, нижеподписавшийся, Председатель Уральского Областного Совета Раб., Кр., и Солд. Депутатов Александр Георгиевич Белобородов получил от Комиссара Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Василия Васильевича Яковлева доставленных им из г. Тобольска: 1. бывшаго царя Николая Александровича Романова, 2. бывшую царицу Александру Фёдоровну Романову и 3. бывш. вел. княжну Марию Николаевну Романову, для содержания их под стражей в г. Екатеринбурге». По приезде в Екатеринбург их тут же подвергли грубому обыску. Дом тщательно «окарауливался» красноармейцами как снаружи, так и изнутри. 22 мая прибыли и остальные члены семьи: Алексей Николаевич, Анастасия и Татьяна Николаевны и несколько лиц свиты.

«Пребывание в Тобольске, – пишет автор книги «Последние дни Романовых», изданной в Берлине в 1923 году, английский журналист Роберт Вильтон, – несмотря на испытания последних месяцев, представлялось настоящим раем в сравнении с Екатеринбургом… Здесь они были как бы в клетке, без права покидать комнаты, иначе как с разрешения тюремщиков. Каждый день был долгой пыткой. Пища была отвратительна. Утром – плохой чай без сахару. С чёрным хлебом, оставшимся со вчерашняго дня. К обеду – очень жидкий суп и «котлета», имеющая весьма мало общаго с мясом…Стол, покрытый клеёнкой, был лишён всего необходимого; приборов не хватало. Так что приходилось пользоваться ложками, ножами и вилками по очереди… Караульные подсаживались к столу, брали грязными пальцами еду с блюда, толкали Царя и Царицу, не стеснялись вести неприличные разговоры…»

Так продолжалось до 17 июля… «Было за полночь, когда Юровский принялся за дело, – продолжает Роберт Вильтон, – Вся Семья спала глубоким сном, также и прислуга. Юровский пошёл в их комнаты и разбудил их, приказав одеваться, чтобы покинуть город, которому будто бы угрожала опасность. Семья поднялась. Оделись наскоро. Юровский пошёл впереди. Государь нёс своего сына на руках… Жертвы спустились без опасения, думая, что их увозят. Они взяли с собой на дорогу подушки и шляпы; Анастасия Николаевна несла на руке свою болонку Джемми... Низкая комната находилась налево, напротив окна в сад… Алексей Николаевич не мог стоять, Государыня тоже была нездорова и Государь попросил стульев. Юровский распорядился, чтобы их принесли… Все ожидали сигнала к отъезду. Они не знали, что «карета» давно уже ждёт у ворот. Это был 4-х тонный грузовик Фиат, на котором должны были отвезти тела. Всё было предусмотрено с воинской точностью…» Даже грузовик уже был заведён, чтобы заглушить выстрелы, прогремевшие в доме Ипатьева.

По свидетельству бывшего в ту ночь на посту красноармейца Стрекотина, опубликованному в издании «Убийство царской семьи и её свиты: официальные документы» (1920), «государя убил комендант Юровский, прочитавший перед тем какую-то бумагу, причём бывшая государыня и старшая дочь перекрестились». После убийства Николая II началась беспорядочная стрельба. Залпы следовали один за другим. Расстрельщикам не удалось сразу убить Алексея, дочерей Николая II, горничную Анну Демидову, врача Евгения Боткина. Раздался крик Анастасии, Демидова поднялась на ноги... Кто-то из них был застрелен; остальных, по данным следствия, добивали штыками… Окончив избиение, тела завернули в солдатское сукно и погрузили в грузовик. Следы крови на полу были замыты и засыпаны песком...

Спустя сутки, по словам Кутенкова, завхоза рабочего клуба Верх-Исетского завода, с которыми также можно ознакомиться в книге «Убийство царской семьи и её свиты: официальные документы», в ночь на 18 июля в клуб пришли видные партийные деятели. Они о чём-то таинственно совещались, причем до Кутенкова донеслись фразы: «всех их было 13 человек, 13-й доктор»… и «второй день приходится возиться, вчера хоронили, а сегодня перехоранивали»… О месте погребения убитых было сказано, что сначала их похоронили в двух местах за Екатеринбургом, а затем увезли дальше и похоронили в разных местах. Перечислялись имена расстрелянных: «Николаша, Саша, Татьяна, наследник…».

В тот же день жителей деревни Коптяки, находящейся в 18 верстах от Екатеринбурга, «протоптанная красноармейцами дорога привела… к заброшенным шахтам. Здесь, в шагах в двух от одной из шахт, оказался наброшенный бугор с остатками на нём костра. При разрытии этого костра… были найдены крест с зелёными на нём камнями, четыре планшетки от корсетов, пряжки от подтяжек, туфли, пуговицы, кнопки и четыре бусы… Кроме того был найден сильно загрязнённый водянистаго цвета камень, значительной величины, оказавшийся затем при осмотре экспертом ювелиром, высокой ценности (не менее ста тысяч) бриллиантом. Недалеко от этого места были также найдены два небольших загрязнённых осколка изумруда и жемчуга и обрывок материи с сильным запахом керосина…».

Допрошенный позже Пётр Жильяр, состоявший преподавателем французского языка при дворе, признал серьги с жемчугом – они принадлежали Марии Фёдоровне; он также опознал найденный бриллиант – драгоценный камень был зашит в пуговице одной из великих княжон. Это обстоятельство было очень важно для восстановления картины захоронения членов царской семьи. Дело в том, что великие княжны, задержавшиеся в Тобольске из-за болезни брата, получив тайное письмо горничной Демидовой о бедственном положении узников ипатьевского дома, были вынуждены скрывать жемчужные ожерелья, бриллианты и другие драгоценные камни в своей одежде, зашивая их под видом пуговиц и т. п.

В официальном сообщении советского руководства о расстреле Николая II утверждалось, что это решение было принято президиумом Уральского областного совета в связи с крайне тяжёлой военной обстановкой, сложившейся в районе Екатеринбурга, и раскрытием контрреволюционного заговора, имевшего целью освобождение бывшего царя; и что убит был только бывший император, а его семья переправлена в «надёжное место».

Останки Николая II и его близких, а также лиц из окружения государя, расстрелянных в доме Ипатьева, были найдены в июле 1991 года под Екатеринбургом. 17 июля 1998 года, в 80-ю годовщину расстрела, Романовых захоронили в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.

В 2000 году Русская православная церковь Московского патриархата причислила Николая II и членов царской фамилии к лику святости «страстотерпцы».

В октябре 2008 года президиум Верховного суда Российской Федерации принял решение о реабилитации российского императора Николая II и его семьи.

Пресс-служба Президентской библиотеки