Юрий Микитюк: «За любую жизнь нужно бороться»

Юрий Микитюк: «За любую жизнь нужно бороться»

Уже несколько лет администрация Гатчинского района сотрудничает с ветеринарной клиникой им. Айвэна Филлмора в Санкт-Петербурге по вопросу отлова, стерилизации, чипирования и вакцинации бездомных собак. Этой же работой сотрудники клиники занимаются на территории Северной столицы.


В рамках проекта «Люби! Оберегай! Не бросай!» основатель и руководитель ветеринарной клиники им. Айвэна Филлмора Юрий Петрович Микитюк рассказал нам, почему его клиника носит такое имя, зачем было оснащать ее по последнему слову медицинской техники, а также объяснил, как должен работать настоящий ветеринар.

Несмотря на будний день, с утра в клинике уже собралась очередь. Владельцы кошек и собак терпеливо ждут вызова, попутно поглаживая своих питомцев, чтобы успокоить. Кто-то из животных ждет стерилизации, у кого-то перебинтована лапа – значит, будет перевязка. При этом все они ведут себя смирно, несмотря на соседство, казалось, заклятых врагов, которые в другой ситуации наверняка вели бы себя по-другому.

Мы проходим в кабинет к Юрию Петровичу, пока медсестры и врачи готовят очередного пациента к операции. Наш разговор длился в течение половины рабочего дня, прерываясь на то время, когда Юрий Петрович отлучался на вызовы.

 

Длинный путь становления врача и гуманиста

Юрий Петрович Микитюк родился в многодетной семье в Беларуси в 1971 году. Он был вторым из семерых детей. После аварии на Чернобыльской АЭС семья приняла решение о переезде к родственникам отца в Псковскую область.

К тому времени Юрий Петрович уже окончил ветеринарный техникум и получил фельдшерскую специальность. Мечтая с детства стать военным ветеринаром, Юрий Петрович хотел поступить в Московскую ветеринарную академию, где был факультет военного дела. После окончания третьего курса ветеринарной академии Санкт-Петербурга, будучи отличником, старостой потока и настоящим активистом, Юрий Петрович отправил документы в столичный вуз, но получил отказ. Советский Союз уже распался, а наличие прописки в другом, пусть и дружественном государстве, не позволило ему продолжить обучение в Москве.

- Пять лет жил с этой мечтой и в одночасье все рухнуло. Тем не менее, продолжил учиться дальше и начал осваивать частную практику, которая только зарождалась в Санкт-Петербурге, - рассказывает Юрий Петрович.

В 1990-е годы привычных для нас ветеринарных клиник еще не существовало. Подобные кооперативы только начали появляться при государственных ветеринарных станциях. Юрий Петрович попал в одно из таких учреждений, где учился у опытных врачей работе с домашними животными.

- Появлялись первые частные клиенты, начал выезжать на дом, где проводил операции прямо на кухонном столе, помогал, чем мог, часто – бесплатно. Бывало, что даже оставался ночевать, чтобы наблюдать за состоянием животного, а на утро менять ему капельницы. Дальше ехал на учебу в академию, а вечером возвращался вновь. Это был уникальный практический опыт применения всех своих знаний, - вспоминает Юрий Петрович.

Он считает, что милосердие унаследовал от мамы, которая работала медсестрой.

- Она родила семерых детей, не знала, что такое декрет. Стиральных машин и прочей бытовой техники еще не было, но она продолжала работать, вести хозяйство и помогать людям, - рассказал Юрий Петрович. Кстати, среди его братьев и сестер – еще три ветеринара и два зооинженера.

Как раз тогда он познакомился с основателями волонтерской помощи бездомным животным в Санкт-Петербурге. Среди них руководитель общественной организации «Балтийская забота о животных» Елена Боброва и руководитель центра помощи бездомным животным «Потеряшка», в который входит приют «Теремок» в Гатчинском районе, Марина Пушенко.

- Они внесли большой вклад в дело стерилизации бездомышей. Такие люди мыслят сердцем. У них не было профильного образования, но было очень сильное желание помочь, а я работал с ними как медик. Обидно, когда их начинают критиковать, не понимая, какую колоссальную работу они делают, - сказал Юрий Петрович.

Вместе с другими активистами они смогли добиться, чтобы в Санкт-Петербурге появилась государственная программа стерилизации бездомных собак, которая затем началась и в Ленинградской области. 

- Не правильно и не целесообразно лечить животных, а потом наблюдать, как они продолжают размножаться. Для этого мне пришлось освоить новую технику кастрации, чтобы делать операции быстро и сразу же выпускать животных обратно на волю, - отметил он.

 

«Без швов и попон»

Так появилась запатентованная техника «Без швов и попон». Уникальный метод отличается от традиционных способов кастрации и стерилизации особым швом – без ниток и узелков на поверхности. Основное преимущество метода заключается в том, что животное не нуждается в каком-либо послеоперационном уходе.

Традиционный метод влечет за собой необходимость ежедневно обрабатывать шов антисептиком, делать уколы антибиотика и перевязку. После заживления, через 7-10 дней, необходимо вернуться к врачу для снятия наружного шва. Кроме того, животному помимо повязки требуется попона, чтобы питомец не мог повредить швы.

С применением метода «Без швов и попон» операция длится 10-15 минут. Шов выглядит как маленькая царапина. Уже через час после операции животные отходят от наркоза, через два – три часа способны нормально передвигаться, а спустя сутки начинают принимать пищу. К полноценным физическим нагрузкам животное готово через три – пять дней.

Этот метод клиника им. Айвэна Филлмора применяет для стерилизации бездомных собак. В Санкт-Петербурге эта программа работает с 2006 года, в Ленинградской области – с 2016 года.

- В Питере вы уже не найдете бездомных собак, которые не прошли бы через нашу клинику. В Ленинградской области продолжаем активно работать. В регионе у нас работает четыре экипажа, которые выезжают по заявкам местных жителей, - рассказал Юрий Петрович.

После отлова животные проходят обследование в клинике, после чего их вакцинируют, стерилизуют, чипируют, при необходимости лечат и возвращают в привычную среду обитания или подыскивают новый дом.

 

Виртуозная хирургия

Во время посещения клиники нас допустили на операцию по стерилизации собаки. Юрий Петрович не обманул, сказав, что операция по его методике длится совсем не долго.

Виртуозно владея скальпелем, нитками и иголкой, параллельно рассказывая нам о своих действиях, Юрий Петрович провел операцию по удалению яичников и матки для прерывания полового цикла. Во время операции тело животного было плотно замотано пленкой для сохранения температуры тела в нормальном состоянии и для изоляции места разреза от шерсти и других внешних раздражителей. 

После операции хозяева сразу же забрали собаку домой. По такому же принципу делают операции бездомышам, но, как сказал Юрий Петрович, на всякий случай их оставляют в клинике на три – четыре дня для профилактики.

 

Из Нью-Йорка – на операционный стол

Юрий Петрович уже привык, что к нему в клинику привозят животных из разных городов и стран. Однажды, когда он занимался кастрацией бездомных собак в Кингисеппе практически в полевых условиях – в собственном автомобиле, раздался телефонный звонок с другого конца света.

- Знакомый моего друга рассказал, что его коту дважды диагностировали опухоль, только один раз доброкачественную, а другой – злокачественную. Но в обоих случаях животное рекомендовали усыпить, - рассказал он.

Рассмотрев полученные рентгеновские снимки, Юрий Петрович решил, что это диафрагмальная грыжа, которая поддается хирургическому вмешательству. На следующий день кот вместе со своей хозяйкой вылетел из Нью-Йорка в Санкт-Петербург. На операционном столе он оказался в час ночи.

- Как на зло, в этот день в клинике закончился баллонный кислород и анестезиологу пришлось в течение всей операции операции вручную качать кислородный мешок. Операция была сложная – мне пришлось разрезать грудную и брюшную полости, буквально достать все внутренние органы на периферию и зашивать диафрагму, чувствуя руками биение сердца животного. К счастью, операция прошла успешно, и через час после ее окончания кот уже проснулся. Несколько лет назад, будучи в Нью-Йорке, навестил его. Жив, здоров и бодр, - рассказал Юрий Петрович.

 

Кто такой Айвэн Филлмор?

В процессе своей работы Юрий Петрович познакомился с руководителем американской ветеринарной клиники «Ясный взгляд» Айвэном Филлмором. Главным девизом его работы был постулат «Сделай все возможное», который импонировал Юрию Петровичу. Кроме того, в клинике пропагандировалось гуманное и бережное отношение к животным. Именно Айвэн Филлмор посоветовал Юрию Петровичу открыть свою клинику.

- Таким образом, он советовал мне экономить ресурсы и оказывать помощь в одном месте с помощью соответствующего оборудования и других специалистов, а также наличия разнообразных лекарственных средств. К тому моменту я уже десять лет работал без отпуска и выходных, в день делал по 10-12 выездов в разные концы города. Мы жили в коммунальной квартире, нужно было кормить семью, растить детей, - рассказал Юрий Петрович.

Он также хотел съездить в Америку к своему другу, но его долго не выпускало консульство, а потом Айвэн Филлмор скоропостижно скончался.

Клиника его имени в Санкт-Петербурге появилась в 2005 году, и до сих пор врачи в своей работе придерживаются принципа сделать все возможное, чтобы помочь животному.

- Для открытия клиники я взял в долг приличную сумму денег и начинал свой путь с покупки одного хирургического стола. Сегодня клиника имени Айвэна Филлмора не уступает современным высокотехнологичным медицинским центрам для людей. Хотя некоторое оборудование не окупит себя никогда. Заработанные средства не трачу на машины, квартиры и другие материальные блага, вместо этого вкладывают их в развитие клиники, - сказал Юрий Петрович.

 

Только сердце знает, где грань

Зайдя на официальный сайт клиники им. Айвэна Филлмора, можно вполне обоснованно удивиться перечню услуг и оборудования, которые доступны для клиентов. Здесь и немецкое эндоскопическое оборудование, и компьютерный томограф, и цифровой рентген, и ультразвуковая система экспертного уровня и многое другое. Но, где грань между действительно необходимой помощью и моментом, когда животное нужно просто отпустить? На этот вопрос Юрий Петрович отвечает, что она – в сердце.

- Несмотря на то, что я вырос в деревне, где к сельским животным относились как источнику молока и мяса, у меня были другие мысли на этот счет, не мог спокойно смотреть на некоторые, пусть и естественные, процессы. В техникуме падал в обморок во время показательных операций, считая демонстрируемые методы жестокими. Вместо практики на мясокомбинате мне повезло попасть на другое предприятие, где занимался искусственным осеменением. Постепенно во мне все больше укреплялось понимание, что за любую жизнь нужно бороться. Кроме того, во время лечения животных на дому видел, как плакали не только дети, но и взрослые женщины и мужчины из-за болезни домашнего питомца, который стал уже полноценным членом семьи. Я помогал не только собакам и кошкам, я помогал людям. К тому же, дети в таких семьях учились милосердию, видя, как родители пытаются спасти их питомца.

Мы, люди, не можем взять на себя ответственность решать, лечить животное или дать ему умереть. Безусловно, есть ветеринары, которым проще усыпить больную кошку, взять деньги за свою работу и забыть эту историю. Но я так не могу, свою душу и сердце не обманешь. Даже, если животное в результате скончается, мне нужно знать, что я сделал все возможное, - ответил он.

 

Из клиники – в фонд, а потом в новый дом

Статус ветеринарной клиники несет в себе и определенную нагрузку – на порог часто подбрасывают коробки с котятами и щенками. Здесь их лечат, стерилизуют, вакцинируют. После чего животные живут на базе фонда «Сохрани Жизнь», организованного при клинике. Некоторых животных временно забирают домой кураторы - до их устройства в новую семью, другие остаются в стенах медучреждения, если им необходимо постоянное лечение и контроль врачей.

В официальной группе ВКонтакте фонда «Сохрани Жизнь» опубликовано огромное количество счастливых историй, где жители Питера и Ленобласти рассказывают о своих питомцах, которые некогда были бездомышами. Причем, некоторые их них – без лап, без глаз и с другими серьезными увечьями.

Юрий Микитюк искренне благодарит таких людей, которыми движет любовь, сострадание и желание подарить кому-то счастливую жизнь. Кстати, некоторые «инвалиды» находят свой новый дом даже за рубежом, отправляясь в Германию, Финляндию и другие страны.

 

На мемуары пока нет времени

На официальном сайте клиники существует ветеринарный блог, где опубликованы интересные случаи из практики врачей. Одна только история о стерилизации свиньи Тарьи чего стоит. Да и в целом, известному врачу пора писать мемуары о своей жизни, где гуманизм по отношению к животным играет большую роль. Но Юрий Петрович считает, что пока рано. Тем более, что времени на это у него нет.

Он воспитывает шестерых детей. Старшая дочь после окончания школы сначала пошла по стопам папы, но через некоторое время поняла, что медицина – не ее призвание. В результате окончила Политехнический университет и аспирантуру в Финляндии.

В свободное от работы время Юрий Петрович занимается производством молочных продуктов. Желание угощать супругу качественным сыром, который она очень любит, вылилось в организацию своего сельского хозяйства. Юрий Петрович приобрел участок земли, на котором сегодня пасутся 140 коров. Вместе с работниками он косит траву, заготавливает сено. Для этого выучился на тракториста. Зерно мелет на специально построенной мельнице. Искусству сыроварения Юрий Петрович обучался в городе Углич, который считается сырной столицей России.

- Хочу доказать, что, живя на селе, можно получать не только сырье, но и готовые продукты высокого качества. Подумываю об открытии небольшого магазина своих товаров, - сказал он.

Фермерская жизнь помогает ему ненадолго отключаться от работы так же, как и другое увлечение – печное дело. Юрий Петрович рассказал, что остался недоволен качеством печи, сложенной в его доме. Поэтому взял дело в свои руки и досконально изучил это древнее искусство. Теперь все делает сам – для себя и других.

- Это компенсация. В клинике переживаю за каждое животное, несмотря на большой опыт работы. Особенно за тех, которых так и не удалось спасти. Когда складываю печи или делаю сыр, получается отключиться и расслабиться, чтобы с новыми силами вновь вернуться к работе, - сказал Юрий Микитюк.

Фото Ольги Фирсовой