Маленькая армия добра

Маленькая армия добра

Детских аниматоров Марину Лебедь и Елену Афанасьеву можно увидеть и на городских праздниках, и на детских мероприятиях, и на корпоративных вечеринках. Они очень разные — и по возрасту, и по характеру, у каждой свое амплуа. Но однажды их объединило желание помочь тем, кто в этом особо нуждается. Так возникла маленькая, но очень надежная армия добра...


Их образы меняются. Это и Единорог, и Царевна, и Клоун Цветик, и Карлсон, и Ягуся Ивановна. Не только малыши, но и дети постарше тают от восторга, когда эти персонажи закручивают их в шумном хороводе. Именно они чаще всего зажигают на детских праздниках благотворительного фонда «Благо Дари». Именно они приходят к ребятне из детского реабилитационного центра «Дарина». И именно они собирают подарки и проводят игровые программы для детей, которые лежат в детских онкологических больницах Ленинградской области.

Героини этого материала долго отказывались от интервью, и это было вполне предсказуемо. Не так давно Марина Лебедь и Елена Афанасьева вернулись из очередной поездки в онкологическую больницу в посёлке Песочный, привезя оттуда с собой слезы и хоть и очень горькую, но радость. Как всегда, долго отходили от этого, но все же согласились поговорить с нами, потому что... Потому что то, что они делают, очень важно. И не только для больных детей, но и для каждого из нас — здоровых, благополучных и, возможно даже, счастливых.

Разговор с аниматорами начался весело, с шутками-прибаутками. Но по мере того, как подходили к самому главному и самому больному, интонации менялись. Всё чаще через привычные улыбки и смех прорывались волнение, боль, горечь...

 

Рыжий клоун для Киры

Елена Афанасьева работает аниматором восемнадцать лет. Первая профессия — химик-аналитик.

Елена: Если бы мне кто-то тогда сказал, что я буду клоуном, что буду веселить народ с красным носом... Ничего не предвещало, хотя я всю жизнь мечтала работать с детьми. В принципе, я с детьми и работала. Была в пионерских лагерях пионервожатой, участвовала в КВН. Детей веселила все время. Но потом пришли девяностые, у нас в семье появились свои дети, и я осталась без работы.

Ничего в жизни не бывает случайно. Однажды моя подружка сказала: «Знаешь, у моей дочки есть мечта: она хочет, чтобы к ней пришел клоун». В Гатчине тогда ничего подобного не было. И я начала готовиться — мне хотелось, чтобы дети увидели настоящего клоуна и поверили в него. Я придумывала образ, заказала костюмы, разучила фокусы. Я и подумать не могла, что это может стать моей профессией.

На дне рождения Киры меня никто не узнал. У меня были нарисованы цветочки на щеках, и кто-то из детей спросил: «Тебя зовут Цветик?» И всё! С тех пор это имя так и приклеилось ко мне. Прошло много лет. Со временем я придумала себе и другие образы — Ягуся Ивановна, Карлсон, Мадам Диду...

 

«Я мечтала стать актрисой»

Марина Лебедь родом из города Кириши. Работает аниматором четырнадцать лет. Друзья называют ее человеком мега-позитива, драйва и креатива, полным любви и счастья.

Марина: Еще со школьной скамьи я участвовала в разных мероприятиях и праздниках. Как-то раз попробовала провести день рождения для своего шестилетнего брата. Ребятам очень понравилось. Ко мне стали обращаться мамы, приглашать на дни рождения своих детей. Потом стала участвовать в школьном КВН, в сборной команде города Кириши, в студенческих праздниках.

Я состояла в студенческом совете своего института и совете молодежи города Кириши, организовывала разные праздники и другие мероприятия, выступала на школьных «огоньках», у ребят младших классов, на днях рождения в кафе. Выступала и в костюме клоуна, была и Снегурочкой, и принцессой. В 16-17 лет я уже сама зарабатывала деньги. Тогда все это было еще в новинку — детское аниматорство только начинало появляться в России.

Я всю жизнь мечтала стать актрисой, сниматься в кино. Но так получилось, что я осталась в Киришах и поступила в экономический институт, на факультет социального управления. В Гатчину приехала вслед за мужем. Познакомилась с гатчинскими КВНщиками и культработниками, начала сама вести детские праздники.

 

Надувные шары для Саши

Елена с Мариной долго не знали друг о друге, хотя параллелей в их жизни было предостаточно. Работали аниматорами независимо друг от друга. И общаться начали по профессии — однажды Елена подменила Марину, и так началось их сотрудничество.

Благотворительность в жизни Марины началась, когда гатчинцы пытались спасти заболевшую раком девочку Сашу.

Марина: Я сама — мать, и история Сашеньки меня потрясла. Я понимала, что что-то надо сделать, надо как-то помочь этой семье. Нужны были деньги на лечение. Спонтанно пришла идея — делать «букеты» из надувных шариков, предлагая их на продажу в интернете. Я обратилась к людям у себя на страничке ВКонтакте, рассказала им историю Сашеньки, попросила их помочь. Люди стали приходить за «букетами», принося деньги - кто сколько мог. И в тот момент я впервые почувствовала, что могу как-то привлечь людей к добрым делам. Тогда мы собрали много денег — люди шли потоком...

Елена: Сашеньку я знала еще до болезни, видела ее на праздниках. И вот как-то раз я снова увидела ее на празднике. Саша была уже глубоко больна, и я... не узнала ее. Я настолько была потрясена... Мы до последнего верили, что она поправится. Однажды мы с Мариной пришли в хоспис, где она лежала. Я надела клоунский костюм, зашла к ней. Сашенька сказала: «Ой, клоун Цветик...» Она лежала вся в катетерах. Она сказала мне: «Я похожа на маленького слоника, клоун Цветик...» Я ответила: «Нет, ты - комарик. Ты злодея победишь...»

Когда Сашеньки не стало, Елена и Марина начали вместе ездить в детские приюты, детские дома и интернаты в Пушкине, Павловске, Красном Селе, в дома ветеранов и престарелых. Приходили к детям в реабилитационный центр «Дарина» и к взрослым в Гатчинский психоневрологический интернат. Начали сотрудничать с благотворительным фондом «Благо Дари», помогали волонтерам кормить бездомных людей, готовили еду для них, проводили праздники, которые фонд устраивал для детей из неблагополучных семей...

Так начала свой поход маленькая армия добра, как они себя назвали.

 

Посёлок Песочный

Первый визит в посёлок Песочный, что в Курортном районе Санкт-Петербурга, случился у девушек ровно три года назад - 8 августа 2018 года.

Посёлок Песочный — место особенное. Здесь расположены несколько онкологических больниц и Санкт-Петербургский онкологический центр им. Петрова. По сути, это целый город, в котором живут раковые больные.

Елена: Знаете, когда приезжаешь в Песочный, уже начинаешь задыхаться — такая там энергетика горя. В тот самый первый день нам надо было отработать программу в двух онкологических больницах в Песочном. Вместе с нашими подписчиками мы собрали подарки для детей — людей откликнулось огромное количество! И мы поехали.

В первой больнице нам дали целый зал. И вот привезли детей, с капельницами. Потом мы узнали, что они были еще не такими тяжелыми, как во второй больнице... Я увидела этих детей, и у меня пропал голос. Как могла, отыграла программу, а потом мы пошли по палатам — к тем, кого нельзя было переносить.

Мы плакали, когда вышли оттуда, но надо было ехать во вторую больницу. Собрались, переехали туда. И нам вывезли таких тяжелых детей... Одна мама сказала: «Подержите его за руку — он уже не видит». Выйдя оттуда, мы снова в машине рыдали так, что не могли выехать из Петербурга... Мы просто выли. И я сказала: никогда больше туда не поеду. Ни-ко-гда...

Потом нам стали писать мамы этих детей: «Девчонки, вы - такой луч света для нас, мы словно снова вдохнули воздух... Хоть какая-то радость, ведь наши дети улыбались». Этих детей уже давно нет...

 

Последняя фотография

В этом партнерстве у каждой из девушек — свои полномочия. Елена «играет» праздники и пишет посты в соцсетях. Марина — штурман. Она ведет переговоры с руководством учреждений, собирает подарки, ищет для них машину с прицепом, везет подарки в больницу и отчитывается за их передачу детям.

Елена: Нас знают во всех онкологических больницах как гатчинских аниматоров. Мы пробились даже в институт детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р.М. Горбачевой. Нас везде ждут. Перед тем, как ехать, мы всегда договариваемся, узнаем в подробностях, что нужно и что можно везти. Мы всегда сдаем все нужные анализы.

Марина: В обеих больницах нам говорят, что к ним и раньше приезжали волонтёры, но ни разу за всю историю таких подарков не привозил никто и никогда. Если мы везем «Лего», то только оригинал, потому что китайский аналог токсичен. Но главное — персонал больниц говорит нам потом: сколько радости вы привезли к нам!

Из поездок Елена и Марина привозят много фотографий, порой выдерживая упреки от окружающих. Но, как они считают, это очень важно. Во-первых, нужно, чтобы все видели, что подарки дети получили. Во-вторых, чтобы люди, глядя на эти фотографии и вглядываясь в глаза этих детей, понимали, как важны для них сопереживание и поддержка со стороны. И ещё - чтобы задумывались, что для каждого из них все может измениться за одну секунду. Вся жизнь…

Елена: На этих фотографиях дети улыбаются. Одна мама сказала нам: «Может быть, это последняя фотография в жизни моего ребенка. Фотография, где он улыбается...» Этим мамам не нужны слова поддержки — мамы от этих слов захлебываются... Мамам надо другое: им надо показать кусок жизни, которой они жили «до»... Они говорят: когда вы приезжаете, такое ощущение, что мы вернулись «туда», до болезни...

 

«Эта собака едет к тебе!»

Даже сейчас, в пандемию, когда все медицинские учреждения, а особенно больницы, закрыты, им удается прорваться в Песочный. Правда, в последние три поездки девушки возили только подарки — внутрь не пускали.

Елена: Мы должны были ехать в Песочный весной прошлого года, но нас не пустили в больницы. Мы передали детям подарки и решили устроить представление под окнами онкологического центра имени Петрова. Мы установили колонки, микрофон и провели четыре представления — с четырех сторон этого здания. Представьте, все это происходит во дворе, под окнами многоэтажного здания. И почти в каждом окне — мамы с худенькими, лысыми детьми на руках... Я думала, мы с ума сойдем. Мальчишка один высунул руку в окно: «Ой, какая собака!» Мы ему: «Эта собака едет к тебе!»

Мне кажется, что там, под окнами, было еще даже тяжелее, чем в палатах...

 

Жизнь «до» и жизнь «после»

Как признаются девушки, за это время у них произошла переоценка ценностей: жизнь разделилась на «до» и «после». Эти поездки сделали их сильными, научили ценить главное, отбрасывая всякую шелуху и мусор.

Елена: Мы увидели, как хрупка человеческая жизнь. Даже если деньги есть, жизнь не купишь... Мы приезжаем туда, а нам говорят: тот ушел, эта ушла... Был один мальчик, он смотрел на меня такими глазами, словно сказать хотел: а что ж ты своей волшебной палочкой не можешь нас исцелить-то? Его глаза до сих пор стоят передо мной...

Сложно описать, что у нас в голове творится после этих поездок. Мысли, переживания, страдания... Каждый раз говорим себе: не поеду больше. Но проходит время, и мы понимаем — надо ехать!  

Мы очень благодарны всем, кто нас поддерживает. Каждый раз удивляемся тому, сколько людей идут с нами в одной команде, в такое тяжёлое время, когда у самих очень не все просто в жизни. Благодаря нашим друзьям, мы никогда не ездили к детям с пустыми руками. И мы всегда рассказывали ребятам, что есть такой город Гатчина, где живут очень добрые люди, которые передают им подарки и желают только победы над этим врагом - болезнью...

Марина: Наш девиз: только когда мы вместе, мы — сила! Когда мы затеваем очередную поездку, поднимается весь город. Каждый помогает по-своему: кто-то репостом, кто-то покупает подарки, а кто-то просто держит за нас кулачки, и это уже огромная поддержка! Есть такая поговорка: мы не можем добавить дней к жизни, но мы можем добавить жизни дням. Это - про нас.

***

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, в мире ежегодно заболевают раком около 300 тысяч детей, в том числе в России - около 3,5 тысячи детей. Ежегодно рак диагностируется у 150–160 детей в Петербурге и 20–25 детей – в Ленобласти. Злокачественные опухоли у детей в 70–80% случаев фиксируются на поздних стадиях...

 

Юлия Лысанюк