Гатчина потеряла своего Волшебника…

Гатчина потеряла своего Волшебника…

Утром, 6-го марта, не стало Василия Петровича Пестряка-Головатого – известного гатчинского краеведа, коллекционера, создавшего уникальный образ Всемирного Казачьего Деда Мороза.


29-го февраля Пестряк-Головатый поступил в реанимацию областной клинической больницы с тяжелым инсультом. Несколько дней врачи пытались бороться за его жизнь, мы все с замиранием сердца ждали новостей, публикуемых на его страничке «ВКонтакте». Незначительное улучшение состояния оказалось обманчивым – утром 6-го марта сердце Казачьего Деда Мороза остановилось. Василию Петровичу было 54 года.

Пестряк-Головатый – потомственный казак: по линии отца – запорожский, по линии матери – оренбургский. Сам он носил звание казачьего полковника. В Гатчину Василий Петрович приехал много лет назад, и этот город стал для него родным. Будучи искренним патриотом, он не жалел ни сил, ни средств ради славы нашего города: Василий Пестряк-Головатый создал целую серию юбилейных памятных знаков, посвященных Гатчине; краеведческая работа и коллекционирование артефактов, связанных с гатчинской историей, заняли главное место в его жизни. В городе часто проходили выставки его коллекций. Как помощник благочинного Гатчинского городского округа Пестряк-Головатый занимался благотворительностью и просветительством.

Но главный его проект, снискавший популярность далеко за пределами Гатчины, – это абсолютно новый сказочный персонаж и новый символ в истории казачества – Всемирный Казачий Дед Мороз. Василий Пестряк-Головатый придумал детского патриотического героя, прародителем которого стал Святитель Николай Чудотворец – благотворитель, а прототипом – Илья Муромец, воин-патриот. Кто-то считал это чудачеством, искал подвох, а кто-то восхищался столь редким бескорыстным порывом и убежденностью. Так или иначе, этот образ прочно укоренился в сознании гатчинцев, и мы уже привыкли городиться тем, что у нас есть свой собственный – Казачий – Дед Мороз, который каждую зиму открывал свою резиденцию в центре города, и туда с восторгом бежали детишки. А Казачий Дед Мороз развозил подарки в детские дома, помогал инвалидам и сиротам, ездил к детям Донбасса. Его знали в каждом детском саду Гатчины – и не только. Каждый год дети забрасывали его письмами. С течением времени персонаж зажил собственной жизнью: Казачий Дед Мороз торжественно отмечал день рождения 19 декабря (тогда как сам Василий Пестряк-Головатый родился в мае) – на этот праздник, к радости детворы, съезжались новогодние волшебники разных народов, по Гатчине проходило шествие «дедов морозов». В своем сказочном одеянии с эполетами, с казацкой шашкой на боку гатчинский Дед Мороз был колоритен и нес детям не только новогодние радости, но и воспитание – патриотизма, духовности. Через своего необычного персонажа Василий Пестряк-Головатый стремился делать добро – и прославлять Гатчину.

Благодаря Василию Петровичу, икона Марии Гатчинской оказалась не только в российских городах и весях, но и за границей. Он постоянно ставил рекорды, оставаясь в образе Всемирного Казачьего Деда Мороза из Гатчины. Жить в таком темпе было непросто – и опасно. То марафон в Нью-Йорке, то восхождение на Эльбрус; то Москва, то Чечня, то Бурятия; то он в дворянском собрании в Петербурге – то в бомбоубежище в Донецке; бесконечные пробеги и полумарафоны, долгие часы в тяжелом костюме Деда Мороза на всевозможных мероприятиях… И все это при наличии инвалидности: парализация левой стороны. Этот элегантный мужчина с военной выправкой ходил с тростью, заметно хромая, но при этом вел предельно активный образ жизни. Словно проверяя собственные ресурсы. А они оказались небезграничными…

Утром 26 февраля он заходил к нам в редакцию – попросил отсканировать накопившиеся за последний год грамоты и дипломы, рассказал о трагическом известии, которое получил накануне: в Казани скоропостижно скончался его друг и соратник по сказочному цеху – татарский «Дед Мороз» Кыш Бабай. Василий Петрович сильно переживал эту потерю, говорил, что другого «волшебника» теперь не найти. И в этот же день он сам попал в реанимацию с сердечным приступом. Спустя сутки его перевели в обычную палату – здоровье, вроде бы, стало налаживаться, и тут случился тяжелый инсульт. Из Гатчинской больницы Василия Петровича без сознания перевезли в областную – снова в реанимацию. Несколько дней его состояние врачи оценивали как стабильно тяжелое. Все надеялись на чудо – он же Дед Мороз, сказочный кудесник! Но лимит чудес оказался исчерпан…

Его жизненное кредо отражали последние строчки стихотворения Давида Самойлова:

О, как я поздно понял,

Зачем я существую,

Зачем гоняет сердце

По жилам кровь живую,

И что, порой, напрасно

Давал страстям улечься,

И что нельзя беречься,

И что нельзя беречься…

Гатчинцам придется привыкать к утрате: второй Всемирный Казачий Дед Мороз у нас вряд ли появится.

Прощание с Василием Петровичем состоится 11-го марта в Павловском соборе в 11 часов.