Собака-проводник на службе: кто и что ей мешает работать

Собака-проводник на службе: кто и что ей мешает работать

Единственная в Гатчинском районе и Ленинградской области сертифицированная собака-проводник живёт в поселке Семрино и помогает девочке Полине. Почему на каждом шагу ей чинят препятствия в выполнении возложенных на нее государством полномочий?


Полиночка родилась раньше срока, и у нее сразу обнаружились проблемы со зрением. Девочка росла, а зрение ухудшалось. Сейчас, в свои 19 лет, она видит только силуэты. Но при этом изо всех сил старается вести активный образ жизни. В этом ей помогает ее семья и собака-проводник по кличке Онли.

Они очень подходят друг другу – девочка и собака. Даже даты рождения похожи: у Полины - 22 октября, у Онли - 22 декабря. Онли – лабрадор-ретривер. Ей два года. Полина – целеустремленный человек. В этом году она заканчивает Вырицкую школу и поступает в медицинский институт. Хочет работать массажистом.

Полина и Онли живут в обычной пятиэтажке в поселке Семрино Гатчинского района. Вместе с ними – мама и папа Полины, ее брат с супругой и маленьким сынишкой.

…Онли первой с любопытством встретила меня на пороге. Это большая и добрая собака, а еще внимательная и очень общительная. Мы беседовали с хозяевами – она слушала, глядя в глаза. Пошли на экскурсию по квартире – она следом: показала свое место, пособия для тренировок, как помогает обходить препятствия, подает трость и выполняет команды, которым ее научила Полина.

О том, как собака-проводник появилась в жизни Полины, рассказала ее мама Ирина Викторовна:

- Все началось, когда в 18 лет у Полины стало сильно ухудшаться зрение. Она уже взрослый человек. А я все время рядом. Когда Полине дали первую группу инвалидности, мы приняли решение, что ей нужно учиться жить самостоятельно.

Собака-проводник - не просто глаза своего незрячего или слабо видящего хозяина, в некоторых ситуациях она буквально спасает ему жизнь. Почему «проводник»? В повседневной речи более распространен вариант «собака-поводырь», однако, с точки зрения профессионалов, эти животные называются «собака-проводник».

 Согласно законодательству, инвалиды по зрению первой группы (при условии, что они граждане России старше 18 лет) могут получить собаку-проводника бесплатно, как и специальную шлейку. Для этого нужно оформить соответствующее направление от органов социальной защиты, после чего подать заявку в специализированный центр. Человека ставят в лист ожидания и оповещают, когда подходящая собака находится.

Один из самых известных центров, занимающихся подготовкой собак-проводников, расположен недалеко от Москвы – в микрорайоне Купавна города Балашиха. Чтобы получить такую собаку бесплатно (ее коммерческая стоимость около 1,2 млн рублей), существует много бюрократической волокиты. Сначала нужно внести собаку в индивидуальную программу реабилитации инвалида. Такой документ разрабатывается медико-социальной экспертизой. Это непросто, но Полинины родители справились. И, наконец, пришло письмо из Москвы, чтобы Полина прошла двухнедельный курс обучения.

Как рассказала Полина, в рамках курса будущим хозяевам объясняют, как правильно ухаживать за собакой, как подавать команды, как передвигаться с ней по улице, разъясняют юридические вопросы. Уже на третий день ее познакомили с Онли, и они вместе стали ходить по разнообразным маршрутам. По итогам практических и теоретических занятий Полина успешно сдала экзамен.

На время обучения «студенты» центра живут в гостинице при школе, причем уже через несколько дней после знакомства собака переселяется в номер хозяина. Это необходимо для того, чтобы животное и человек лучше узнали друг друга. Если бы Полина и Онли не нашли общий язык, то собаку бы ей не выдали. У них контакт состоялся. Вместе с собакой Полина получила соответствующий сертификат, паспорт и медицинские документы.

Нужно отдать должное, поездка прошла отлично. По возвращении они оформили собаку в Фонде социального страхования, и дорогу им тоже оплатили.

Кажется, у Полины с Онли все сложилось хорошо. Но, на самом деле, проблем немало, и с одной из них они столкнулись сразу.

Первое, чему научили Полину: собаке нужно сразу показать, где она будет гулять. Выбрали место – пошли показывать. Но напротив их подъезда – единственная в Семрино помойка, где собираются бездомные собаки. Увидев Полину с Онли, они сразу налетели. Хорошо, что рядом был папа - отбились. Онли очень добрая собака. Она не может защитить Полину. А выгуливать ее нужно минимум четыре раза в день. Каждый раз это стресс для собаки и для Полины.

Родители Полины долго уговаривала администрацию принять меры. Наконец, бродячих собак забрали, но, стерилизовав, вернули. Сейчас их опять много. И они агрессивны.

Просили поменять место расположения помойки. Сейчас она – практически центр общественного пространства: рядом начальная школа, мимо помойки с собаками идут дети. Это опасно и не эстетично. Но пока ничего не меняется.

Еще чаще девочке-инвалиду с собакой приходится сталкиваться с непониманием и нетактичностью окружающих. Люди, встречающие на своем пути или по долгу службы четвероногого проводника, к сожалению, не знают, что она не может обидеть чужого человека, не может даже охранять своего хозяина – ее функции совершенно другие. Ее специально обучили не проявлять агрессию.

Человеколюбие – очень важная черта собак-проводников. Без этого они не смогут по-настоящему заботиться о незрячем человеке в соответствии с его потребностями. В обычной жизни проводник любит ласку хозяина, игры, прогулки, лакомства. Однако в рабочее время, когда животное ведет хозяина, его поведение отвечает строго определенным критериям. Проводник научен не отвлекаться на кошек и других собак, на взрывы петард и шум машин. Собаки для слепых людей, ведущие владельцев, должны максимально концентрироваться на дороге. Они отлично запоминают маршруты до магазина, в поликлинику, на работу.

Полине часто приходится ездить на разные мероприятия. На Онли надевают специальную шлейку с жесткой дугой, которая позволяет ей лучше чувствовать подопечного, а окружающим видеть, что собака при исполнении служебных обязанностей. Вдобавок Онли сшили в гатчинском ателье яркую жилетку. Но в людском потоке их все равно не замечают и нередко сбивают с ног, а в присутственных местах не понимают или не хотят понимать, что перед ними собака-проводник.

В законе «О социальной защите инвалидов» четко прописано, что инвалид с собакой-проводником имеет право доступа ко всем объектам инфраструктуры и пассажирского транспорта. По документам, это не собака, а техническое средство реабилитации, одобренное Министерством здравоохранения. И в этом законе есть прямое указание на инвалидов с собаками-проводниками и на колясках.

Но на практике возникают проблемы. В петербургское метро их не пускают. Не помогают и документы на собаку, и льготы. Чтобы избежать конфликта, на Онли одевают намордник. Тогда у Полины требуют удостоверение о том, что собака проходила обучение именно в метро. Получается, что в метро свой закон.

- На самом деле с 2015 года подобные удостоверения никто никому не дает. Но сотрудники метро, видимо, не знают об этом. И все равно настаивают. Каждый раз мы тратим время на выяснения, нервничаем. А Полине этого вообще нельзя, у нее глаукома, - говорит Ирина Викторовна.

А еще девочка с собакой постоянно сталкивается с проблемами в автобусах, в магазинах, в кафе. Сотрудники общепита кричат: «Куда с собакой! Выйдите из кафе!» Контролер в автобусе нападает: «Что вы мне показываете какие-то бумажки. Платите за собаку или выходите». Объяснения и документы на них тоже не действуют. Хорошо, что пассажиры заступаются.

И хотя в музеях, как правило, люди относятся с большим пониманием и вниманием, чаще всего персонал учреждений не знает, что есть собаки-проводники, с которыми можно везде находиться.

- Как Полина сможет защитить себя от человека, которого не видит? Она попытается объяснить, а человек ее не хочет слышать, не знает или не понимает, - переживает мама.

Онли – собака государственная. Государство выделяет деньги на ее содержание, но выделяет мало, а затрат много. Сейчас на Онли выплачивается 24 тысячи рублей в год. А на обслуживание собаки уходит 60 с лишним тысяч. Собака обязательно должна наблюдаться в государственной ветеринарной клинике. Ей нужно делать прививки.

-  В Москве нам сказали, что мы имеем право на бесплатные прививки и обслуживание. В самой столице и в Петербурге это действительно так. У нас, как оказалось, только за деньги. Возможно, сравнение некорректно: не те деньги перечисляются в Ленинградскую область, но у нас всего одна собака в Гатчинском районе. Неужели нельзя пойти навстречу и выделить деньги или обслуживать бесплатно, - переживает Ирина Викторовна.

Чтобы быть постоянно в форме и не сделать ошибку, Онли каждый день тренируется дома. Для поощрения ей покупают лакомство - низкокалорийный сыр. Но домашних тренировок мало – нужна площадка.

- Построить полосу препятствий с рельсами, ямами, люками и прочим, что должна обойти собака, - не так сложно и не так затратно. Если нужна физическая помощь – муж поможет, - уже не раз предлагала администрации Сусанинского поселения Ирина Викторовна.

Сейчас много говорят и пишут о безопасной и доступной среде для инвалидов. Деревня – не город: ямы повсюду. Сразу у подъезда пятиэтажки, где живет Полина, проходит единственная дорога в Семрино. Тротуара нет. Машины летают. Ровного асфальта на дороге хватило не на долго. Сейчас эти дыры, отчасти, выполняют роль «лежачего полицейского». Жильцы дома просили сделать водоотток, а им слева от подъезда сделали еще одну яму. Полина постоянно падает, а это для ее здоровья очень опасно.

Очевидно, что Ленинградской области, Гатчинскому району необходимо улучшать доступность объектов инфраструктуры и транспорта для инвалидов, но еще необходим отдельный социальный проект, направленный на повышение уровня информированности условно здорового населения о проблемах и правах владельцев собак-проводников, а также незрячих людей - об их возможностях.