Из глубины души: Как, по-вашему, что такое отчаяние?

Из глубины души: Как, по-вашему, что такое отчаяние?

Помните ли вы те времена, когда наша страна много читала и много писала? Погружение в океан русской и мировой литературы в школе приносило плоды в виде развернутых сочинений.


Наша рубрика «Из глубины души» посвящена объявленному в России Году литературы, одна из целей которого – реабилитировать значимость письма как уникальной возможности самовыражения. Наши герои получают возможность высказать мнение относительно ценностей, имеющих значение для каждого человека.

Всем нашим «литераторам» мы даем тему для сочинения, в котором предлагаем ответить на единственный вопрос, который начинается словами: «Как, по-вашему, что такое…?».

Сегодня гость нашей рубрики – Василий Петрович Пестряк-Головатый, Всемирный Казачий Дед Мороз.

Для меня отчаяние имеет две диаметрально противоположные формы. Первая форма отчаяния заводит человека в тупик, ломает его. Вторая, наоборот, заставляет подниматься, превозмогая боль и трудности. В своей жизни удалось узнать обе эти стороны.

Первый раз чувство сильного отчаяния испытал в детстве. Мы жили в г. Трехгорном Челябинской области. Городской парк был расположен рядом с обрывом и по периметру обнесен колючей проволокой. Не рассчитав однажды скорость, я сиганул с обрыва на велосипеде. Велосипед упал, а я чудом зацепился штаниной за проволоку и остался висеть над обрывом вниз головой. Но я не растерялся – схватился руками за проволоку и вытащил сам себя. Ладони разодрал в клочья, но выжил.

В молодости отчаяние помогало мне выигрывать забеги по легкой атлетике. Желание победить было настолько сильным, что, бывало, пересекая финишную прямую, терял сознание от переутомления.

Первая автокатастрофа, в которую попал уже в зрелом возрасте, чуть не сделала меня инвалидом. Пришлось долго восстанавливаться. Отчаяние настигало меня в моменты сильной боли, которая не отпускала 24 часа в сутки. Это же отчаяние помогло не сдаться и вернуться «в строй».

В свое время занимался полиграфией и канцелярским бизнесом в Санкт-Петербурге, был одним из ведущих бизнесменов 90-х годов. В жизни был полный достаток, но случился печальный 1998 год, и я потерял практически все. Многие тогда сводили счеты с жизнью, потому что не могли пережить такое падение.

Мне же понадобилась неделя, чтобы преодолеть отчаяние и решить для себя, что жизнь продолжается, и нужно просто начать все заново.

Еще через пару лет произошла самая страшная авария в моей жизни, после которой оказался наполовину парализованным. Первые недели был в диком отчаянии. Мне казалось, что это сон, который происходит не со мной. Вот-вот я проснусь, и все будет, как прежде. Отчаяние тогда выступило сильным катализатором – встать и жить полноценной жизнью. Каждый день учился заново ходить, а через два года уже принимал участие в марафоне среди инвалидов «Дорога жизни». Прошел 10 километров за два часа.

Самый последний отчаянный поступок совершил совсем недавно. Уже 16 лет я принимаю участие в пробегах и всегда прихожу к финишу вторым. Уступал 200-300 метров постоянному победителю марафона. В этом году в честь 70-летия Великой Победы решил во что бы то ни стало победить. Догнал своего соперника на финише и практически прыгнул через финишную прямую, обойдя его на 0,1 секунды.

Мне 54 года. За свою жизнь перенес большое количество бед и потрясений. Отчаяние для меня уже превратилось в форму жизни. Отчаяние – это стремление жить, всему вопреки. Несмотря на то, что я остался инвалидом, я продолжаю вести активный образ жизни и помогаю людям обрести веру в себя.

Для меня каждый день жизнь только начинается, и я призываю всех не отчаиваться, бороться со своими недугами и пытаться не просто жить, а творить и созидать.