Вохоново: Мыза с деревней на суходоле

Вохоново: Мыза с деревней на суходоле

Деревня Вохоново в Сяськелевском сельском поселении – одна из тех, которые поневоле заставляют сердце биться сильнее. Почему? Может быть, потому что удалена от всех больших трасс, или из-за своей неяркой северной красоты?


А может быть, дело – в наполовину ушедших в землю обломках старого фундамента, вокруг которого как по спирали раскручивается вся деревня с ее невеликой, но какой-то очень близкой сердцу историей, или в укрывшемся от праздного взгляда монастыре, который на глазах обретает новую жизнь?

Познакомиться с Вохоново нам поможет старожил деревни, знаток местной реальности, преподаватель истории, обществознания и краеведения Николай Коугия. Мы встречаемся с Николаем Александровичем в самом центре деревни – у братской могилы советских воинов и погибших в войну земляков. Мемориал находится на одной из естественных террас, характерных для этой местности. Чуть поодаль от братской могилы – пустырь, на месте которого стоял когда-то господский дом. Сейчас здесь можно найти разве что остатки фундамента – все заросло или от старости ушло в землю.

Вохоновская усадьба: от рассвета до заката

Первым владельцем вохоновских земель (с 1747 года) считают обер-шталмейстера императорского двора Ирадиона (Родиона) Кошелева. В 1760 году поместье унаследовал его сын Александр, при котором здесь возникла первая усадьба – несколько деревянных строений, обнесенных земляным валом. Предполагают, что название деревни происходит от первоначального имени усадьбы Кошелевых – «Вакханка», преобразовавшегося сначала в «Вохкану», потом в «Вохоно», и уже в начале XX века в привычное нам Вохоново.

К 1782 году новым владельцем вохоновских земель стал действительный статский советник Фридрих (Федор Иванович) Крейдеман, который так описывал свои владения: «мыза с деревней на суходоле, земля иловатая, хлеб и покосы посредственные».

Но только при очередном хозяине – Александре Платонове-Зубове (1806-1894) в Вохоново произошли серьезные перемены.

Александр Платонович был одним из многочисленных побочных детей фаворита Екатерины II Платона Зубова. Усадьба Вохоново перешла к нему в 1830 году, и вскоре он велел построить на холме деревянный усадебный дом. Неподалеку от дома расположились служебные постройки – скотный двор, амбар, кузница. На двух естественных террасах, спускающихся от дома в сторону деревни, были разбиты два пейзажных парка – Верхний и Нижний. В Нижнем парке посадили дубовые, лиственные, липовые, кленовые аллеи, вырыли три пруда с искусственным островком на одном из них. От усадьбы в сторону Гатчины шла прямая, мощеная камнем дорога, частично сохранившаяся и в наши дни.

К середине XIX века все работы по переустройству усадьбы были завершены. Чтобы увеличить численность местного населения, Платонов привез сюда крестьян из Новгородской и Костромской губерний.

С вохоновской усадьбой и ее хозяевами неразрывно связана история расположенной неподалеку Вохоновской обители.

В 1884 году Платоновы пожертвовали довольно значительную часть своей территории Новодевичьему Воскресенскому монастырю в Петербурге – для устройства близ деревни Вохоново женской обители. Уже в сентябре 1884 года на этом месте был освящен деревянный храм святой равноапостольной Марии Магдалины, выполненный в русском стиле по проекту архитектора С.В. Садовникова.

В 1899 году, по указу Синода, Вохоновский монастырь был переведен в деревню Курковицы (ныне Волосовский район), где к тому времени был уже построен целый комплекс монастырских строений. Новый монастырь получил название Пятогорского Богородицкого, а Вохоновский стал его киновией (филиалом).

Александр Платонов-Зубов скончался в 1894 году. Был похоронен в Вохоново, в родовой усыпальнице, следы которой, как говорят, еще можно отыскать на старом кладбище. Усадьбу унаследовала его дочь Наталья Платонова. В 1894 году она выделила помещение и лес под обустройство земской народной школы. В конце XIX – начале XX века в деревне был и свой фельдшерский пункт.

К сожалению, годы революции и Гражданской войны усадьба Платоновых не перенесла. Деревня дважды оказывалась в руках белогвардейцев, хотя боевые действия здесь не велись. По некоторым данным, у железнодорожной платформы Елизаветино была расстреляна красноармейцами последняя хозяйка Вохоновской усадьбы – Наталья Александровна Платонова, которую пытались увезти от верной смерти белофинны.

Сам усадебный дом после революции разобрали и увезли в Красное Село. При желании на высоком холме все еще можно найти остатки его фундамента. Неподалеку сохранились руины хозяйственных построек, в которых в советское время размещались мастерские по ремонту колхозной техники. Сохранились и фрагменты усадебного парка, в котором до сих пор еще можно увидеть вековые кедровые сосны, дубы и лиственницы. Все еще можно побродить и по липовой аллее, которая обрамляла усадьбу с одной ее стороны, полюбоваться старыми прудами с протокой между ними.

Верхний парк был уничтожен еще в 1950-х годах прошлого века, когда отсюда брали песок для строительных нужд. Нижнему парку повезло больше – в советское время порядок в нем поддерживался во многом благодаря постоянному выкашиванию травы для местных коров. Да и сами рогатые кормилицы сюда нередко забредали…

Советское Вохоново

В 1929 году в Вохоново образовался колхоз имени Горького, с «военным» перерывом просуществовавший до 1954 года, до времени его присоединения к разросшемуся совхозу «Пламя». В здании бывшего женского монастыря заработала начальная школа. Сам монастырь закрыли в 1930 году, монахинь расселили в соседних деревнях, а через два года арестовали и выслали. Церковь св. Марии Магдалины закрыли в мае 1932 года, передав ее под общежитие.

В начале Великой Отечественной войны часть мужчин была призвана в армию. В окрестностях Вохоново велись оборонные работы: на западной окраине рылись противотанковые рвы, на востоке был оборудован дот. 19 августа все оставшиеся жители Вохоново ушли в Муттоловские болота, где им пришлось провести три дня. Когда люди вернулись, их ждало страшное зрелище: многие дома сгорели, в результате прямого попадания снаряда был разрушен и полностью выгорел монастырь.

В Вохоново еще остались свидетели страшной поры немецкой оккупации. Довольно подробный рассказ о жизни деревни в эти годы оставил в своей автобиографической книге «Дитя смерти» писатель Александр Соломонович Клейн, бывший военнопленный, служивший переводчиком («дольчмечером») в Вохоново во время оккупации.

Заняв деревню, немцы решили устроить на месте бывшего колхоза так называемый «штатсгут», то есть государственное имение для обеспечения армии продовольствием. В штатсгуте работали не только местные жители, но и немецкие солдаты, многие из которых были из простых крестьян. В бывших дворянских постройках у въезда в деревню немцы обустроили молочную ферму, для чего в Вохоново из Германии были завезены коровы молочной породы, тонкорунные овцы, свиньи, сельскохозяйственная техника.

За малейшее неповиновение немцы жестоко карали, а в 1943 году жителей деревни начали вывозить: русскую молодежь – в Германию, финнов – в Финляндию.

Деревня Вохоново была освобождена от немецких войск 25 января 1944 года – в результате тяжелейших боев, в которых участвовали авиация, артиллерия, танки, пехота. Страшным эхом войны стали три братских могилы в Вохоново, которые затем были сведены в один мемориал в центре деревни. Здесь же захоронили тех, кто погиб в августе 1941 года.

Сразу же после освобождения в Вохоново начались восстановительные работы. Деревне вернули довоенный статус административного центра, который в конце 1950-х – начале 1960-х годов переместился в Сяськелево. С другой стороны, в эти же годы в Вохоново шел активный прирост населения за счет переселенцев – в 1970-е годы здесь проживало уже около пятисот человек.

С переносом административного центра все основные службы коммунально-бытового обслуживания также переместились в Сяськелево, а в Вохоново была создана отдельная бригада колхоза «Пламя». Здесь, в старых приусадебных хозяйственных постройках разместились мастерские, кузница, зернохранилище.

По словам Николая Коугия, во время перестройки деревня Вохоново практически стала вымирать. В 80-е годы перенесли в Сяськелево мастерские, отпала надобность в кузнице. Печальным памятником былому запустению стал разрушенный зерновой комплекс – останки огромного деревянного амбара и чудом уцелевшее кирпичное зернохранилище на территории деревни.

«Хозяина не было, – вспоминает Николай Александрович. – Появился было один арендатор, который пытался разводить телят, но дело не пошло. В девяностых годах совхоз «Пламя» был на грани разорения, и так продолжалось до прихода на руководящую должность в совхоз Юрия Малаева, который жестко поставил дисциплину, наладил поставки, поднял хозяйство. Сейчас совхоз «Пламя» считается одним из лучших в Гатчинском районе. Поля, которые тянутся за деревней, – его владения. Все они используются, ни одно не простаивает…»

Учительская деревня

Сейчас вся инфраструктура деревни Вохоново – небольшой магазин рядом с мемориалом.

«Сказать, что деревня возрождается, наверное, слишком громко, но все равно, стало намного лучше, – говорит Николай Александрович. – Магазин работает, почту приносят, свет есть. Еще с 1960 годов сохранился водопровод, правда, не во всей деревне, но в большей ее части. Остальная часть Вохоново пользуется водой из большой скважины за деревней».

Гордость деревни Вохоново – газ.

«Нам – удалось, – признается наш гид. – Сначала газ провели в Сяськелево, потом в Новоселки. Мы тоже забеспокоились, собрали заявления, вошли в программу. Лет семь назад газ провели, хотя по плану должны были сделать это в 2018 году. Конечно, он есть пока не у всех – всего у 30-40 процентов населения. Не все потянули – несмотря на программу, было все равно дорого».

В Вохоново сейчас – около 80 домовладений. В деревне сохранились дома довоенной и даже дореволюционной постройки, многие из которых перестроены нынешними владельцами. А в самом начале деревни, почти напротив места, где была усадьба, можно увидеть настоящую местную достопримечательность – желтый деревянный дом с террасой, некогда принадлежавший бывшему управляющему Платоновской усадьбы – господину Кантору.

По словам Николая Александровича, крестьянский, патриархальный быт, предполагающий ведение натурального хозяйства, давно уже ушел в прошлое. Всего одну треть деревни представляют дачники, большинство живет постоянно. Многие приезжают сюда на постоянное место жительства, обустраиваются, причем основательно, возводя и внушительные особняки, и домики попроще. Есть в деревне и дети, четверо из которых учатся в Пламенской школе, в Сяськелево, где преподает и Александр Коугия.

Кстати, у деревни Вохоново есть особый, «внутренний» статус – это деревня интеллигентная или, как ее еще называют, «учительская». Так сложилось, что учителя здесь жили целыми поколениями, как, например, учительская династия Коугия.

Возрождение

Неприметная снаружи, с «большой дороги», деревня Вохоново раскрывается постепенно, как цветок или книга – лепесток за лепестком, страничка за страничкой. Последняя страница этой книги (она же, возможно, и первая) – Вохоновский монастырь, который сейчас переживает период возрождения.

В 2007 году на обширной, укрытой почти со всех сторон лесом поляне построили небольшой храм-часовню в честь Силуана Афонского. Рядом, в небольшом келейном доме, поселилось несколько монахинь. Три года спустя рядом с монастырским домом вырос белый, легкий, как чайка, каменный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы. На месте разрушенного храма святой Марии Магдалины сейчас строится третий храм – одноименный, каменный, предшественник которого более ста лет назад дал название этой обители Вохоновский Мариинский женский монастырь…