Эта школа была некой «Волшебной страной»

Эта школа была некой «Волшебной страной»

На полках архивного отдела администрации Гатчинского муниципального района хранятся бесценные моменты давно прошедших дней, запечатленные на бумаге для будущих поколений. Как скоротечна жизнь… То, что когда-то было настоящим, сегодня – история.


В преддверии Дня учителя сотрудники архива подготовили выставку «Елизаветинская школа, 1923-1929 годы». В ее основу положены уникальные рукописные дневники Ю.Н. Карпинского и страницы истории из фонда заслуженного учителя РСФСР Андрея Христофоровича Буша. Записи подкреплены фотографиями, увековечившими группу людей: энтузиастов, учителей и исследователей своего времени, подаривших своим ученикам возможность взглянуть на жизнь и мир под широким углом, открывшие новые горизонты знаний сельским ребятишкам.

На выставке представлена история становления Елизаветинской школы. Ее корни уходят в далекий 1872 год. За время своего существования школа не раз переименовывалась. Но неизменно было одно – стремление учредителей школы и ее педагогического состава дать возможность сельской молодежи получить среднее образование.

В 1923 году школе было предоставлено бывшее имение Дылицы близ станции Елизаветино. Школой стал заведовать педагог и краевед Алексей Георгиевич Ярошевский (1884-1939). Родился в Финляндии, в семье артиллерийского офицера.

С этого момента для школы начался совершенно новый и исключительно важный этап ее развития. Под чутким руководством директора и колоссальными стараниями педагогов и воспитателей была создана школа – коммуна с производственным сельскохозяйственным обучением на базе большого учебно-опытного хозяйства. Одной из поставленных задач была пропаганда коллективного труда и сельскохозяйственных знаний. По данным источников, на это у Елизаветинской школы было порядка 50 гектаров полевых культур и огородов, парники и оранжереи, коровы, свиньи и лошади.

Выпускница 1929 года З.П. Галицкая в своей статье «Елизаветинский учхоз многому научил» вспоминала, что три раза в день приходилось выполнять тяжелую работу на скотном дворе: «Усталые, но удовлетворенные, мы вечером кончали свою трудовую вахту. Весной и осенью мы работали в поле, на огороде, больше вручную, а иногда и на лошадях… Научились боронить и косить на машине-сенокосилке. Как пригодились мне эти знания агротехники, когда я потом работала учительницей, директором школы и заведующей РОНО! Физическая закалка помогала перенести тяготы блокады Ленинграда, а навыки по сельскому хозяйству – в быстрой и успешной организации школьных огородов».

На территории школы располагались общежития для мальчиков и девочек, а также дом, прозванный учениками «Бельведер», – здесь жили учителя и работники школы. В глубине парка располагалась церковь, но детей воспитывали атеистами. Учащиеся были вовлечены в кружковую деятельность: военные, математические, спортивные и драматические кружки, работала библиотека. Школа располагала столярными и слесарскими мастерскими, физико-химическим кабинетом и кабинетом труда.

Когда школа приобрела свой первый радиоприемник, было организовано слушание музыки, что было большим культурным новшеством. А тем временем радиолюбители в «физкабе» целыми вечерами мастерили свои первые приемники. В кабинете биологии в высоких проемах окон учащиеся выращивали множество растений, а в вольерах в соседнем кабинете ухаживали за обитателями живого уголка. Гордостью юных зоологов была белка-летяга, пойманная ими же.

Особое место в образовательном процессе уделялось экскурсиям по интересным и малоизвестным местам городов и областей. Многие выпускники школы пронесли любовь к экскурсиям и туризму через все годы жизни.

Ю.Н. Карпинский внес огромный вклад в развитие экскурсионной работы Елизаветинской школы. Прилагал все усилия на поддержание интереса у экскурсантов и на основе их работ продумывал маршруты и программы предстоящих путешествий. Свои наблюдения и рекомендации Карпинский кропотливо описывал в своих очерках.

Выпускником Елизаветинской школы был А.Х. Буш. Старания педагогов не прошли напрасно, Андрей Христофорович впитал страсть к познанию Родины и путешествиям. Сегодня он известен как Гатчинский педагог и краевед, заслуженный учитель РСФСР. На его счету 36 дальних экскурсий с учащимися педучилища и школы № 7 города Гатчины.

В своей автобиографической статье А.Х. Буш писал: «Заведующий школой профессор А.Г. Ярошевский и члены педагогического коллектива: Маргарита и Мария Феликсовны Ропп, Ю.Н. Карпинский, А.В. Кокорина были страстными поборниками экскурсионного дела (слово «туризм» тогда не было в ходу), они организовывали и проводили стройную систему экскурсионной работы от 5-го класса и до окончания педтехникума (теперь педучилища), охватывая буквально всех школьников сначала местными кочёвками, в следующем классе – выходом на побережье Финского залива – Сойкино – Пейпия – Малое Стремленье – Андреевщина, далее многодневные экскурсии Петроград – Ленинград, в Москву и Центрально-Промышленный район, Поволжье, Заполярье (тогда край непуганых птиц) и перед окончанием – Крым. Это были не просто прогулки, нет, здесь под руководством учителей учащиеся вели исследовательскую работу: с вопросниками в руках они ходили на фабрики и заводы, в мастерские кустарей и художников, на узловые станции, в крестьянские хозяйства, в леса, на озёра и реки, изучая различные стороны природы и экономики».

Окунаясь в историю Елизаветинской школы, нельзя пройти мимо судьбы двух сестер – баронесс Маргариты и Марии Феликсовны Ропп. Владимир Морев в журнале «Нева» (2005 г., № 1), в очерке «Почтим без злобы и с печалью» писал: «Расскажу здесь о судьбе только одной маминой подруги по пединституту и моей крестной матери – баронессы фон Ропп Марии Феликсовны (по прозвищу среди сверстников – Марго). Окончив пединститут в 1916 году и лишившись после революции всех своих атрибутов великосветской жизни, она вместе с сестрой (тоже педагогичкой) пошла преподавать литературу в земледельческую школу, которая когда-то принадлежала предпринимателю Сан-Галли и в обиходе сохраняла его имя. В годы Великой Отечественной войны они с сестрой были высланы как немцы в Казахстан. И там, в глухом селении, сестры продолжали учить советских детей, детей своих «врагов». За неимением лучших кандидатур, Марго оказалась директором школы, а ее сестра – завучем, Марго преподавала русскую литературу, ее сестра – математику. Разумеется, сестрам не разрешалось выходить за околицу. В лихую годину моя крестная усыновила чеченского мальчика Витю, от которого отказалась собственная мать, и дала ему свою фамилию – Ропп.

Сестры Ропп вернулись из Казахстана в европейскую часть России в 1957 году, но проживать в Ленинграде им не разрешили. Милицейский чиновник на Дворцовой площади не пожелал их видеть в пролетарском городе. Им помог их бывший ученик по Сан-Галли. Они приобрели под Гатчиной, в Мариенбурге, пристройку к деревянному дому, и там все еще продолжали преподавать в соседней средней школе. В Мариенбурге они и закончили свою жизнь, не переставая восхищаться успехами большевиков и единодушием партийных съездов.

Моя мать, часто посещавшая сестер Ропп в Мариенбурге, в шутку называла Марго «красный барон». Когда Марго скончалась, на ее поминки приехали в Мариенбург несколько ее бывших учеников по Сан-Галли, ставшие именитыми людьми. Мы сидели за столом на полуразвалившейся веранде, поминали покойную, и кто-то шепотом (шел 1971 год!) сказал: «А вы знаете, ведь она была баронессой и танцевала в Мраморном дворце с сыновьями Константина Романова»…

Эта школа была некой «волшебной страной» для своих воспитанников, вполне самодостаточной и закрытой от невзгод внешнего мира. Но этой идиллии не суждено было длиться вечно. В 1929 году школу признали «настоящим дворянским гнездом»: заведующий А.Г. Ярошевский – бывший царский полковник, сестры Ропп – немецкие баронессы, учительница Ал.В. Кокорина – дочь священника, М.А. Горская – несостоявшаяся актриса. И было принято решение о закрытии школы и о распределении учителей. Для учащихся, успевших привязаться к своим наставникам, это стало большим потрясением. «Елизаветинцы» со слезами на глазах проводили церемонию прощания. Расставались под утро и навсегда…

Как сложились судьбы многих педагогов, неизвестно по сей день. Но, основываясь на воспоминаниях их воспитанников, годы в учебном хозяйстве «учхоз Дылицы» близ станции Елизаветинская были самыми светлыми и счастливыми, наполненными впечатлениями, открытиями, искусством и постижением различных наук. К выпускникам Елизаветинской школы всегда и всюду относились с огромным уважением, но и с нескрываемой опаской.

Посетители выставки смогут ознакомиться с фотографиями, рукописными и печатными дневниками «елизаветинцев», открыть для себя еще немало интересных аспектов, связанных с жизнью и развитием Елизаветинской школы, о работе талантливых педагогов, безвозмездно посвятивших себя выбранной профессии.

Посетители архива на Красноармейском проспекте,11в в Гатчине и виртуальной выставки на сайте администрации Гатчинского района смогут ознакомиться с фотографиями, рукописными и печатными дневниками «елизаветинцев», открыть для себя еще немало интересных аспектов, связанных с жизнью и развитием Елизаветинской школы, работой талантливых педагогов, безвозмездно посвятивших себя выбранной профессии.