Кто там? Судебные приставы!

Кто там? Судебные приставы!

Среди неплательщиков, с которых взыскивают долги по решению суда, есть особая – самая бессовестная – категория: алиментщики. Судебные приставы-исполнители ведут с ними постоянный неравный бой: ищут, вызывают, предупреждают, но лица, не желающие содержать собственных детей, в своем нежелании упорствуют. Не боятся ни административного, ни уголовного наказания. Долги растут годами, их суммы достигают сотен тысяч.


30-го октября гатчинские судебные приставы-исполнители вышли в очередной рейд по взысканию алиментных платежей. Такой поквартирный обход проводится регулярно: приставы объезжают Гатчину и район – по адресам проживания должников. Миссия невыполнима: застать алиментщика дома, вручить ему повестку, чтобы явился в службу судебных приставов для составления протокола по статье 5.35 КоАП РФ – уклонение от уплаты алиментов в течение двух и более месяцев. Дальше – административное наказание по решению суда. Если и после этого должник продолжает уклоняться от уплаты алиментов, судебный пристав-исполнитель составляет рапорт для привлечения алиментщика к уголовной ответственности по части 1 статьи 157 УК РФ. Санкция статьи предусматривает наказание вплоть до года лишения свободы.

В этот раз в списке приставов значилось двенадцать человек. Все – злостные неплательщики алиментов. Среди них – две женщины, матери-кукушки. Их бывшие мужья, воспитывающие детей в одиночку, подали на алименты. Добровольно мамаши платить не стали. Одна из них ограничена в родительских правах. Это значит, ей дается шанс: при надлежащем поведении она может обратиться в суд с заявлением о восстановлении ее в правах в отношении ребенка. Но мать, судя по всему, ограничением своих прав не тяготится и залечивает душевные раны алкоголем.

Вообще, проблемы с алкоголем – почти у всех неплательщиков из «списка двенадцати». Суммы, которые они задолжали своим детям, перевалили за сто тысяч и доходят до полумиллиона. На одного из самых злостных уже составили административный протокол, но в суд он не явился. Следующим шагом будет принудительное доставление. Дело за малым – алиментщика разыскать.

…В рейд приставы отправились с утра. Начали с Нового Света. Там в многоквартирном доме – целых два должника. В первой квартире домофон отсутствует, открыли соседи. На звонок в дверь залилась лаем собачонка, кто-то глянул в глазок и отпирать не стал. Напрасно приставы, представившись, уговаривали отворить – «мы знаем, что вы дома»: некто, затаившийся в квартире, не реагировал. Повестку пришлось засунуть в дверную щель и уйти. Вламываться в жилище, если там не совершается преступление, никто не имеет права.

В следующей квартире повезло больше. Приставам открыла вторая супруга алиментщика. Он оказался многодетным: помимо ребенка от первого брака, которого этот отец не хочет содержать, в новой семье успели родиться еще двое. Старший – в детском садике, маленький – в детской кроватке, с соской. Кормилец отсутствовал: по словам жены, отправился на случайный заработок. Постоянного места работы у главы семейства нет, как нет и постоянных доходов. Долг первой жене перевалил за четыреста тысяч. Сумма шокировала вторую супругу: откуда, спрашивается? Приставы разъяснили: поскольку должник официально не трудоустроен, алименты рассчитываются, исходя из среднего заработка по стране. А это с июля 2019 года – 46 509 рублей. За те несколько лет, пока его экс-супруга в одиночку растила их общего ребенка, злостный алиментщик так и не удосужился устроиться на работу. В отдел судебных приставов он не является, заявление на перерасчет алиментов, в связи с появлением у него еще двоих детей, не подает. Приставы честно предупредили супругу должника, что при сложившейся ситуации ему грозит арест имущества, и вручили ей повестку для мужа.

Многодетному отцу – злостному алиментщику – нет еще и тридцати. Как говорят приставы, поголовье алиментщиков сильно помолодело – встречаются уже должники двухтысячного года рождения. В «списке двенадцати» большинство – молодежь: те, кому немного за тридцать, и поколение девяностых. Активность в вопросах продолжения рода растет, градус социальной ответственности – нет.

…На Аэродроме в доме на улице Слепнева, где проживают еще два должника, вообще не открыли. Приставам не удалось попасть даже в подъезд. По другим адресам в Гатчине – там, где на звонок домофона откликались соседи, пришлось оставлять повестки на лестничной площадке – в двери. То же самое ожидало приставов и на Хохловом поле, где в гламурной новостройке проживает мать-должница.

На улице Киргетова, на первом этаже четырехэтажного дома, квартира 32-летней неплательщицы, ограниченной в родительских правах. Ее семилетнюю дочь растит отец-одиночка. Дверь в «хрущевку» алиментщицы свидетельствует о плачевном положении хозяйки: ни звонка, ни дверной ручки, над проемом провисают электрические провода. Счетчик не крутится – пару месяцев назад ей отключили свет за неуплату. По словам соседки, приставы разминулись с должницей всего на несколько минут – она только недавно ушла со двора. Образ жизни у нее странный, с соседями общается через посредничество участкового, который гасит конфликты. Приставы оставили повестку в двери и отправились дальше – обивать пороги злостных алиментщиков, чтобы в дальнейшем перейти к более радикальным мерам.