Прокурор в «Купринке»

Прокурор в «Купринке»

Откликаясь на многочисленные вопросы читателей, интересующихся теми или иными аспектами законодательства, сотрудники Гатчинской городской библиотеки им. Куприна решили провести правовой практикум для пожилых людей, чтобы все могли услышать разъяснения из уст компетентного человека.


13-го октября в выставочном зале библиотеки собрались, в большинстве своем, пенсионеры; тематику встречи ограничили вопросами, связанными с наследственным правом, жилищным законодательством. Разъяснения давала помощник Гатчинского городского прокурора, юрист I класса Ольга Волницкая.

В первую очередь подняли тему наследования. Был задан вопрос об установлении родства: бабушка сомневается в том, что мальчик, который может унаследовать ее квартиру, действительно ее родной внук. Невестка – мать несовершеннолетнего, отказывается делать экспертизу ДНК. Можно ли принудить ее к этому?

Как объяснила Ольга Волницкая, ДНК-экспертиза в нашей стране – дело добровольное: «У вас есть право знать, является ли ребенок вашим родным внуком, у законного представителя ребенка есть право отказаться от проведения экспертизы. По достижении совершеннолетия внук сможет сам решить: делать экспертизу или нет. Однако если квартира – ваша собственность, вы можете составить завещание в пользу того, кого сочтете нужным, не принимая во внимание наличие или отсутствие родства».

Было много вопросов о деталях нотариальной процедуры, связанной со вступлением в наследство, – собственно, вопросов, лежащих вне компетенции прокуратуры. И на этом тема наследования себя исчерпала.

Как показал дальнейший ход встречи, больше всего людей волнуют платежи за жилищно-коммунальные услуги: почему в квитанциях появляются те или иные строчки? Что значит «акцептование платежом» («против чего-то я не возражаю, а по ремонту – большие сомнения, но раз заплатил – значит, автоматически на все согласился?»), и самый больной вопрос – пресловутый капремонт. Вот, например, такой рассказ:

— Нам объявили, что наш дом попал в план капитального ремонта: приходите на собрание – в рабочий день, в два часа, в Солнечном переулке. Кто туда пойдет? Пришли две пенсионерки. Над нами посмеялись и сказали: значит, без вас все решим. Показали смету: снятие старой покраски – 260 тысяч. А у нас дом – кирпичный, никогда в жизни не красился! Разбор трубы (когда-то у нас была котельная) – 380 тысяч, и так далее. Не нравится – вызывайте специалиста из фонда капитального ремонта, оплачивайте экспертизу.

Наконец, ремонт начался. Пригнали бригаду в составе граждан из южных республик, они замазали дыры там, где старый бордюр отвалился… Нашему дому – более полувека, ремонта не было лет сорок, есть масса проблем, которые действительно надо устранить, а вместо этого они кое-как замажут, закрасят – и деньги уйдут неизвестно куда…

Помощник прокурора дала однозначный ответ: «Обращайтесь в прокуратуру с заявлением, причем немедленно – пока эти работы еще ведутся. Мы истребуем смету, проверим ее, с кем был заключен договор на проведение ремонта».

Кроме того, по всем вопросам ремонта ненадлежащего качества Ольга Волницкая посоветовала обращаться в Жилищную инспекцию, которая находится в Петербурге. Это специальный компетентный орган, который в течение месяца дает ответ на все заявления – в том числе поданные через интернет-приемную.

Прозвучал и каверзный вопрос, ответ на который следует искать не в городской прокуратуре: в любом многоквартирном доме есть жильцы, которые просто физически не доживут до капитального ремонта – программа рассчитана на 20 лет. Значит, сейчас они платят свои деньги за чужое «светлое будущее»?

Разговор о дополнительных платежах, появившихся в квитанциях, – и за грядущий капремонт, и за установку общедомовых приборов учета тепловой энергии – взбудоражил всех. Помянули и злостных неплательщиков: есть мнение, будто можно безнаказанно игнорировать «коммуналку», а платить за квартиру раз в год по пять тысяч в счет долга – и так до самой смерти, потом стотысячные задолженности сами собой и простятся.

Помощник прокурора разуверила добросовестных плательщиков: с должников обязательно спросится: «Наши коммунальные службы не настолько богаты, чтобы «прощать» кому бы то ни было огромные долги: сначала все отключат, потом – выселят. И прецеденты в Гатчине есть: выселяют в худшее жилье, приставы взыскивают долг, должникам закрывают выезд из страны. Администрация муниципального образования тоже ждет до поры до времени, пока гражданин, живущий по договору социального найма, заплатит за квартиру. Не заплатил – выселение».

Завершилась жилищная тема и вовсе на печальной ноте: «У нас сгорел муниципальный дом, мы обратились в администрацию, и нам ответили, что мы будем включены в программу расселения аварийного жилья, которая осуществится в 2020 годах. Больше никакой очереди нет…».

Ольга Волницкая предложила обратиться в прокуратуру – с предоставлением всех имеющихся документов: «Вас должны были поставить на очередь нуждающихся в жилье, как погорельцев».

В завершение встречи собравшимся рассказали об интернет-портале государственных услуг, а также о многофункциональных центрах – идее, безусловно, полезной, но пока далекой от совершенства.