Евгений Орловский: «Прокуратура как зеркало русского общества»

Евгений Орловский: «Прокуратура как зеркало русского общества»

В прошлый вторник – 12-го января – отмечался День Российской прокуратуры, которой в этом году исполнилось 294 года. В день своего профессионального праздника Гатчинский городской прокурор Евгений Орловский рассказал о главных достижениях своего ведомства в минувшем году; о том, почему возбуждение уголовного дела – не панацея, и почему прирост жалоб в прокуратуру – это хорошо.


- Евгений Анатольевич, каким направлениям Гатчинская прокуратура уделяла особое внимание в прошлом году, и что ложится в основу приоритетов: директивы «сверху» или «болевые точки» города и района?

— Приоритетных направлений, как таковых, нет – в нашей работе не существует неважных вопросов. Как и прежде, мы исходим не только из требований Генеральной и областной прокуратуры, но и из реальных проблем обслуживаемой территории: главная задача прокуратуры – реализация прав граждан, поэтому основным индикатором нашей работы являются обращения граждан в прокуратуру. Формы обратной связи у нас совершенствуются: и «горячие линии», и возможность личного приема прокурором. Сейчас у нас действует такой порядок, при котором людям не приходится дожидаться в очереди – есть предварительная запись через канцелярию или даже по телефону. Причем система достаточно демократичная: если по какимто причинам прием переносится на другое время, человеку перезванивают и предупреждают, хотя инструкцией это не предусмотрено.

- Как часто принимает прокурор?

— Прием осуществляется еженедельно. Непосредственно городской прокурор в Гатчине принимает пять-шесть человек в неделю. Иногда это одни и те же граждане. Но для нас это не важно: если с жалобой ходят одни и те же люди, значит, проблема не решена. Мы готовы принять во внимание все, что будет высказано населением.

- Даже если сообщения и жалобы вызывают сомнение по существу?

— Мы исходим из того, что даже тот, кто требует воздействия со стороны других органов, заслуживает внимания и проблемы излагает зачастую самые насущные. Для прокуратуры актуальна любая информация, поступающая от жителей – для нас это и есть жизненные реалии района, как никакие другие. Прокуратура как орган, призванный обеспечить законность и правопорядок, прежде всего, руководствуется доводами простых людей – на этом стояли и стоять будем.

- Много народу этим пользуется?

— В силу ряда причин Гатчинский район по-прежнему в лидирующей тройке по количеству обращений граждан. У нас крупнейший район в области – 250 тысяч человек, только Всеволожский район слегка превосходит по численности населения, но специфика Всеволожского района несколько иная: он ближе к Петербургу и отражает, скорее, проблемы города. А с точки зрения проблем Ленинградской области наш район является своего рода лакмусовой бумагой: у нас есть и городские территории, и сельские, и СНТ, и ТСЖ, и все проблемы, характерные для области, у нас представлены.

- Что, по итогам года, на первом месте?

— Жилищные вопросы и вопросы ЖКХ по-прежнему лидируют. По состоянию на 31 декабря 2015 года Гатчинской прокуратурой рассмотрено 4426 жалоб в сфере общего надзора. Год назад эта цифра была почти на 10% меньше. И по итогам года район в целом сработал эффективнее в плане обеспечения прав и свобод граждан – об этом свидетельствуют конкретные результаты.

Актуальными остаются проблемы подготовки к отопительному сезону, хотя жалоб стало меньше. В прошлом году к нам поступали многочисленные обращения от граждан, которые приобрели дома в «Гатчинских поместьях». По требованию прокуратуры возбуждено уголовное дело по статье 159 УК РФ – мошенничество, нам удалось установить признаки того, что обман действительно имел место – люди не получили тех услуг, которые должны были получить по заверению хозяйствующего субъекта. Это основание для уголовного преследования. Но не решение проблемы: ну, возбудили дело, ну, посадили виновного, однако денег-то это все потерпевшим не вернет! Граждане должны самостоятельно реализовать свое право и обратиться в суд с иском: либо о возвращении потраченных денег, либо о предоставлении обещанных услуг.

- Прокуратура может помочь в составлении иска?

— Конечно, для этого существуют адвокаты и юридические консультации, но мы никогда не отказываем: составить иск, обращение, дать полезный совет.

- Что бы вы рекомендовали людям: как не попасть в такую ситуацию, как с «Гатчинскими поместьями»?

— Внимательно читать, что написано в договоре, который вы заключаете, приобретая жилье. Правоохранительные органы не могут выйти за рамки своих полномочий: если в договоре оговорены определенные условия, и стоит подпись гражданина, значит, он с этими условиями согласился. А если нет, надо доказывать, что его намеренно ввели в заблуждение. И даже если обещанная услуга не предоставлена – это не основание для вмешательства правоохранительных органов, это основание для обращения в суд, чтобы потребовать выполнения этой услуги надлежащим образом. Ведь надо понимать, что предпринимательская деятельность как таковая основана на риске: грянул экономический кризис – и стройка остановилась. Покупатели, приобретающие недвижимость на стадии строительства, должны это учитывать.

- Евгений Анатольевич, вы упомянули жилищные вопросы. Как они решались в минувшем году?

— Эффективнее, чем в 2014-м, когда обеспечение жильем детей-сирот остро стояло на повестке дня. В прошлом году мы добились результатов – детямсиротам было предоставлено 30 однокомнатных квартир на территории Гатчинского района (в многоквартирных домах в Гатчине, Коммунаре, Больших Колпанах, Батово, Белогорке, Пудости, Кобринском и Войсковицах), в том числе 11 – по искам прокурора в защиту сирот.

- А как насчет расселения аварийного фонда и капремонта?

— Обращения поступают, и прокуратура реагирует. Гражданам не следует снижать активность в этом отношении: наша работа дает накопительный эффект, и комплекс мер прокурорского реагирования в конечном итоге обязательно возымеет действие.

- По стране брошен клич: «Все на борьбу с коррупцией!». В Гатчине коррупционеры есть?

— В прошедшем году мы не избавились от лидерства по количеству жалоб на должностных лиц – в Гатчинскую прокуратуру их поступило более трех тысяч. Мы полагаем, раз люди обращаются, это элемент доверия к системе в целом, хотя недовольных всегда много. Часто жалуются прямо в вышестоящую прокуратуру, к главе государства – для нас это не имеет значения. Все равно эти обращения попадают к нам, и мы их рассматриваем.

На мой взгляд, граждан волнуют, скорее, не коррупционные, а общеуголовные вопросы – чтобы на улицах был порядок. Гатчинская прокуратура сейчас проводит проверку, как реализуются средства государственной поддержки на программу «Безопасный город». Хотя, в отличие от начала 2000-х годов, проблемы преступности отошли на второй план: сейчас во главе угла вопросы реализации гражданами своих конституционных прав – на жилище, на заработную плату. И в большей степени это хорошо.

- Но после нескольких лет снижения преступности в нашем районе в прошлом году был зарегистрирован ее рост. Кто виноват?

— Да, в 2015 году в Гатчинском районе зарегистрирован максимальный в области рост преступности – на 30%. Во многом это произошло за счет роста краж – половина всей преступности по стране. Что касается Гатчинского района, мы неоднократно разбирались с этим на совещаниях в УМВД и в прокуратуре: определяли причины и вырабатывали методы борьбы. С другой стороны, в деятельности правоохранительных органов важно добиться объективности и избежать латентной преступности. Этот показатель отражает объективные реалии: мы стараемся зафиксировать то, что происходит в жизни, мы обязаны не допускать искажения информации, и добиваемся, чтобы каждое преступление было зарегистрировано, тогда это позволит нам выстроить направление своей работы.

- Какую, в таком случае, вы можете дать оценку работы полиции?

— Подразделению по борьбе с экономическими преступлениями необходимо активизироваться. Гатчинский же уголовный розыск, полагаю, в целом, работает на высоком профессиональном уровне. По нашему мнению, этот коллектив свои задачи понимает и может их решать. И в целом УМВД России по Гатчинскому району в плане борьбы с общеуголовной преступностью работает эффективно, профессионализм полиции у нас сомнений не вызывает. А корректировать, направлять – это наша работа. Ведь наказать нерадивого сотрудника полиции или администрации – не самоцель. Надо добиться, чтобы эти лица исполняли свои обязанности, работали на граждан.

Если говорить о конечных результатах работы правоохранительных органов, то в минувшем году Гатчинским городским судом был вынесен ряд обвинительных приговоров по так называемым резонансным делам. В частности, в январе прошлого года на семь лет был осужден гражданин Украины, виновный в смерти рабочего, строящего дома на территории «Гатчинских поместий»; в апреле четыре года колонии присудили гражданину С., покушавшемуся на мошенничество – под предлогом передачи взятки судье он завладел чужими деньгами. Девять лет строгого режима получил за убийство своего земляка житель Дагестана, совершивший это преступление в отместку за недоказанное изнасилование своей племянницы. К 14 годам колонии особого режима в июне прошлого года был приговорен наркоторговец – за сбыт наркотиков в крупном размере. Позиция суда в этих делах была неоднозначной, но наши гособвинители настояли на своей правоте, и, несмотря ни на что, приговоры состоялись.

- Евгений Анатольевич, вот вы говорите, поток жалоб в прокуратуру растет. А число удовлетворенных обращений?

— Процент удовлетворенных жалоб за последние пять лет увеличился – это примерно 30%. В 2010 было 10%. И не потому, что граждане необоснованно жаловались, – были определенные нюансы. Работа прокуратуры – это зеркало, отражающее реальную ситуацию в районе. Чем больше обращений, тем больше и решенных вопросов. Прирост обращений – это позитивный аспект, означающий, что люди нам доверяют.

- А может, просто число недовольных растет?

— Но мы же строим правовое государство! Коли граждане обращаются, это значимый результат построения государственной системы и правосознания. Необходимо уметь отстаивать свои права, не занимаясь самоуправством. Например, многие возмущаются высокой квартплатой: правильно ли начислено? Таких обращений очень много. А почему бы не убедиться – правильно или неправильно?

- Получается, что поток жалоб в прокуратуру с каждым годом растет, а штатная численность – остается прежней?

— Вопрос штатной численности не входит в компетенцию городской прокуратуры. На сегодняшний день в Гатчинской прокуратуре 23 оперативных работника – на 250 тысяч населения. При этом наш район находится на очень высоком уровне – мне есть с чем сравнивать – в плане организации, работы, уровня жизни. Все вместе – государственные, муниципальные служащие, правоохранительные и контролирующие органы – мы стараемся обеспечивать некую комфортную жизнедеятельность на территории района. Конечно, при таком количестве сотрудников каждый человек у нас на счету. Только поднадзорных ведомств у нас больше десяти. А обеспечение в судах… И, тем не менее, в 2015 году сотрудники со своими задачами справились. Качество рассмотрения обращений возросло. И это несмотря на то, что коллектив Гатчинской прокуратуры обновился: некоторые наши сотрудники повышены в должности – приглашены на службу в аппарат прокуратуры, на руководящие должности в другие прокуратуры области. Поэтому сейчас у нас шесть молодых специалистов со стажем работы до года.

- Евгений Анатольевич, ввиду всего вышесказанного, дайте совет нашим читателям: что делать, если не знаешь, в какую дверь стучаться со своей бедой?

— Есть такое выражение: если не знаешь, как поступить правильно, – поступай по закону. Так что когда вы сомневаетесь в собственной или чужой компетентности, идите к прокурору и спросите.