В подворотне нас не ждет маньяк…

В подворотне нас не ждет маньяк…

Недавно в Гатчине осудили на двадцать лет педофила, похитившего ребенка. Это – вопиющий случай, но не единичный. За последний год значительно возросло число преступлений против несовершеннолетних. В производстве следственного отдела по г. Гатчине еще не было такого количества дел, связанных с насильственными действиями сексуального характера в отношении детей, включая малолетних, а также и в отношении взрослых. Об этой ситуации и о тяжких преступлениях вообще рассказывает начальник следственного отдела по г. Гатчине Следственного управления Следственного комитета РФ по Ленинградской области подполковник юстиции Николай Батарин.


— Первое преступление 2016 года – нападение на сотрудника ГАИ. Первого января гражданин Н., задержанный за управление автомобилем в нетрезвом виде, был помещен в служебную машину для транспортировки в медпункт – для медицинского освидетельствования. Он достал нож и нанес ранение в шею полицейскому, сидевшему за рулем. Пострадавшего госпитализировали; преступника заключили под стражу. Возбуждено уголовное дело по статье 317 УК РФ – посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа; санкция статьи предусматривает наказание на срок от двенадцати лет лишения свободы до пожизненного.

- Николай Михайлович, почему даже когда преступление очевидное, следствие длится и месяц, и два… Что тут расследовать?

— Расследование идет относительно долго – именно относительно, потому что есть установленные законом сроки, и они не нарушены – поскольку практически по каждому делу мы связаны с экспертным заключением, а экспертизы делаются не быстро. Кроме того, помимо «чистосердечного признания», нужно собрать доказательную базу.

Вот, в частности, направлено прокурору дело по части 4 статьи 111 УК РФ: гражданин К. в ходе совместного распития спиртного забил насмерть своего собутыльника. Бил, чем ни попадя: табуретками, металлическим совком. Все очевидно, но пришлось ждать заключения психиатрической экспертизы, которая, в итоге, показала, что в момент совершения преступления он находился в состоянии невменяемости.

- Как ни прискорбно, эту историю можно назвать типичной, причем большинство таких убийц абсолютно вменяемы…

— Сейчас у нас в производстве находится похожее дело, но там обошлось без летального исхода: 20-го февраля двое сидели, выпивали, потом поссорились – и помирились. А после примирения один взял нож и со словами «извини, ничего личного» нанес другому пять ножевых ранений в шею. Раненый чудом выжил; уже находясь почти в состоянии агонии, он сам себе вызвал «Скорую», и врачи успели его спасти. Преступника арестовали.

Есть более кровавые примеры: заканчивается расследование дела по двойному убийству в Загвоздке. Там в ноябре один гражданин зарубил топором двух своих собутыльников.

— Это характерные примеры. А можете привести более редкие статьи?

— Недавно мы направили на утверждение прокурору дело в отношении бывшего сотрудника ГАИ. Будучи при исполнении, он составлял фиктивные протоколы о ДТП и передавал их лицам, которые пытались получить страховые выплаты по КАСКО и ОСАГО. Та преступная группа уже осуждена; бывшему сотруднику вменяется злоупотребление должностными полномочиями и подделка документов.

Еще в производстве у нашего следователя находится уголовное дело по статье 306 УК РФ – заведомо ложное сообщение о преступлении; редкий состав в нашем арсенале. Это альтернативная подследственность – расследуется тем органом, который вел первичное дело. А первичное дело было об изнасиловании: молодая женщина обратилась в следственный отдел с заявлением. Мы длительно его расследовали и, наконец, выяснили, что это был ложный донос. Гражданка во всем созналась. С какой целью она все это устроила? Видимо, хотелось внимание к себе привлечь…

Но это все, действительно, нетривиальные примеры. А настораживает количество так называемых банальных преступлений, но совершенных подростками. Сейчас в производстве следственного отдела по г. Гатчине семь уголовных дел с участием несовершеннолетних: кражи чужого имущества с проникновением в жилище, угоны и грабежи.

- Сколько лет этим детям?

— Тем, в отношении которых возбуждены уголовные дела, от 16 до 18 – плюс несубъекты, то есть лица, не достигшие возраста наступления уголовной ответственности. Подростки свои преступления совершают группой, и в этих группах встречаются совсем дети. Кто они? Выходцы из неблагополучных семей, а основная масса – воспитанники Сиверского детского дома.

- Но вернемся к преступлениям против несовершеннолетних. Как, по-вашему, откуда в Гатчинском районе это обострение педофилии? Кто эти люди – или нелюди?

— Почему возник этот всплеск, сказать трудно. И привести всех обвиняемых к общему знаменателю не получается. В конце прошлого года был зарегистрирован ряд преступлений, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ. В одном случае в отношении шестилетней девочки насильственные действия сексуального характера совершил сожитель ее матери; в другом – родственник малолетней. На 14-летнюю девочку напал отчим ее приятеля, ранее судимый за убийство. Всех обвиняемых мы однозначно вырываем из среды, мера пресечения – только арест. Но расследование подобных преступлений вызывает массу сложностей: часто дети скрывают происшедшее, родители узнают спустя месяц или два, когда все улики уже утрачены.

- На фоне общего роста преступности в районе эти преступления выделяются?

— Да, по сравнению с 2014 и 2015 годом, по уголовным делам нашей подследственности рост – 35 %, но достигается он, в основном, за счет преступлений на сексуальной почве – две трети всех раскрытых дел (количество убийств осталось на прежнем уровне, раскрываемость их достигла 95 %; количество дел по фактам причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, не изменилось). А дела об изнасилованиях продолжают поступать, и снижения не наблюдается.

- При каких обстоятельствах совершаются эти преступления? В городе развелись маньяки?

— Все злодеи – местные, доморощенные; нарисовать их общий портрет невозможно, но есть одна особенность: педофилы все, как правило, солидного возраста – за сорок и старше; молодые люди нападают на своих ровесниц – от 20 до 30 лет. Сейчас у нас в производстве три дела об изнасилованиях, и все эти преступления совершены при схожих обстоятельствах: после совместного распития спиртного между мужчиной и женщиной возникло взаимонепонимание. Итог – насильственные действия. Но о маньяках, подстерегающих свою жертву в темных закоулках, речи не идет…