Альтернативная паралимпиада: как это было?

Альтернативная паралимпиада: как это было?

Мы все хорошо помним разразившийся минувшим летом международный допинговый скандал, приведший тому, что некоторые наши спортсмены не были допущены к Олимпийским играм в Рио-де-Жанейро. Но Международный паралимпийский комитет пошел еще дальше, отстранив от участия в Паралимпиаде всех спортсменов паралимпийской сборной России, тем самым грубо нарушив прямой запрет на дискриминацию по признаку инвалидности.


Для российских паралимпийцев это стало очень серьезным ударом. Государство, со своей стороны, приняло решение поддержать их, устроив в Подмосковье альтернативную, или «домашнюю», Паралимпиаду.

О том, как развивались события, мы поговорили с их очевидцем, тренером Ленинградской сборной по легкой атлетике (спорт слепых) Алексеем Лашмановым.

«Если бы ребята поехали в Рио, медали у них бы были…»

– Алексей Леонидович, расскажите, пожалуйста, как отреагировала на все эти драматичные события Российская паралимпийская сборная.

– Сначала мы переживали за «здоровую» сборную – пустят ее на Олимпиаду или нет? Думали, что если допустят, то и паралимпийцев не тронут. Надеялись, что хватит совести, человечности… Не знаю, какие слова можно подобрать здесь… То, что произошло – это все-таки ужасно нечеловечно. О какой демократии, о каких правах человека тут можно говорить, когда выкинули почти триста человек просто так, без особых на то оснований?

Мы надеялись все же, что вопрос решится через суд. Сначала ждали 7 августа. Потом 23 августа, когда Спортивный арбитражный суд (CAS) отказал в апелляции Паралимпийскому комитету России (ПКР). Решение CAS наш Комитет обжаловал в Швейцарском федеральном суде – и опять получил отказ.

27 августа члены паралимпийской сборной подали подготовленные юристами индивидуальные заявления с просьбой о допуске к соревнованиям в Международный паралимпийский комитет. 31 августа пришел отказ каждому – на его личную электронную почту…

Мы подготовили обращение с просьбой приостановить решение МПК в Боннский суд (МПК находится в Германии) и снова получили отказ. Практически, каждый день, с 23 августа по 6 сентября, мы продолжали ждать: допустят нас или нет…

Очень тяжело было психологически – одно дело, если ты виноват, и совсем другое, если ты непричастен ко всему этому. Тренироваться все равно надо, и в то же время уже никого не берут…

Паралимпийский комитет России нас поддерживал, конечно, и он отлично и очень быстро сработал, когда наш президент принял решение провести альтернативную Паралимпиаду здесь, в России.

Организация «домашней» Паралимпиады еще раз показала, что отношение у нас в стране к паралимпийцам меняется. Случись все это двадцать лет назад, нам сказали бы – идите домой, и все. А сейчас все наоборот – поддержали, все подготовили, провели на высшем уровне. Главное, чтобы и в дальнейшем эта поддержка оставалась.

– Как бы вы оценили результаты состязаний в Подмосковье?

– 7 сентября состоялось торжественное открытие альтернативных соревнований в концертном зале «Крокус Сити Холл» в Красногорске – очень динамичное, красочное, интересное. Зал был полный, приехали представители многих регионов. Но… В этой Паралимпиаде принимали участие спортсмены, которые должны были поехать в Рио. Во-первых, им было очень трудно психологически, общее настроение было подавленное. К тому же, в некоторых видах спорта, например, командных, спортсменам было попросту не с кем соревноваться. В таких условиях показывать высокие результаты было почти невозможно. Некоторые выступления пришлось сделать показательными.

В команде Ленинградской области было четыре кандидата на участие в бразильской Паралимпиаде – легкоатлет Федор Триколич (спорт слепых) и три представителя команды по футболу с церебральным параличем. Триколич очень успешно выступал на Паралимпиаде 2012 года, завоевав три медали – две золотые и одну серебряную. В октябре 2015 года он был третьим на дистанции 100 и 2000 метров на Чемпионате мира по легкой атлетике (IPC) в Дохе (Катар). Шансы на победу в нынешней Паралимпиаде у него были высокие.

Всего в Бразилии разыгрывалось 170 медалей по легкой атлетике среди паралимпийцев. Если бы наши ребята поехали бы в Бразилию, медали у них были бы, я уверен.

– Что же, по-вашему, будет дальше?

– Вот это-то и хотелось бы понять. Вопрос о допуске на соревнования, проходящие под эгидой Международного паралимпийского комитета (IPC), до сих пор так и не решен. Ни условия, ни сроки отстранения также не определены. Уже начинаются отборы на Зимние Паралимпийские игры, в следующем году будет проходить Чемпионат мира по легкой атлетике. Я, конечно, оптимист, но европейская логика мне совершенно непонятна… Откровенно говоря, я разочарован в этой самой пресловутой европейской демократии – все иллюзии на этот счет у меня окончательно развеялись. Я считаю, надо продолжать бороться за свои права. Все, кто не был допущен к Паралимпиаде, будут подавать индивидуальные жалобы в Европейский суд по правам человека. Судиться, конечно, будем до последнего – на Западе любят, когда судятся…

«Я всегда говорил – дело не в медалях»

В последние годы мы наблюдаем серьезные изменения в отношении общества к инвалидам и в России. Внимание государства к людям с ограниченными возможностями растет, в связи с чем и адаптивный спорт выходит на новый уровень развития. Существенную финансовую поддержку получает система подготовки спортсменов-инвалидов; продолжает формироваться социальная политика в области адаптивного спорта, в частности, социальной защищенности спортсменов, тренеров, специалистов. Заметно выросло число спортивно-массовых мероприятий и соревнований, в которых участвуют люди с ограниченными возможностями. Российские спортсмены участвуют в чемпионатах Европы, мира, зимних и летних Паралимпийских Играх.

Адаптивная физкультура и спорт активно развиваются во всех регионах страны, включая и наш. В 47-м регионе поддержка адаптивного спорта осуществляется в соответствии с государственной программой Ленинградской области. Министерством спорта Российской Федерации для Ленинградской области определены 16 базовых олимпийских и паралимпийских видов спорта: горнолыжный спорт, лыжное двоеборье, фристайл, лыжные гонки, дзюдо, велоспорт-маунтинбайк, велоспорт-шоссе, водное поло, синхронное плавание, легкая атлетика, теннис, настольный теннис, волейбол, легкая атлетика (спорт слепых), голбол (спорт слепых), футбол лиц с заболеванием церебральным параличом.

Зимняя Олимпиада 2014 года в Сочи показала: российский паралимпийский спорт является одним из самых результативных в мире. Правда, как отмечают руководители Паралимпийского комитета России, он еще очень далек от массового.

– Алексей Леонидович, вы начинали серьезно заниматься спортом в сложное для нашей страны время. Как изменилась ситуация с паралимпийским спортом за эти годы?

– В те годы спорт финансировался гораздо меньше, на государственном уровне особой поддержки не было. Не было ни экипировки, ни особых тренировочных мероприятий – сами все покупали и организовывали. Было сложно – приходилось одновременно работать и тренироваться. Социальная система Советского союза уже была разрушена…

Сейчас все кардинально изменилось. В этом году исполнилось 20 лет Паралимпийскому комитету Российской Федерации. Нас поддерживают и на местном уровне, и на региональном, и на федеральном (Министерство спорта РФ). Если в 1988 году на Паралимпийские игры выехало 32 российских спортсмена, то в этом году было уже 267 кандидатов в паралимпийскую сборную страны. Лицензии были завоеваны в 18 видах спорта.

Я думаю, развитие паралимпийского спорта в России есть. На федеральном уровне на сегодняшний день все организовано очень достойно – стипендии спортсменам, тренировочные мероприятия, медицинское обследование. Главное – показывать хороший результат.

– А если говорить о проблемах?

– Проблем, конечно, много – например, со спортивными объектами. Нам практически негде тренироваться. Гатчина – большой город, сто тысяч человек здесь живет, но нет у нас стадиона для занятий легкой атлетикой, и не только для лиц с нарушениями здоровья, но и для всех остальных. В СанктПетербурге тоже нет ни одного нормального стадиона, разве что несколько тренировочных площадок. С другой стороны, сейчас есть довольно много разных секций, в том числе бесплатных – и для здоровых людей, и для людей с нарушениями здоровья. Есть клубы по интересам – было бы желание.

– В чем особенности формирования сборной паралимпийской команды?

– Конечно, тренировка спортсменов с ограниченными возможностями имеет свои особенности. Команда Ленинградской области не очень велика. Привлечь новых спортсменов – потенциальных паралимпийцев – достаточно сложно: в той же легкой атлетике сейчас результаты очень высоки – даже в сравнении с достижениями олимпийцев. К тому же сейчас выдвигаются очень серьезные требования к здоровью. Два раза в год все члены сборной команды проходят углубленное медицинское обследование. К спортсменам-инвалидам по зрению – требования особые, включающие ряд противопоказаний.

В Ленинградской области довольно много возможностей для занятий параспортом, и, по сравнению с теми, кто живет на периферии, наши ребята в этом плане избалованы. Возможно, потому, что в регионах меньше соблазнов, там больше идут в паралимпийский спорт – например, в Алтайском крае или Башкирии. У наших спортсменов больше возможностей, но они меньше хотят тренироваться, работать. Да, олимпийский и паралимпийский спорт – это работа: если относиться к нему недостаточно серьезно – результатов не будет. К тому же, олимпийский век короток – сложно постоянно поддерживать высокие результаты.

Но я всегда говорил – дело не в медалях. Пусть человек не станет паралимпийским чемпионом, но если он начнет более уверенно ориентироваться в жизни, то это уже будет очень хорошо. Спорт – это новые отношения, новые люди, новые места. С другой стороны, спорт для многих становится не только смыслом жизни, но и неплохой материальной поддержкой.

Жизнь с чистого листа

Одно из значений приставки пара- пришло к нам из санскрита. Оно означает «преодоление границ, пределов чего-либо». Как именно проходят тренировки будущих паралимпийцев, Алексей Лашманов не рассказал. Обмолвился только, что они очень сильно отличаются от тренировок обычных спортсменов. Самое главное осталось за скобками: боль, разочарования, упорство. И постоянное преодоление – себя, обстоятельств, неверия окружающих…

К тому же, как сказал Алексей Леонидович, у каждого из спортсменов выступление на Паралимпиаде может быть в жизни всего один раз – как, например, у Дениса Гулина, для которого его звездная Паралимпиада оказалась первой и последней. Одна из причин – просто смена «погоды» в программе Паралимпийских игр (так, тройной прыжок в классе для тотально слепых, который принес «золото» Гулину в 2012 году, спустя четыре года просто убрали из Паралимпийской программы).

Вот и получается, что для спортсменов-паралимпийцев жизнь каждые четыре года начинается с чистого листа, проходя от Паралимпиады до Паралимпиады.

– Каждая Паралимпиада – это подведение итогов, возможность анализа, – говорит Алексей Лашманов. – А вот когда так, как с этой бразильской Паралимпиадой – все оказывается гораздо сложнее: ведь чтото не реализовалось до конца, не завершилось…

Последние ноты выходят печальными. И все же, и все же… Чем дальше, тем сильнее крепнет убежденность, что они все равно победили. Ведь совершенно же очевидно, что кто-то испугался их силы, испугался до такой степени, что позволил себе переступить общепринятые законы морали и человечности…

Алексей Лашманов начал заниматься легкой атлетикой в 1980 году. Мастер спорта России международного класса по легкой атлетике, заслуженный тренер России, серебряный призер Паралимпийских игр в Барселоне в 1992 году в тройном прыжке. Победы были и потом: в 1993 году Алексей стал победителем чемпионата Европы в эстафете, а в 1994 году – победителем чемпионата мира в тройном прыжке.

В 2008 году Алексей Лашманов впервые принял участие в Паралимпиаде в качестве тренера по легкой атлетике. Среди его воспитанников – паралимпийские чемпионы гатчинец Денис Гулин, завоевавший в 2012 году «золото» в Лондоне, Федор Триколич из Тосно – многократный чемпион мира и России, серебряный призер на 200 м и двукратный чемпион Летних Паралимпийских игр 2012 года.