Исторические страницы из жизни посёлка Вырица

Исторические страницы из жизни посёлка Вырица

Поселок Вырица, бесспорно, относится к числу лучших дачных местностей Ленинградской области. Здесь все располагает к отдыху на природе: река Оредеж с ее песчаными пляжами, сосновые и еловые леса, чистый воздух, родниковая вода. Многие дачники находят здесь уютные уголки для уединенного отдыха и творческого вдохновения. Благословенный, заповедный уголок издавна является курортным местом, детской здравницей. Вместе с тем, в наше время Вырица сочетает в себе все качества современного, активно развивающегося поселка, крупнейшего в регионе. По своей площади – это самый большой населенный пункт поселкового типа на территории России. Вырицкая земля связана с историческими событиями, хорошо известны ее святые места, неслучайно сюда приезжают многочисленные паломники и туристы. Уже много лет поселок по праву называют духовной столицей Гатчинского района.


Как деревня Дверница стала Вырицей…

Деревня Вырица известна еще со времен средневековья. В Новгородской писцовой книге 1499/1500 годов среди сёл и деревень Никольско-Грезневского погоста, входящего в состав Водской пятины Великого Новгорода, упоминается деревня Дверница на берегу реки Оредеж, предшественница будущего поселка. Некоторые исследователи пытаются найти в её истоках финно-угорские корни, и, действительно, по среднему течению Оредежа и низовьям реки Суйда когда-то проходила граница двух древних коренных народов: води и ижоры, причем, судя по всему, на территории современной Вырицы находилось водское поселение. Позднее в эти места пришли славяне.

С давних пор сохранились на территории поселка курганные захоронения, относящиеся к ХII-ХIII векам. В 1907 году студенты Санкт-Петербургского археологического института провели в Вырице раскопки курганной группы, которая находилась вдоль Береговой улицы. В 1974 году здесь, на краю террасы, вдоль левого берега реки Оредеж 4-м отрядом Староладожской экспедиции было зафиксировано три земляные насыпи высотой 0,2 метра и диаметром 3-4 метра. Находки из вырицких курганов, преимущественно женские украшения, хранятся сегодня в фондохранилище Государственного Эрмитажа и представляют значительный интерес. На некоторых украшениях заметны детали в виде «уточек». Как известно, у финно-угорских народов существовал культ водоплавающих птиц и некоторых домашних животных.

Из документальных источников, так называемых Дозорных книг, известно, что в 1612 году деревня Дверницы числилась за помещиком Григорием Муравьевым, занимавшим разные ответственные посты на землях Великого Новгорода, род которого был известен с эпохи царя Ивана III. Муравьев владел не только Грезневским погостом, но и соседним Никольско-Суйдинским. Оредежский край в то время был практически безлюдным, на месте ранее существующих селений находились пустоши. В самой же деревне Дверницы имелось всего пять дворов. Сохранились имена ее жителей, семейных крестьян: Васки Кузмина, Терёшки Малафеева, Михалки Данилова и бобылей Лариошки Степанова и Савки Григорьева.

Любопытна история этого селения во времена шведского господства, когда в нескольких верстах южнее Вырицы проходила русско-шведская граница, а один из пограничных камней, по рассказам старожилов, находился вблизи современной деревни Борисово. С русской стороны на нём был выбит крест, а со шведской стороны – корона.

С 1617 года находящаяся в составе шведской провинции Ингерманландия деревня Дверницы довольно часто упоминается в документальных источниках ХVII века. В самых ранних Поземельных книгах шведского периода на месте деревни обозначена пустошь: очевидно, православные жители Дверниц, опасаясь гонений со стороны заморских владельцев, насаждавших лютеранскую веру, покинули ее – перешли границу и ушли на русскую сторону.

Однако пустовала заброшенная деревня недолго. Вскоре здесь появляются финские переселенцы, прибывшие в поисках хорошей жизни из Восточной Финляндии. В 1645 году в Дверницах, приписанных к приходу Кобринской лютеранской кирхи, было зафиксировано три крестьянских двора. В этот период деревня, относящаяся к Куровицкой мызе, принадлежала помещику-арендатору Франсу Фаллеру.

На станицах Поземельных книг название деревни упоминается в разных вариантах: Duеrnitza (1618-1623 гг.), Duiritza (1644 г.), Duarnitza (1678 г.). На карте 1676 года обозначена деревенька – Werektza, а в 1699 – Wiritza.  На «Генеральной карте провинции Ингерманландии» 1704 года обозначена деревня Duarnitza. Следует отметить, что в финском языке нет звонкого «д», а шведские переписчики в то время часто писали географические названия так, как они звучали на слух, создавая путаницу. Более внимательными в этом отношении были картографы.

К началу ХVIII столетия деревня Дверницы окончательно превратилась в Вырицу. В этом нет ничего удивительного: изменение географических названий при шведах коснулись многих местных селений. Например, соседняя с Вырицей деревня Змеино после ста лет шведского владычества стала деревней Мины. Чудом сохранили свои исторические названия средневековые деревушки: Устье на Оредеже (ныне – село Введенское), Клетно, Борисово. Интересным топонимом является обозначенная на шведской карте 1676 года и расположенная в окрестностях современной Вырицы деревня с названием Городок, впоследствии полностью утраченная.

 Триста лет тому назад…

После освобождения Приневского края от шведских захватчиков Петром Великим доблестные русские войска снова увидели на месте чухонской деревни пустошь, и Вырицу пришлось обживать заново. Земли, расположенные вдоль берегов реки Оредеж, приписанные к Куровицкой мызе, государь пожаловал своему сыну царевичу Алексею. С 1718 года, после известных трагических событий, случившихся с Алексеем Петровичем, царская вотчина относилась к дворцовому ведомству и даже некоторое время принадлежала монахам Александро-Невской лавры.

Существуют предание, что основателями русской деревни Вырица стали четыре крестьянских семьи переселенцев, прибывших из Саратовской губернии. По другим данным они, согласно царскому приказу, прибыли сюда для строительства Санкт-Петербурга. Старожилы называли даже год прибытия переселенцев – 1717 год. Признать или опровергнуть эту версию пока не представляется возможным. По преданию, среди первых жителей Вырицы была большая крестьянская семья Давыдовых, потомки которой и в наши дни проживают в этих местах.

На Береговой улице и сегодня растет огромный старый дуб. Говорят, что его посадили первые переселенцы. Именно здесь, на берегу реки находилась «старая» часть деревни Вырица.

 Давыдовы

Родословную этого крестьянского рода мне удалось проследить с 1737 года. С петровского времени Вырица была приписана к церкви Преображения Господня, расположенной в селе Орлино. Среди местных крестьян на страницах метрических книг этого храма упоминаются Кондратий Елисеев и его дети – Леонтий, Ирина и Иван. Например, книга «Исповедальные росписи по Орлинской церкви за 1817 год», указывая имена крестьян, бывших на исповеди, сообщает: «Кондратий Елисеев, 80 лет, жена его Ксения Васильева 70 лет, сын их Иван, 49 лет, жена его Параскева Яковлева, 44 года, дети их Василий – 21, Максим – 18, Тимофей – 13, Григорий – 8, Дарья – 5, Егор – 1, Василий – 1».

У Ивана Кондратьева, родившегося в 1768 году, был сын Василий Иванов (род. в 1796 г.). Среди детей последнего упоминаются: Давид, Филипп, Агафья и Климентий Васильевы. Все потомки Давида Васильева (1835-1921 гг.) получили фамилию Давыдовы. Среди его детей известны: Михаил, Мария, Евфимий и Ирина. Один из них – Михаил Давыдович Давыдов (1860-1918 гг.) занимал пост деревенского старосты. Его сын Иван Михайлович (род. 1893 г.) был председателем созданного в Вырице в 1931 году колхоза имени Халтурина. В 1967 году его воспоминания о прошлом, в том числе и легенду о саратовских переселенцах,  записали юные участники поисковой группы из Вырицкой средней школы №1. Многие представители семейства Давыдовых еще в дореволюционный период породнились с другими крестьянскими родами из села Введенское, деревень Мины и Куровицы.

 Первый вырицкий помещик Саблуков

Императрица Екатерина II пожаловала Устинскую мызу с деревнями Устье, Мины, Горки, Каужа (ныне – Каушта), Борисово, Клетно и Вырица «бригадиру» Александру Александровичу Саблукову (1746-1828 гг.). Его лесная дача, граничащая с землями Новгородского уезда, возникшая на месте современного села Введенское, при впадении реки Суйды в Оредеж, упоминается в одном из архивных документов за 1780 год. Личность А.А. Саблукова заслуживает отдельного повествования, и можно вспомнить лишь некоторые эпизоды его биографии.

Он был сыном придворного камер-лакея, начинавшим свою службу в 1762 году сначала пажом, а затем камер-пажом при дворе императрицы Екатерины II. В 1767 году Александр Саблуков начинает военную службу поручиком лейб-гвардии Преображенского полка. В августе он был послан в Москву в числе других офицеров для усмирения беспорядков по поводу свирепствовавшей там «моровой язвы». В том же году за усердие, проявленное в данной кампании, капитан-поручик Саблуков производится в гвардии капитаны, а в 1778 году – в бригадиры. Но в этом звании он находился около года, вскоре оставив военную службу.

В 1780 году А.А. Саблуков назначается заседателем верхнего Земского суда Санкт-Петербургской губернии, а вскоре, получив чин действительного статского советника, переходит на службу в Петербургское государственное казначейство. Именно в этот период он был пожалован орденами Святого Владимира (1786 г.) и Святой Анны (1789 г.). На момент начала царствования Павла I он управлял Экспедицией о государственных расходах.

В 1796 году начинается его стремительный карьерный рост: Саблуков, получив чин тайного советника, назначается сенатором, а в следующем году – товарищем министра Департамента уделов и президентом Мануфактур-коллегии. В день коронации императора Павла I (1798 год) он получил от государя 500 душ крепостных крестьян. Однако, несмотря на покровительство царя, в 1799 году он оказался в опале, был отстранен от службы и всех должностей.

В 1800 году А.А. Саблуков, благоприятным образом помилованный императором, получил чин действительного статского советника. При Александре I он состоял членом Государственного Совета, был почетным опекуном Санкт-Петербургского воспитательного дома и председателем Опекунского Совета. Могила его находится в Александро-Невской лавре.

Вотчина генерала Бороздина

В конце царствования императрицы Екатерины II владельцем Вырицы и примыкающих к ней деревень становится генерал-поручик Михаил Саввич Бороздин, помещик Псковской губернии, скончавшийся в 1796 году. По наследству поместье перешло к его сыну – Николаю Михайловичу Бороздину (1777-1830 гг.), в то время служившему в лейб-гвардии Кирасирском Его Величества полку.

Боярский род Бороздиных был хорошо известен в России. Будущий вырицкий барин тоже был человеком незаурядным. Он получил хорошее домашнее образование, а в 11 лет поступил в Главное немецкое училище при церкви Святого Петра. После его окончания в 1794 году Николай поступил на военную службу корнетом в лейб-гвардии конный полк, а с 1799 года был переведен в Кавалергардский полк. 

Белокурый красивый юноша, блестящий фехтовальщик и наездник, знавший несколько языков, масон (имел орденское имя – «Рыцарь вооруженного льва»), он быстро завоевал лидерство в «модных» компаниях и был допущен в окружение наследника – великого князя Александра Павловича. Находясь под защитой цесаревича, Николай позволил вызывающе вести себя в отношении государя. Как вспоминали современники, летом 1800 года царь приревновал Бороздина к Анне Гагариной (впоследствии – Лопухиной): во время бала он поднял веер, который уронила любимая царская фаворитка, после чего у них закрутился роман. За это Павел I отправил полковника Бороздина на шесть недель нести караульную службу в Петропавловскую крепость, на «хлеб и воду». К счастью, конфликт закончился довольно мирно. Кавалергард входил в число людей, ставших участниками заговора против императора

Павла I. С мая 1803 года он становится флигель-адъютантом государя Александра I… 

В перерывах между службой Н.М. Бороздин приезжал в свое загородное поместье. Его земельные владения были обширными, в самой же Вырице в 1801 году числилось всего 20 душ мужского пола. Деревня состояла из девяти дворов. На реке Оредеж имелась мельница. Описание самого барского имения не сохранилось.

Известно, что в 1804 году часть бороздинской вотчины была выставлена на торги. Старинный документ Российского государственного исторического архива сообщает: «Состоящая в Софийском уезде Кавалергардского полку Полковника и Кавалера Николая Бороздина в деревни Вырицы земля продана от него первой гильдии Купцу Егору Карпову сыну Сухтову». Таким образом, одним из хозяев этих мест стал помещик Сухтов, в 1810 году числящийся надворным советником.

Наш герой на Бородинском поле

С 1805 года Н.М. Бороздин участвовал в сражениях с французской армией, храбро дрался в Силезии и Пруссии, за преследование неприятельской армии был удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени и золотой шпаги с алмазной рукоятью. В 1808 году он находился со своим полком в Финляндии, где командовал авангардами различных отрядов, а в 1810 году был назначен командиром 1-й бригады Кирасирской дивизии. Через год ему поручили формирование Астраханского кирасирского полка, с чем он блестяще справился.

Во главе Кирасирской бригады Бороздин участвовал в Отечественной войне 1812 года, в составе армии М.Б. Барклая-де-Толли. Здесь он проявил свои героические качества, многократно ходил в атаку на французскую кавалерию. За Бородинскую битву был награжден орденом Святого Георгия 3-й степени. Эта война стала вершиной его воинской славы.

Ценя заслуги Н.М. Бороздина в Бородинском сражении,

М.И. Кутузов особо отмечал заслуги военачальника в своем рапорте императору: «Генерал-майор Бороздин привел 1-ю кирасирскую дивизию и повел оную с большим порядком и мужеством в атаку, опрокинув неприятельскую кавалерию, обще с полками 2-го и 3-го кавалерийских корпусов… и после жестокого кавалерийского боя неприятельская конница вовсе была сбита и принуждена удалиться».

После оставления русской армией Москвы Бороздин командовал партизанским отрядом, нанося немалый урон запертому в городе противнику. В дальнейшем он участвовал в сражениях под Тарутиным, Малоярославцем и на Березине. В городе Вильна по болезни он временно сдал свой отряд генералу Дибичу и вернулся в армию в июне 1813 года, уже в заграничном походе, командуя 1-й Драгунской дивизией. Проявил генерал-лейтенант Бороздин свою доблесть в сражении при Фершампенауазе в 1814 году, несколько раз атакуя французские соединения и принуждая неприятеля сдать оружие.

По возвращении в Россию в 1816 году Николай Михайлович был назначен командиром 4-го резервного Кавалерийского корпуса. Получил воинское звание «генерал от кавалерии». Участвовал в Русско-турецкой войне 1828-1829 годов, после ее окончания, по причине пошатнувшегося здоровья, он вынужден был выйти в отставку. 

Умер Н.М. Бороздин в 1830 году. Согласно оставленному завещанию, его похоронили в родовом склепе отцовского имения «Костыжицы» Порховского уезда Псковской губернии.

Андрей Бурлаков

(Продолжение следует)