Убийца из Мызы-Ивановки ждёт приговора

Убийца из Мызы-Ивановки ждёт приговора

Год назад – 13-го января – недалеко от платформы Пудость была жестоко убита молодая женщина. Убийство с целью наживы – так квалифицировали это преступление. Жертве нанесли несколько смертельных ударов по го-лове – ради сумочки с мобильником…


По горячим следам один из нападавших был задержан и полностью изобличен в содеянном. По окончании предварительного следствия – в декабре прошлого года – дело передали в Ленинградский областной суд.

Подсудимый – 24-летний житель Мызы-Ивановки Михаил А. Признательные показания он начал давать уже на следующий день после совершения преступления: каялся, заявлял о явке с повинной. Чистосердечно сознавался, что разбойный умысел возник из острого желания отметить старый Новый год.

…13-го января он сидел дома – играл в нарды с двоюродным братом Ромой. Дело двигалось к вечеру – выпить больше было нечего. Так, сидя за нардами, они с Ромой придумали кого-нибудь ограбить, чтобы раздобыть денег на старый Новый год. Решили взять с собой монтировку – толстый металлический прут длиной около метра, загнутый с одной стороны и с плоским концом с другой. Михаил должен был ударить этой монтировкой кого-нибудь и отнять деньги. Ромина функция сводилась к наблюдению за окружающей обстановкой. Местом действия выбрали район станции Пудость, решив, что нападут на того, кто пойдет вечером с электрички.

…Отвечая потом на вопросы следователя, Михаил неоднократно повторял, что монтировку брал только для того, чтоб оглушить человека – убивать никого не хотел. Притом понимал, что от удара толстым металлическим прутом по голове может наступить смерть…

Так они вдвоем пошли на станцию и встали на платформе – ждать электричку из Петербурга, которая должна была прийти в 18-40. Михаил был пьян после пива и джин-тоника.

Когда подошла электричка, из нее вышла женщина в синей куртке, в капюшоне, с двумя полиэтиленовыми пакетами в руках. Злоумышленники решили ограбить именно эту женщину – собственно, она была единственной, кто приехал.

Женщина спустилась с платформы и направилась в сторону домов. Преступники пошли следом, вытаскивая по пути монтировку из рюкзака. Метров через пятьдесят они нагнали жертву, и Михаил нанес ей несколько ударов сзади по голове. Женщина сразу упала лицом вниз, даже не вскрикнув. Роман встал на стреме, а Михаил обшарил ее карманы: нашел телефон Nokia С-300 зеленого цвета и белый планшетный компьютер, оказавшийся электронной книгой фирмы Digma. Пакеты с продуктами они не тронули, а сумочку, телефон и планшет забрали. Гаджеты сложили в свой рюкзак, вернулись на станцию – на вторую платформу и спрятали рюкзак под ступеньками. Впоследствии Михаил показал это место оперативникам, и они изъяли и рюкзак, и телефон с планшетом.

Содержимое сумочки интереса у грабителей не вызвало – обычные женские мелочи: ключи, кошелек, шариковые ручки, проездной билет, расческа, помада, блистер «парацетамола», конфетка с марципаном и паспорт на имя Светланы С., 1964 года рождения. Общая сумма поживы преступников, если учесть деньги в кошельке, стоимость самой сумки, телефона и электронной книги, не превысила 20 тысяч рублей.

…Пять дней в неделю каждый вечер Светлана возвращалась с работы этой электричкой с Балтийского вокзала Петербурга – и шла к себе домой в Мызу-Ивановку. Она ходила всегда одной и той же дорогой: спускалась с платформы, затем шла по тропинке, потом по Железнодорожной улице – и в течение пяти минут доходила до дома. 13-го января она позвонила мужу из электрички, сказала: «Буду через час». Но прошел час, и другой, и третий, а Светлана все не возвращалась. А потом позвонил сосед и сказал, что какая-то женщина была избита в поселке – на нее напали два наркомана, и ее забрала «Скорая». Супруг стал звонить в скорую помощь и узнал, что госпитализирована неизвестная женщина из Мызы-Ивановки, и что у нее травма, несовместимая с жизнью…

Светлану нашел прохожий, который шел с детьми с автобусной остановки. Они прошли всю железнодорожную платформу, и навстречу им попались двое парней. Один – худощавый, явно местный житель. Второй что-то нес в руках. И оба прятали лицо. Когда мужчина с детьми вышел на тропинку, ведущую вдоль железнодорожной линии на спуск, там, недалеко от мусорных баков, он увидел женщину, лежащую в луже крови вниз лицом. Рядом – два пакета с продуктами. Он хотел было ей помочь, перевернуть на спину, но, заметив повреждения на голове, понял, что все очень серьезно, и вызвал «Скорую».

Прибыв на место, медики обнаружили в нескольких метрах от платформы женщину – без сознания, без документов. Признаки тяжелой открытой черепно-мозговой травмы были налицо. Во время осмотра и оказания первой помощи пострадавшая в сознание не приходила – она находилась в коме. По пути следования медики сообщили в приемный покой, что везут тяжелого пострадавшего, и пациентку сразу доставили в реанимацию и передали дежурной смене реаниматологов.

Усилия врачей оказались тщетны – ночью Светлана скончалась в реанимационном отделении Гатчинской больницы от открытой черепно-мозговой травмы, осложнившейся отеком и набуханием головного мозга. По заключению судебно-медицинской экспертизы, пострадавшая получила не менее шести ударов, повлекших за собой ушиб головного мозга с очагами размозжения затылочной, теменной и височной долей левого полушария и другие повреждения.

…Преступники, совершив злодейство, отправились по домам. Михаил по пути выбросил монтировку в Ижору. Сумочку закинули на какой-то участок (в начале февраля ее обнаружил дачник и сдал в полицию). Потом Михаил вспомнил, что у него закончились сигареты, и вернулся на станцию Пудость. Там он присоединился к компании местной молодежи, собравшейся, как обычно, на открытой веранде за зданием вокзала. Все выпивали, жгли костер. Никому из них Михаил и словом не обмолвился о только что совершенном преступлении. Но когда на веранду пришли сотрудники полиции и стали задавать вопросы о нападении на женщину, Михаил взял и рассказал о своей причастности – надеялся смягчить наказание.

Комиссия судебно-психиатрических экспертов заключила, что никаким болезненным состоянием психики обвиняемый не страдает. Есть легкая умственная отсталость и интеллектуальное недоразвитие. Что, в принципе, не удивительно: «в анамнезе» у молодого человека полное отсутствие образования – неграмотный. В качестве удостоверения личности в свои двадцать четыре года он имеет свидетельство о рождении.

Однако, по мнению экспертов, недостача интеллекта не лишает гражданина А. возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, а также руководить ими.

Михаилу А. предъявили обвинение по двум статьям Уголовного кодекса: разбой и убийство. В ходе следствия он изменил свои первоначальные показания и стал отрицать наличие соучастника – дескать, никакого сговора не было, преступление совершил спонтанно, двоюродный брат стоял в стороне, ничего не знал, ничего не видел.

А сам подельник, как только стало известно о смерти потерпевшей, откочевал вместе с сородичами – подальше от Мызы-Ивановки, и канул. Уголовное дело в отношении него выделено в отдельное производство.

Потерпевший – супруг убитой – заявил гражданский иск на пять миллионов рублей. Гражданский ответчик – он же обвиняемый – Михаил А., холостой, неработающий, до ареста проживавший без регистрации в расселенном доме в Мызе-Ивановке на Шоссейной улице, дожидается приговора: сколько старых Новых годов ему еще предстоит «отпраздновать» за казенный счет?

По информации следователя по ОВД следственного отдела по г. Гатчине подполковника юстиции О.Г. Егоровой