Полвека в истории

Полвека в истории

Любовь Федоровна Куляхтина хотела стать переводчиком с испанского, а вместо этого больше 50-ти лет жизни отдала работе в музее как профессиональный историк. И ни разу о том не пожалела.


25-го марта во Дворце искусств Ленинградской области в честь Дня работников культуры старший научный сотрудник музея-усадьбы П.Е. Щербова Любовь Куляхтина была награждена благодарностью губернатора Ленинградской области за многолетний добросовестный труд и большой вклад в развитие культуры области.

Музейной работе Любовь Федоровна отдала 52 года жизни. Благодаря ей усадьба П.Е. Щербова стала музеем, и Любовь Федоровна 35 лет была его директором, способствуя собранию уникального музейного фонда. Теперь она решила оставить трудовую деятельность, передав это дело молодежи. «Надо, в конце концов, и собственной «усадьбой» в садоводстве заняться», – считает Любовь Федоровна.

…Она училась в Клайпеде, куда семья попала после войны с отцом-военным. Он прошел финскую войну, воевал на Пулковских высотах. В Клайпеде Любовь Федоровна окончила школу и до сих пор помнит литовский язык, которому в советской Литве учили лучше, чем английскому. После школы отправилась поступать в Ленинградский университет – на филологический.

- Я выбрала почему-то испанский язык, - вспоминает Любовь Федоровна. - И, конечно, не поступила: конкурс был – 60 человек на место. Взяли всего пятерых: четырех парней и девочку, выросшую в Мексике, для которой испанский был как родной. И тогда я пошла на исторический факультет, о чем потом никогда не жалела.

История – интересная наука. Я вышла замуж (ее спутником жизни стал Лазарь Яковлевич Куляхтин, редактор газеты «Гатчинская правда» - прим.ред.) и так оказалась в Гатчине. Школьным учителем истории я становиться не хотела, хотя предлагали, и после вуза пошла работать в Приоратский дворец.

В 1967 году в Приорате был создан музей. Сначала музей работал на общественных началах, потом его узаконили. А я пришла на работу в 1969 году на ставку младшего научного сотрудника, когда заведующим отделом культуры был Леонид Николаевич Лазовик. Мы тогда относились к городскому отделу культуры. Других музеев в Гатчине не было.

В то время в Приоратском дворце условия у нас были спартанские. Зимой землебитное здание промерзало, мы топили печи осиновыми дровами. Колоть дрова нам помогали военные (потом их участие в гражданских делах запретили). В 1976 году я стала директором музея, и тогда же была создана областная дирекция музеев (сейчас – Музейное агентство). Дирекция взяла под свое крыло все музеи в области. Это сказалось благотворно: увеличилось финансирование, начались реставрационные работы, в том числе и реставрация Приоратского дворца – в 1982 году. Нужно было искать другое помещение для музейных экспонатов, и выбор пал на дом Щербова.

В то время в усадьбе художника была коммуналка. Супруга его – Анастасия Давыдовна Щербова – умерла в 1951 году, прямых наследников не осталось. Один сын погиб в 1919 году, другой умер от тифа в 1921-м (в его память Щербовы возле дома посадили тую – она до сих пор растет). Завещания ни Павел Егорович, ни его жена не оставили. Но Анастасия Давыдовна при жизни писала в разные инстанции, чтобы после ее смерти в доме сделали музей.

Одну из комнат в доме занимал племянник Щербовой – Василий Гуковский. Он многое сохранил, в том числе некоторые вещи Щербовых, и очень помог музею. Рассказывал, как назывались помещения, потому что никаких записей хозяйка дома не оставила. Гуковский приехал сюда сразу после войны и работал юристом. Потом уехал в Эстонию и перед отъездом все передал музею, включая мебель. По образцу тех стульев дирекция областных музеев заказала стулья для концертов в усадьбе.

…В то время председателем Гатчинского исполкома был Виктор Харитонович Селезнев – благодаря ему и удалось расселить 12 семей, живших в доме Щербова. Дом освободили. Мы переехали сюда. Все вещи сложили в сторожку, а в доме начались обмеры, ремонт и реставрация.

Реставрация длилась долго. Дом был в ужасном состоянии. Никакой ограды, ворот, все было сломано. Когда мы разбирали сараи, нашли портрет Кирова и остатки шкур – по воспоминаниям, у Щербова все стулья были покрыты шкурами диких зверей, добытых на охоте. В кабинете лежала шкура тигра. А личные вещи, семейные фотографии передал музею Василий Гуковский.

В 1992 году дом Щербова стал музеем. Реставрация длилась десять лет. Мы перекрыли крышу – использовали черепицу, которая сохранилась со времен Щербова, убрали печи – в дом провели центральное отопление, отциклевали полы. А территорию полностью благоустроить не успели. Город, конечно, помогал. Участок возле дома помог оформить Станислав Семенович Богданов. Аутентичные вещи собирали по всей Гатчине и, конечно, вели музейную работу.

С 1992 года стали проводить концерты. У нас выступали лучшие гатчинские исполнители, на наши концерты собирались не только гатчинцы. Но потом, так как реставрация все-таки не была закончена полностью, началось ветшание. Подсобные помещения – сторожку, сараи – реставраторы вообще не трогали, все было как при Щербове. Из-за нарушения ливневой канализации произошло подмывание знаменитой каменной ограды усадьбы, и камни рухнули (сейчас они сложены на территории – ждут своего часа).

Я была директором музея-усадьбы Щербова до 2011 года. Сейчас надо дать дорогу молодым. Музей закрыт, создан проект глобальной реставрации, которая займет года три, но сделано будет все.

- Любовь Федоровна, вы успевали заниматься научной работой, будучи директором?

- А как же! В те времена научный сотрудник в обязательном порядке должен был заниматься научной работой в архиве. Так как я начинала работать в Приоратском дворце, я изучала в архиве подлинные записи архитектора Львова, документы по истории Приората, самой Гатчины. А как иначе проводить экскурсии? Обязательно надо углубиться в историю. В Приорате мы делали очень интересные экспозиции, выставки.

Потом в доме Щербова – надо было изучить историю усадьбы и жизни самого художника. Работа историка очень интересная, хотя и кропотливая.

- Как вам понравился праздник во Дворце искусств?

- Вышла на сцену – там одна молодежь, знакомых лиц уже нет. Были представители Музейного агентства, сам губернатор вручал нам грамоты, цветы. Потом был хороший концерт джазовой музыки (я вообще люблю джаз), спектакль театра им. Чехова, и закончилось все фуршетом. Праздник получился отличный. Отдельное спасибо гатчинскому комитету по культуре – для поездки выделили автобус, не пришлось мучиться в метро…