«От романа до экрана»: трудности перевода

«От романа до экрана»: трудности перевода

Замечательной и уже необходимой традицией гатчинского кинофестиваля «Литература и кино» стали круглые столы, на которых обсуждаются самые острые и актуальные проблемы современного кинематографа. В гатчинской городской библиотеке им. А.И. Куприна 26 сентября, в рамках фестиваля, состоялся круглый стол на тему «От романа до экрана».


Участие в беседе приняли директор фестиваля «Литература и кино» Руслан Тихомиров, философ и писатель, член редколлегии журнала «Сеанс» Александр Секацкий, писатель-маринист Александр Покровский, кинорежиссер, участник фестиваля «Литература и кино» Арч Шермазанян, писатель Евгений Лукин, актер и режиссер Рустам Сагдуллаев. В роли модератора круглого стола выступил писатель и сценарист Роман Круглов.

- Сегодня, когда мы основываем свои киноработы на литературных произведениях, мы часто слышим от зрителя, что мы не то выбрали или не так экранизировали произведение, - отметил Руслан Тихомиров. - Почему так происходит? Что такое экранизация? Как подойти к литературному произведению, чтобы с помощью киноязыка передать главные мысли писателя? Насколько нравится автору интерпретация его произведения кинематографистами?

Своими размышлениями о взаимосвязи и коренных различиях этих двух видов искусства — литературы и кино - поделился известный философ, писатель, член редколлегии журнала «Сеанс» Александр Секацкий:

- В литературе каждый объект сопровождается облаком версий — так называемым статистическим шлейфом нашего воображения. Мы как бы оказываемся в мире, где возможно множество разных вариантов. Кинематограф осуществляет жесткую выборку, решающий отбор, не дающий права на вариации. Получается парадоксальная вещь: вместо ожидаемой объемности происходит катастрофическое отпадение измерений. То, что было дано нам через магию порядка слов, исчезает, становясь формой достаточно жесткого принуждения и нажима. И мы вынуждены подчиняться заданному видеоряду. Магия порядка слов в литературе и магия визуального ряда в кино — два совершенно разных явления. В настоящее время, благодаря всевозможным гаджетам, мы живем в мире так называемой «сорной визуальности», и бесчисленные видеосюжеты и видеокартинки уже не вызывают никаких чувств.

Выход из такой катастрофической, по его мнению, ситуации Александр Секацкий предлагает искать в искусстве отбора, в так называемом конспектировании мира, записывании его средствами альтернативной материи — литературой или кино. Единственный способ создать настоящее произведение искусства — уловить дух времени. Если это удается, мы сталкиваемся с шедевром.

- Экранизация — это своего рода перевод с языка литературы на язык кино, и как перевод — это искусство потерь, - отмечает Роман Круглов. - Перед кинохудожником стоит вопрос, чем бы пожертвовать для того, чтобы выявить главное. Но это, скорее, вопрос о возможности или невозможности перевода вообще.

Прозаик-маринист Александр Покровский, книга которого легла в основу фильма о гибели подводной лодки «72 метра», говорит о вещах более земных. По его словах, кино использует литературу, часто ничего не оставляя от замысла или языка автора.

В защиту кинорежиссеров выступил писатель Евгений Лукин. Он сравнил работу режиссера над экранизацией «вышивкой по канве», отметив, что художник берет только то, что ему нужно, что соответствует его авторскому замыслу.

- Фильм часто определяет ракурс восприятия книги, при том, что режиссер может развернуть историю в нужную ему сторону. Как разрешать этот конфликт и разрешим ли он вообще? - задается вопросом Роман Круглов.

Руслан Тихомиров называет литературное произведение отправной точной для режиссера в долгом пути от романа до экрана.

Насколько близко мы интерпретируем текст - это одна проблема, - считает он. - Другая проблема — что мы хотим взять из произведения? Так, в своем фильме «Экзамен» по Шукшину для меня было важно понять, что таится не сказанным словах, а в паузах между ними, в молчании. Действительно, литератор должен понимать, если он отдает свое произведение на откуп кинематографу, оно будет препарироваться. С автором, конечно, могут советоваться, и это было бы правильно. Но здесь в данном случае сходятся два творческих начала, два автора — писатель и режиссер, который видит его произведение по-своему.

Подводя итоги круглого стола, Роман Круглов отметил, что авторы кино должны быть заинтересованными и профессиональными читателями.

- Только в таком случае интерпретация может быть настоящей и глубокой, - считает он. - Без этого литература останется лишь поводом для высказывания, и фильм может стать непреднамеренной пародией на литературное произведение. По большому счету, творческий процесс и личное мужество каждого художника, его ответственность и любовь к материалу определяют то, что в итоге мы смотрим.