В 15 лет ремонтировал паровозы под Сталинградом

В 15 лет ремонтировал паровозы под Сталинградом

Ветерану органов внутренних дел Степану Михайловичу Конькову - 93 года. Он награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной в войне 1941-1945 гг.» как труженик тыла. 15-летним подростком в сорок третьем Степан Коньков работал в депо под Сталинградом, ремонтируя паровозы.


- В 1941-м я окончил четыре класса и должен был пойти в пятый, – рассказывает Степан Михайлович. – Но не получилось. Война. Под первую бомбежку я попал в сорок втором. С началом Сталинградской битвы город Фролово оказался прифронтовым. Тогда неожиданно немцы налетели на наш город и начали бомбить. Разбомбили весь центр. А я в тот день в самом центре и был. Пошел отоваривать карточки – по ним муку давали вместо хлеба. В магазин пускали по двое. Я зашел. Продавщица (даже помню, как ее звали, – Даша) отрезала карточки. И тут – воздушная тревога.

Мы вышли, магазин закрыли, идем. И никто не прячется! Потому что и раньше часто были тревоги: вражеский самолет пролетит, бомб не сбрасывая, – и отбой. Мы думали, что и в этот раз будет так же. И вдруг они налетели – семь штук зараз и начали бомбить. В основном били в центр – по железной дороге, по предприятиям. Сделали три захода. Первый раз отбомбили – пошли на второй круг, потом на третий.

Как получилось, что я остался в живых? Напротив магазина был частный дом за забором, фотограф-армянин жил. У него на участке был сарай. Я стал переходить дорогу, бомбы засвистели. Я – в калитку и под сарай, вжался в землю. И вот бомба снесла туалет на участке, дом повредила, а сарай не пострадал. Только землей меня закидало и оглушило. Пролежал я там все три захода, стало тихо. Слышу – наши начали летать, у них звук другой.

Я вскочил – и домой, по-над речкой, по берегу. Домой пришел, со мной стали разговаривать, а я не слышу – оглушило. Оказалось, отец ходил меня искать, не знали, жив ли я…

После этого начались бомбежки – в день по два-три раза. Потом и ночью прилетали.

В 15 лет я пошел работать в депо на железную дорогу (в армию с железной дороги никого не брали по приказу Сталина). В сорок втором меня еще на работу не приняли, а в сорок третьем взяли. Мы восстанавливали паровозы после бомбежки. Каждый делал свою работу. В мою задачу входила регулировка манометра – чтобы пар исправно выходил, котел не взрывался, и свисток чтоб работал.

Станция была узловая, на ней эшелоны формировались. Как только составят эшелон, требуют паровоз из депо. Мы работали день и ночь. Сталинград от нас был в 150 км, а фронт от нашего города – в 25 км. Как-то раз эшелон пришел с танками, а паровоз разбомбили. Танки стали заводиться прямо на платформах – и прыгать с них. Если какой упал на бок, два других поднимали, ставили на колеса. И через весь наш город танки пошли на фронт. Немцы, по счастью, в городе их не бомбили.

…Отработал я так девять месяцев. А потом мы уехали на Кавказ, спасаясь от голода. Под Сталинградом голод был такой, что шелуху от пшена перетирали в муку, собирали корни травы перекати-поле, сушили, тоже мололи и добавляли в муку, пекли лепешки. Но помногу есть было нельзя – заворот кишок.

…Я в своей жизни много мест сменил. И на Сахалине жил, и на Алтае, и в Мурманске, и на Кавказе. На Сахалине женился, а жена была родом из Гатчинского района. И мы приехали сюда. Меня взяли водителем – возить директора совхоза. А потом начальник Коммунарского РОВД позвал к себе милиционером-водителем. Было это в 1966 году. 11 лет я в милиции Гатчинского района отработал. Потом поехал в отпуск в Волгоград – и там остался. Через МВД меня перевели туда – тоже водителем. Там я отработал еще 11 лет. Оттуда и на пенсию ушел. В 2000 году дочка позвала к себе – квартира в Семрино пустовала. С тех пор тут и живу. На Кавказе я научился кепки шить на продажу – хорошая прибавка к пенсии.

…Степан Михайлович – старший сержант милиции. У него несколько медалей к юбилейным годовщинам Победы, ведомственные награды, медаль ветерана труда. В свои 93 Степан Коньков полон энергии. Он сам о себе заботится, мужественно борется с недугами и продолжает зарабатывать на хлеб своим трудом. Одна обида не дает покоя ветерану: у тружеников тыла нет специальных льгот. А какой был бы фронт, если бы не работа тыловиков? – считает Степан Михайлович. И ведь не поспоришь…