Тайны улиц разбитых фонарей

Тайны улиц разбитых фонарей

«Мы писали не детективы, а производственные романы», – так говорят о своей работе писатели, авторы легендарных детективных сериалов «Улицы разбитых фонарей» и «Тайны следствия» Андрей Кивинов и Елена Топильская.


В рамках прошедшего кинофестиваля в гатчинской библиотеке им. А.И. Куприна состоялась творческая встреча с писателями-сценаристами Андреем Кивиновым и Еленой Топильской – авторами первых сезонов «Улиц разбитых фонарей» и «Тайн следствия». Писатели признались, что присутствуют на знаменитом Гатчинском кинофестивале в первый раз, хотя в их творчестве литература и кино переплетены очень тесно.

Андрей Кивинов – подполковник милиции в отставке. Работал в уголовном розыске, возглавляя «убойный» отдел Кировского РУВД Санкт-Петербурга. Писателем становиться не собирался. Окончил Кораблестроительный институт, но тяга к работе в уголовном розыске (спасибо советскому телесериалу «Знатоки») пересилила. Пошел работать в милицию, позже окончил высшие курсы МВД.

- Так получилось, что за время работы скопилась масса историй, легенд и баек, – рассказывает Андрей Владимирович. – И я написал небольшую повесть, чтобы подарить ее своим коллегам, прочитать вслух на посиделках. Повесть имела успех в кругу оперативников и случайно попала в издательство. Шел 1992 года, когда была масса переводной литературы, в том числе детективов. И издатели решили, что будет неплохо, если на нашей отечественной фактуре тоже появится детективное произведение. Я дописал повесть до нужного объема, и в 1994 году вышла первая книжка «Кошмары на улице Стачек». Потом пошли новые книги, по ним – сериалы. Какое-то время я совмещал писательство с работой в уголовном розыске, но потом пришлось выбирать. И последние лет двадцать я занимаюсь творчеством. В основном, пишу сценарии. С литературой я для себя решил закончить, потому что издать сейчас книгу, как это ни печально, очень сложно. А труда вкладывать приходится много. Поэтому я переключился на кино. Фестиваль «Литература и кино» в этом плане очень удачное сочетание.

Писатель ответил на традиционный вопрос, насколько его произведения соответствуют реалиям оперативной работы.

- Жизнь и кино – немножко разные вещи. Когда начали снимать «Улицы разбитых фонарей», актеры приехали к нам, чтобы познакомиться вживую с милицейской работой. Они просидели три часа на каком-то скучнейшем допросе. Допрашивали свидетеля, выясняли, записывали. Кто-то из артистов даже уснул, и потом Саша Лыков сказал: «За это время можно «Титаник» посмотреть! Как нам это играть – всю эту рутину?».

Конечно, закон жанра существует. Должна быть интрига, обязательно выдуманная. Но при этом нужны знания ключевых моментов работы, чтобы такая смесь правды и вымысла играла на достоверность. И люди, посмотрев, поверили, что все так и было.

Естественно, биографии героев я выдумывал. Иногда происходили смешные пересечения реальности и вымысла. Дукалис по фильму – бывший рижский омоновец. И лет десять спустя актеру позвонили из секретариата рижского ОМОНа и сказали: «Мы вас не можем найти в списках. Скажите, в каком году вы служили». С тех пор он у них почетный рижский омоновец.

Режиссер Искандер Хамраев как-то приехал на место происшествия, хотел посмотреть, как мы работаем. Расследовалось заказное убийство: студент заказал убийство собственной матери и дал объявление в газете о поиске киллера. Дело раскрыли буквально в тот же день. Исполнитель во всем сознался. И Хамраев, посмотрев, как это происходит, сказал: «Нет, это снимать нельзя, в это никто не поверит». Поэтому интриги приходится выдумывать, умышленно допускать неточности только для того, чтобы было интересно смотреть.

- Как отреагировали на фильм прототипы героев?

- Прототипы отреагировали хорошо. Но я опасался реакции руководства. На уровне РУВД все прошло спокойно. И мне повезло, что в 1994 году, когда вышла книга, старого начальника Главка сняли, а новый еще не пришел. Уже потом бывший начальник, встретив меня в коридоре, сказал: «Я бы тебя снял!». А министр МВД, посмотрев «Улицы разбитых фонарей», сказал: «Форменное хулиганство» и дал премию актерам.

…Если вернуться к достоверности, то первые серии фильмов снимались на самой, что ни на есть, натуральной натуре. Как признался Андрей Кивинов, бюджет фильмов 90-х годов, по сравнению с сегодняшним, даже бюджетом назвать нельзя:

- Специальных декораций не строили. У меня в кабинете снималось несколько сцен просто потому, что было негде снимать. И я с гордостью говорю, что в моем кабинете работали такие режиссеры, как Бортко, Хамраев… И было забавно, когда в одном кабинете идет настоящая работа, а в другом кино снимается.

Сейчас Андрей Кивинов продолжает заниматься только сценарной работой. Из литературных произведений, может быть, напишет рассказы, но не детективные – для интернета.

Сейчас начинаются съемки сериала для платформы про шоу-бизнес – «Новое платье королевы». Это детективно-комедийная история про танцовщиц, в которой до последнего кадра будет сохраняться загадка, кто же главный злодей. Второй проект, который обещают начать снимать на будущий год, – 8-серийная комедия из жизни современной полиции.

Елена Топильская в детстве мечтала быть ветеринаром. Но, начитавшись детективов Конан Дойля и Агаты Кристи, решила стать следователем. Работала следователем прокуратуры по особо важным делам в том же районе, что и Андрей Кивинов. Потом ушла в адвокатуру.

Елена Валентиновна поделилась, что счастлива находиться в Гатчине на кинофестивале и, главное, в библиотеке им. Куприна – своего любимого писателя с детства.

- Но, надо заметить, Куприну повезло меньше, чем нам с Андреем Владимировичем: наши книги, в отличие от Александра Ивановича, практически все экранизированы, – отметила писательница. – Уже став сценаристом, я заболела идеей экранизировать произведения Куприна. Есть мечта объединить в одном фильме два рассказа: «К славе» и «Как я был актером». Они на одну тему. И еще одно произведение – «Звезда Соломона». По требованию руководства Первого канала я постаралась перенести действие повести в наши дни и написала сценарий, который сгинул на Первом канале. Недавно к сценарию опять возник интерес, и мне предъявили еще одну претензию: герой Куприна – коллежский регистратор. Как его «перенести» в наши дни? Я сделала его налоговым инспектором, посчитав, что это будет наиболее близкий персонаж – и по форме, и по содержанию. Но кандидатура вызвала резкий негатив на ТВ. Сказали: «После налогового инспектора только судебного пристава остается главным героем сделать». Так что вопрос опять остался открытым.

Говоря о вечной дискуссии на тему «что лучше: книга или фильм», Елена Топильская привела анекдот доцифровой эпохи:

- Когда фильмы еще хранили на пленках в больших бобинах, по киностудии ходил такой анекдот. Две мышки сидят в архиве, грызут пленку, и одна другой говорит: «А сценарий был лучше!».

Отвечая на вопрос о выборе актрисы на роль главной героини «Тайн следствия», Елена Валентиновна призналась, что ее мнения как сценариста никто не спрашивал. Режиссер Илья Макаров отверг всех кандидаток и остановился на Анне Ковальчук.

- Многие отождествляют мою героиню со мной – это не так, – сказала писательница. – Я с огромным уважением отношусь к Анне, она невероятно красивая женщина не только в кино, но и в жизни. Однако в плане создания образа на экране меня не все устраивает.

Елена Топильская написала сто серий «Тайн следствия» – первые восемь сезонов. На просьбу зрителей дать критическую оценку сегодняшнего сериала ответила, что не в курсе происходящего:

- Что там сейчас творится, я не знаю. Уже 22-й сезон на экране. Я не смотрю.

Свое будущее адвокат Топильская связывает с писательской деятельностью, причем только в детективном жанре. За исключением сценариев по произведениям Куприна – Елена Валентиновна надеется осуществить свою давнюю мечту экранизации.

Публика благодарила писателей за создание всенародно любимых фильмов, отметив, что сценаристы оказали большую помощь МВД, популяризировав облик сотрудников правоохранительных органов и изменив таким образом отношение людей к милиции – сегодняшней полиции. На что Елена Топильская с юмором ответила: «Все думают, что мы работали в жанре детектива. А мы просто писали производственные романы – о жизни уголовного розыска и следствия».