Обелиск на площади Коннетабля

Обелиск на площади Коннетабля

Сохранность обелиска Коннетабль давно вызывала тревогу у гатчинцев. И вот его одели в леса для реставрации.


Если вспомнить известное изречение героя чеховского рассказа, то в Гатчине, как в Греции, «все есть»: живописные парки, роскошные дворцы, парадная площадь с обелиском в центре… В солнечный день небесное светило первой заливает светом возвышающуюся площадь, зажигая золотым огнем шар на вершине обелиска и напоминая о знаменитых сооружениях Древнего Египта. Египетские обелиски являлись символами Солнца. Многие из них были вывезены и сегодня украшают Рим, Париж, Лондон, Нью-Йорк и другие города мира.

В нашем городе ансамбль площади Коннетабля появился в 90-е годы XVIII века на Большой дороге, как тогда называли проспект 25 Октября. В ансамбль были включены не только площадь с каменным парапетом, отделенная рвом с насыпью, стройным обелиском, а также мосты по дорогам к ней и каменный балкон на Длинном острове, выходящий на дорогу.

В то время площадь, как в средневековом городе, защищала подступ к Гатчинскому дворцу. Не случайно первоначально перед ней, как и в амбразурах бастионной стены на дворцовой площади, по приказу Павла I были установлены артиллерийские орудия. У площади Коннетабля их было шесть.

Но откуда такое непривычное русскому уху название? Как и многое в Гатчине, оно пришло из королевской Франции. Идея площади была заимствована вел. князем Павлом Петровичем в Шантийи в замке принца ЛуиЖозефа Конде. В 1781-82 годах Павел Петрович путешествовал с супругой по Европе под именем графа и графини Северных.

Несмотря на то, что во время путешествия Павла Петровича с Марией Федоровной принимали на самом высоком уровне во всех королевских дворах Европы, радушный прием и роскошная резиденция Л-.Ж.Конде произвели наибольшее впечатление. Замок Конде находился в 40 км от Парижа, и его по праву называли «Версалем Конде». Сегодня в замке находится музей.

До Конде Шантийи принадлежало роду выдающихся военачальников Франции – коннетаблям Монморанси. В начале «коннетаблем» в эпоху Каролингов назывался начальник королевских конюшен (фр. comtedel’etable – граф стойла), а с XIV в. – главнокомандующий королевской армией. Позже это звание перешло к маршалу. Самым знаменитым из коннетаблей был Анн де Монморанси. Он же перестроил старый феодальный замок в Шантийи в ренессанском стиле с площадью, а вокруг разбил парк. Но конную статую коннетаблю на площади поставил его сын, причем сам себе. Отсюда появилось название – площадь Коннетабля.

Первоначальная статуя была уничтожена во время Французской революции. А взамен новая была поставлена последним владельцем Шантийи д’Омалем в 1886 году, но уже коннетаблю Анн Монморанси.

В семействе Конде тоже был знаменитый военачальник Франции времени Людовика XIV – Великий Конде. Именно для него «король садоводов» Андре Ленотр разбил сады вокруг замка и перестроил площадь-аванкур (фр. avant-cour – передний двор), превратив ее в грандиозный ансамбль. В отличие от Версаля, тоже творение Ленотра, в Шантийи основная ось парка была им проложена не через дворец, а через эту площадь и статую.

Надо добавить, что первоначальный замок, которым восхищался Павел Петрович, был тоже разрушен во время революции, и на его месте д’Омалем построен другой. Мне он показался какимто игрушечным. Но площадь, как и раньше, производит потрясающее впечатление!

Площадь Коннетабля является великолепной смотровой площадкой, т.е. бельведером («красивый вид»). С нее прямо впереди видишь знаменитые партеры Ленотра с аллеями, прудами, фонтанами, скульптурой и дальше, в перспективе – Гранд канал, справа прямым лучом уходит вглубь парка «Сильвия» Королевская дорога, и слева – замок с Собственным садиком. Также с площади к партерам спускается грандиозная лестница.

Долгие годы Павел мечтал создать в любимой Гатчине резиденцию, «достойную его величия», будущего императора. Но ограниченный в средствах матушкой Екатериной он только через 10 лет после путешествия смог приступить к реконструкции.

Создавая свою Гатчину, Павел большую часть идей черпал из так называемого «Альбома графа Северного». Этот красочный альбом с планами, проектами парков и сооружений Шантийи Павел заказал Конде, и через два года получил в подарок. К сожалению, бесценный для Гатчины альбом был продан российским правительством в 20-е годы ХХ века через Музейный фонд Институту Франции и в настоящее время он находится в библиотеке Музея Конде в Шантийи. Для Шантийи это тоже ценнейший документ, запечатлевший замок, которого теперь тоже во многом нет. И в 2002 году во Франции он в виде книги был переиздан.

Надо подчеркнуть, что раньше художественные заимствования считались нормой. К тому же в Гатчине все французские образы были творчески переработаны. Так, Гатчинская площадь Коннетабля получилась архитектурной репликой на свой прототип. От этого она, конечно, не стала хуже. Площадь органично вписалась в гатчинский ландшафт.

Ансамбль площади Коннетабля начали строить с 1792 года. Почти 32-метровый каменный обелиск или «пирамида», как его называли в документах, был воздвигнут за 10 тысяч рублей. Работами руководил талантливый подрядчик Кирьян Пластинин, крестьянин Архангельской губернии деревни Яичница, известный многими сооружениями в Гатчине. Приведу некоторые данные из Кондиций на строительство: «В прямоугольной яме для фундамента глубиной 2-х сажен, шириною в квадрате не менее 5 сажень … сделать пробу (свайное битье) в 5 местах, т.е. по углам и на середине с железными колпаками или башмаками, и если окажется, что сваи пойдут, то оные бить четоком и на них сделать насадку или ростверк, если же пробные сваи не пойдут, то в таком случае 2-е: бутить булыжник или из чего приказано будет… класть из чернецкого камня поверх пьедестала и базы шпиль вышиною 13 сажен 2 аршин, по верху украсить медным шаром».

Автором проекта обелиска предположительно можно назвать Винченце Бренну любимого архитектора Павла, который, обладая знанием античной архитектуры, легко справлялся с любым заданием. В эти же годы были построены три моста, ведущие к площади.

Адмиралтейский одноарочный каменный мост через протоку между Белым и Черным озерами был построен в 1792-94 гг. Он имеет необычную форму: в середине изломлен под острым углом. Вначале под его аркой была плотина с водопадом, но, к сожалению, сегодня нет даже маленькой протоки. Этот мост еще называют «Мост с кордегардиями» (караулками). И по первоначальному замыслу от этой заставы начинался въезд на площадь.

В настоящее время ближайшим к площади является трехарочный каменный Львиный мост. Он был построен по проекту Андрияна Захарова в 1800-01 годах. Однако работы не были выполнены в том полном варианте, как его разработал архитектор. Например, если львиные маски над арками были установлены, то аллегорические скульптурные композиции на постаментах – нет. Этому помешало убийство Павла I и прекращение многих работ в Гатчине.

Последний раз Адмиралтейский и Львиный мосты, взорванные во время войны, были реставрированы в 1990 году.

Каменный «балкон у большой дороги» с 2-мя лестницами, украшенный балюстрадой на Длинном острове, был построен в 1792 году тоже под руководством Кирьяна Пластинина, но перестроен в 1799-1800 годах каменных дел мастером Карло Висконти по проекту однофамильца Джованни Висконти.

Считается, что гатчинская площадь с обелиском также служила гигантскими солнечными часами. На ограждающем площадь по периметру каменном парапете общей протяженностью более 450 метров были сделаны специальные зарубки с цифрами, а падающая тень от обелиска служила стрелкой, показывая время. Известно, что в Древнем Риме обелиски использовались как гномоны солнечных часов.

У Павла существовали и более масштабные проекты перестройки Гатчинского дворца, где площадь Коннетабля стала бы таким же аванкуром, как и в Шантийи. Один из таких проектов сохранился в Кушелевских альбомах, названных по имени их редактора адмирала Г. Кушелева.

Воплотить архитектурные фантазии Павлу I удалось в СанктПетербурге, построив Михайловский замок на Фонтанке. Дворец Св.Михаила стал тем самым «идеальным дворцом», о котором мечтал царь -рыцарь, «самый романтический император» России.

Так, перед Михайловским замком появился новый вариант площади Коннетабля. Въезд на площадь к Михайловскому замку начинался на значительном расстоянии – от монументальных ворот. Затем путь продолжался по тройной липовой аллее, по обеим сторонам которой располагались здания манежа, конюшен, кордегардий, опять бастионы, мосты, пушки. В центре площади возвышалась величественная конная статуя Петра I работы Б.К. Растрелли с многозначительной и лаконичной надписью: «Прадеду правнук». Тем самым доказывая законность престолонаследия Павла.

Кстати, в 30-х годах ХIХ века в Гатчину по распоряжению Николая I была перенесена одна часть ворот Михайловского замка и поставлена в виде отдельных ворот недалеко от нашей площади за Круглой ригой. Ворота назвали по направлению дороги – Смоленскими. Они состоят из 2-х массивных пилонов, украшенных колоннами и арматурой из воинских трофеев. Сегодня ворота сохранились, но были значительно перестроены.

Хочется сказать, что вокруг Павла так много мистического, много случайных и не случайных драм. Например, судьба его любимых резиденций. Или то, что произошло с Коннетаблем. Он был разрушен во время майской грозы 23 мая 1881 года. В 4 часа утра 600-тонный обелиск рассыпался почти до основания от удара молнии.

При обсуждении вопроса о его восстановлении было выдвинуто несколько предложений: отформовать обелиск из бетона, сложить из тёсаного камня без применения металлических деталей, увенчав стеклянным, вызолоченным изнутри шаром, или изготовить из металла полым внутри с металлическим шаром наверху и громоотводом. Однако победило решение восстановить в прежнем виде. На это ушло 5 лет, хотя первоначально обелиск построили за один сезон. Причина этому – отсутствие облицовочного камня из черницких карьеров, который уже не добывали. Пришлось блоки добывать на глубине 6 метров. Было затрачено 687 камней, общим весом около 640 тонн.

Позже обелиск не раз реставрировали. Например, в 1904 году заменили 12 верхних рядов каменных блоков, а в 1914 году отремонтировали каменный парапет.

Во время Великой Отечественной войны площадь Коннетабля сильно пострадала. Была уничтожена значительная часть парапета, разбиты тумбы. Фашисты во время оккупации на место медного шара водрузили свастику, отлитую в Гатчине на заводе им. Рошаля. Ее уничтожили через несколько дней после освобождения города в конце января 1944 года. Городские власти боялись, что артиллеристы, которые хотели выстрелом снести свастику, разрушат и памятник. Поэтому ее сняли рабочие ленинградской 17-й пожарной части по просьбе гатчинских пожарных, у которых не нашлось подходящей по высоте лестницы.

В послевоенное время площадь и обелиск реставрировались. Так, в 1960-е годы такие работы были начаты, но не закончены. Их продолжили в 80-е годы специалисты объединения «Союзреставрация». Предварительно были выполнены исследования. Установили, что 5-я часть поверхности памятника нуждается в замене и укреплении. Потом были разработаны способы восстановления – это «вычинка» камней и «замоноличивание» кладки цементным раствором. Также заполнялись все имеющиеся пустоты. Для замены камень брали в елизаветинских карьерах. Но из-за взрывного способа добывания многие блоки были повреждены и оказались непригодными. В завершение, чтобы предохранить обелиск от разъедающей сырости, его поверхность покрыли специальным гидрофобизующим составом. В конце были установлены наверху плоская пирамида, шар и игла из листовой золоченой меди.

В советское время, когда герб Гатчины, утвержденный Павлом I, был забыт, изображение обелиска с вращающимися по орбитам атомами на вершине, его заменяло, символизируя связь прошлого и настоящего Гатчины.