Общежитие строго режима

Общежитие строго режима

За Мариенбургом, на границе города и района, в Промзоне-2, за глухим забором с колючей проволокой и КПП находится Специальное учреждение временного содержания иностранных граждан – СУВСИГ. Одноэтажное здание, возведенное в рекордно короткие сроки и имеющее статус временного, было сдано в эксплуатацию осенью прошлого года. Потом велись работы по техническому оснащению, и в феврале СУВСИГ заработал в тестовом режиме на два района – Гатчинский и Ломоносовский. В мае начали обслуживать уже всю Ленинградскую область.


О том, кто и как содержится в учреждении за колючей проволокой, рассказал начальник областного СУВСИГ Виктор Васильевич Федюнин.

— В учреждении находятся иностранные граждане, нарушившие российское миграционное законодательство.

- Как они сюда попадают?

— Судебные приставы привозят – по постановлению суда: за то, что не зарегистрировались в установленном порядке, не встали на миграционный учет, превысили сроки нахождения на территории РФ.

- Что с ними происходит дальше?

— Дальше – выдворение. Приобретаются билеты, и мигрантов в принудительном порядке отправляют на родину. У многих из них имеется возможность выехать за свой счет – это практикуется. Приставы сопровождают этих граждан в аэропорт и ждут, когда те сядут в самолет – чтоб с гарантией.

- Других вариантов нет? Может, привел в порядок документы – и вышел из СУВСИГ на российские просторы…

— Нет, если только гражданин не подаст на кассацию в суд вышестоящей инстанции, и суд примет положительное решение. Из СУВСИГ путь один – в то государство, из которого прибыл в Россию. В среднем мигранты находятся в СУВСИГ порядка 10 дней до вступления в законную силу постановления суда, а потом – в зависимости от наличия билетов и финансирования. Как правило, вопрос решается в месячный срок, за исключением случаев, когда нужно подтвердить личность иностранного гражданина, сделать запрос в посольство, – некоторые умышленно прячут или теряют документы, когда не желают покидать Россию. Но в большинстве своем они всё же стараются побыстрее уехать – изъявляют желание купить билет за свои деньги. Понимают, что обратного пути нет.

- Сколько человек содержится в СУВСИГ? Есть ли среди них женщины?

— Учреждение рассчитано на 72 человека, но обычно здесь находится 50-60 мужчин – женщин и детей отправляют в Петербург, в городской СУВСИГ, у нас их содержание технически невозможно в силу конструкции здания.

- Снаружи это учреждение напоминает исправительную колонию. Внутри условия жизни мигрантов – тюремные?

— Условия более чем достойные – они же не поражены в правах: современное здание, горячая и холодная вода, отопление, трехразовое питание. Живут по три-четыре человека в комнате, есть шкаф, стол со стульями, кровати, тумбочки; душ-туалет – на этаже. Два раза в день по графику прогулка во дворе; здесь есть уборщики, стиральные машины. В своем крыле мигранты свободно перемещаются, общаются, но не имеют возможности самостоятельно выйти за пределы блока. Разрешены свидания и передачи.

Многие здесь откровенно отдыхают, набираются сил. Два месяца назад были 25 китайцев – из Тосненского района, работали там в тепличном хозяйстве – они неделю только спали и ели.

- А кроме китайцев к вам попадали жители «дальнего зарубежья»?

— Был один тунисец – перешел границу в Финляндии. С ним сложно было вести диалог, поскольку говорит он только на французском, а переводчика нет. С помощью английского и арабского («наши» немного владеют) пытались общаться. Его задержали за незаконное пересечение российской границы, возбудили уголовное дело – он получил наказание с одновременным выдворением из РФ. Цель его была, с его слов, пересечь Россию в сторону стран южной Европы.

Остальные все граждане бывших союзных республик: таджики, узбеки, киргизы, украинцы, грузины, молдаване. Все приехали на заработки, но есть среди них и ранее судимые – достаточно большой процент – за имущественные преступления, преступления против личности.

- Виктор Васильевич, из СУВСИГ не было попыток побегов? И каковы отношения внутри контингента?

— Все наши сотрудники ранее работали в фискальных структурах, много молодых пенсионеров – бывших сотрудников полиции. Мы организовали службу таким образом, что возможность побега минимизирована; за мигрантами постоянно ведется наблюдение, и все межличностные конфликты мы гасим в зачатке.