Коррупция в России: «Идти вперед — трудно, идти назад — невозможно»

Коррупция в России: «Идти вперед — трудно, идти назад — невозможно»

Коррупция – это то, что может обрушить страну, в которой мы живем. Насколько эффективны меры борьбы с этим злом – антикоррупционная экспертиза, работа телефонов «горячей линии»? Сколько звонков поступает каждый месяц на эти телефоны? На что жалуются люди? В чем заключается работа межведомственной комиссии по координации работы по противодействию коррупции? Существует довольно распространенное мнение, что победить коррупцию в нашей стране невозможно. Так ли это? Какова природа коррупции?


На эти и другие вопросы отвечает вице-губернатор Ленинградской области – руководитель аппарата губернатора и правительства Ленинградской области М.Е. Лебединский.

- Михаил Евгеньевич, действующий в настоящее время федеральный закон «О противодействии коррупции» предполагает участие многих организаций и подразделений органов власти всех уровней. Какая работа в этой сфере возложена на правительство Ленинградской области?

— Действительно, коррупция является настолько серьезной и многоаспектной проблемой, что противостоять ей можно только совместными усилиями. Этим занимаются правоохранительные и надзорные органы, органы власти федерального, регионального и муниципального уровней при поддержке институтов гражданского общества, организаций и неравнодушных граждан. Правительство же выступает координатором этой работы. Год назад аппарату губернатора и правительства Ленинградской области были переданы функции по обеспечению в регионе единой государственной политики в области противодействия коррупции, в структуре аппарата появилось управление профилактики коррупционных и иных правонарушений. И тогда же при губернаторе Ленинградской области была образована областная межведомственная комиссия по координации работы по противодействию коррупции. В ее состав вошли руководители органов исполнительной власти региона и органов местного самоуправления, правоохранительных органов Ленинградской области и территориальных органов федеральных государственных органов Ленинградской области.

Это не значит, что до этого ничего не делалось, а год назад начали. Работа велась и ведется, но в 2015 году президентом РФ было принято решение ее усилить и систематизировать, собрать в одних руках все нити, наладить обмен информацией и систему взаимодействия. Этим мы во главе с губернатором сейчас и занимаемся.

- Какие меры в рамках борьбы с коррупцией принимаются в Ленинградской области, насколько они действенны, и как планируется усилить работу в этом направлении?

— Давайте я побуду «немножко чиновник» и поясню. Есть борьба с коррупцией – это когда коррупционные правонарушения выявляют, пресекают и расследуют. Не меньше борьбы важна профилактика – все то, что способно коррупцию предупредить и по возможности устранить сами ее причины. И еще один термин, характеризующий то, чем мы занимаемся – «противодействие коррупции» как минимизация и ликвидация последствий коррупционных правонарушений.

Собственно борьбой мы как администрация занимаемся в наименьшей степени, это епархия правоохранительных и надзорных органов. Резонансные задержания Никиты Белых и Дмитрия Захарченко с изъятием крупных сумм как раз из этой области – выявили и пресекли, теперь расследуют. А вот предупредить, минимизировать, организовать пространство диалога – это да, это наше.

Для этого мы, во-первых, следим за тем, чтобы, как говорится, левая рука знала, что делает правая, и обе они «дружили с головой» и понимали всю меру ответственности. То есть мы координируем работу между уровнями власти с учетом их полномочий, зоны ответственности и контролируем исполнение антикоррупционного законодательства. Скажем, есть утвержденный Указом Президента РФ Национальный план противодействия коррупции на 2016-2017 годы. Чтобы этот план не остался фикцией, нужно, чтобы механизм работал на региональном и муниципальном уровнях. У нас региональный план принят и реализуется (ознакомиться с ним можно на сайте комиссии по координации работы по противодействию коррупции comission.lenobl.ru). Он очень конкретный и подробный – там обучение и переподготовка специалистов, просвещение населения, организация работы информационных ресурсов, мониторинг и организация регулярных проверок, обеспечение размещения государственных и муниципальных заказов, контроль предоставления госуслуг и контроль подведомственных организаций, и еще многое, многое другое. У муниципалитетов тоже свои планы утверждены.

Все эти уровни, структуры и мероприятия должны друг за друга цепляться, как зубцы в часовом механизме, друг друга усиливать, в итоге одно полезное дело делать. А мы обеспечиваем этот процесс методически, организационно и информационно. Межведомственная комиссия собиралась в этом году уже трижды, до конца года пройдет еще одно заседание. Такие встречи лицом к лицу раз в квартал дают возможность ответственным за то или иное проходящее в штатном режиме мероприятие услышать друг друга, разобрать сложные моменты, поделиться опытом и дальше работать с учетом поправок.

- В целом, насколько благополучен наш регион в сфере соблюдения антикоррупционного законодательства?

— Благополучие – категория трудноуловимая. Для ее измерения мы ежегодно проводим опросы общественного мнения. Это позволяет соотнести наши собственные представления «изнутри» как участников процесса с мнением жителей области и понять – а видно ли то, что делается? По данным последних опросов о заметных результатах борьбы с коррупцией в регионе мнения разделились практически поровну. Это реально хороший показатель, потому что в приватных беседах и в СМИ мы обычно что слышим? То, что власть ничего не делает. А оказалось, что многие работу видят и считают ее результаты заметными – значит, все не зря. В этой связи сотрясающие информационное пространство коррупционные скандалы можно считать не злом, а благом. Они свидетельствуют об очищении системы, о том, что проблема обнаружена и вскрыта.

- В чем заключается антикоррупционная экспертиза проектов нормативно-правовых актов? Были ли примеры, когда документы не проходили экспертизу из-за выявления признаков нарушения антикоррупционного законодательства?

— Антикоррупционная экспертиза проводится областным комитетом правового обеспечения для выявления коррупциогенных факторов, то есть заложенных в проектах нормативно-правовых актов возможностей необоснованных исключений из общих правил, а также содержащих неясные и трудновыполнимые требования к гражданам и организациям. Такие факторы потенциально создают условия для проявления коррупции, а значит, должны быть устранены.

Примеры непрохождения документами антикоррупционной экспертизы есть, но это нормальные рабочие моменты. Не зря же такая экспертиза обязательна, это требование федерального законодательства. Важно вовремя взглянуть на проект свежим взглядом, выхватить несоответствие и устранить. Дорабатывать проект не зазорно, главное, чтобы на выходе он стал хорошим рабочим инструментом, не требующим корректировок post factum.

- Насколько действенной можно назвать антикоррупционную меру, предполагающую обязанность чиновников и депутатов всех уровней открыто представлять сведения о своих доходах и имуществе?

— И чиновники, и депутаты, мы работаем для людей, представляем интересы граждан. Граждане должны знать, что все находятся в равных условиях, а благосостояние чиновников и депутатов базируется исключительно на легальных основаниях и не имеет никаких скрытых источников. Требования в этом вопросе однозначны – декларируй и подтверди, что все чисто, что стоимость твоего имущества не превышает твоих доходов.

Мы со своей стороны проверяем достоверность и полноту представляемых сведений – в 2014 году в отношении сотрудников областной администрации и подведомственных учреждений проведено 34 проверки, в 2015-м – 46, и 21 – уже в этом году. И еще порядка двух десятков проверок ежегодно на предмет соблюдения требований к служебному (должностному) поведению. Это позволяет контролировать соответствие налагаемым законодательством на чиновников ограничениям, и тем самым закреплять так называемые антикоррупционные стандарты, единые для всех.

Кстати, контроль не всегда влечет за собой наказание. Нередко он дает основания для защиты от необоснованных обвинений, как это происходит сейчас с председателем комитета по природным ресурсам Ленинградской области Евгением Андреевым. Когда СМИ подняли шумиху вокруг того, что Евгений Львович якобы нарушил антикоррупционное законодательство в 2013-2014 годах и не указал полные сведения о коммерческой деятельности, он сам обратился к губернатору с просьбой провести проверку, представил необходимую информацию и документы. По распоряжению губернатора мы провели проверку в строгом соответствии с законодательством, проанализировали все действовавшие на момент предполагаемого нарушения нормы, права и имевшие тогда отношение к Андрееву требования к государственным гражданским служащим и лицам, замещающим государственные должности.

По итогам проверки у нас сформирована правовая и юридически законная позиция, которая трактует действия Андреева как дисциплинарный проступок, не повлекший за собой конфликта интересов, к тому же шестимесячный срок возможного дисциплинарного взыскания за этот проступок давно истек. Однозначно там нет никаких оснований для расторжения с Андреевым контракта и увольнения его с госслужбы, как того требует прокуратура. В любом случае, для решения спорных вопросов существует судебная система, где, кстати, сам Евгений Львович может требовать опровержения не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство сведений, что является его конституционным правом.

Это было бы даже полезно, в назидание тем «активистам», которые регулярно пишут жалобы о якобы коррупционных явлениях, которые их окружают. Неудобный режим работы учреждения – коррупция, не принял чиновник – коррупция, сосед хорошо живет – наверняка коррупционер. Мы все жалобы проверяем, времени на это тратим море, а если бы жалобщики потрудились сначала разобраться, что же есть коррупция на самом деле, то у нас было бы больше времени заниматься полезными делами, а не «охотой на ведьм».

- В администрации Ленинградской области работает телефон «горячей линии» – «Нет коррупции!». Аналогичные телефоны «горячей линии» по вопросам коррупции действуют во всех муниципальных районах. Насколько активно ими пользуются граждане? О чем чаще всего сообщают звонящие, на что чаще жалуются? Принимаются ли анонимные звонки?

— Районы ведут свою статистику, а что касается областного телефона «горячей линии» – на него поступает 2–3 звонка в неделю. По теме коррупции из них – не более трети, остальные стабильно касаются вопросов дорог, ЖКХ и прочего насущного. Если же вопрос «по адресу», то мы выступаем, опять же, как координаторы – либо ориентируем звонящего на то, куда и в какой форме ему необходимо обратиться для скорейшего и эффективного разрешения проблемной ситуации, либо, если человек по тем или иным причинам не может этого сделать, сами оформляем и направляем запросы или информационные письма. И в том, и в другом случаях, как вы понимаете, анонимность просто невозможна, да и какой в ней смысл? Обратная связь важна на любом этапе обмена информацией, иначе кляуза получается, а с кляузами мы не работаем.

- Михаил Салтыков–Щедрин был настроен пессимистично: «Разбудите меня лет через сто и спросите, что сейчас делается в России. И я отвечу — пьют и воруют». Согласны ли вы с тем, что в корне ситуацию не изменить?

— Салтыков–Щедрин, между прочим, сам был чиновником, и, судя по его литературным произведениям, по отзывам современников, горячо принимал к сердцу свои обязанности, старался насколько возможно быть полезным. Его «обличительная» литература – это ведь тоже способ борьбы со сложившейся системой, и она отнюдь не мешала ему продвигаться по службе, получать ответственные должности.

Он писал, что «идти вперёд – трудно, идти назад – невозможно». Это и про нас, про сегодня. Трудно противодействовать коррупции? Трудно. Можно от этого отказаться? Нет. Причем дело-то это общее, не только правоохранительных и властных структур касается. Чиновниками не рождаются, как не рождаются и коррупционерами. Коррупция – порочная система взаимоотношений, так давайте будем противостоять ей сообща.

Специальная линия «Нет коррупции!» Телефон «горячей» линии: (812) 710-78-18