Мир не без добрых людей

Мир не без добрых людей

Более 70 лет прошло с окончания Великой Отечественной войны. А в «Гатчинскую правду» все идут люди, чтобы рассказать о своих родных и близких, защищавших и освобождавших ленинградскую землю. Повод бывает разный: юбилей события военной истории или самого фронтовика, интересные воспоминания, поучительные истории.


Житель блокадного Ленинграда Владимир Станиславович Гурков решил поведать историю своей семьи и поделиться радостью – наступил конец его хождениям по кабинетам. Спустя пять лет после пожара благодаря добрым людям ему удалось построить новый дом.

В этом доме в деревне Петрово Пудостьского поселения 77-летний пенсионер живет вместе с супругой и тремя несовершеннолетними детьми. Владимир Станиславович тщательно подготовился к встрече. Разложил на столе десятки фотографий военного времени, документы, альбомы, письма и рассказал такую историю.

Его отец, Станислав Гурков, родился в декабре 1910 года в Алтайском крае. Окончив военное летное училище в Новосибирске, служил в Дальневосточном военном округе. В ноябре 39-го авиационный полк 14-й воздушной армии, где служил Станислав Кириллович, был переброшен в Тосно. Началась финская война.

С фотографий 1942-го года спокойно и уверенно смотрит очень красивый мужчина. «Папу все любили, – вспоминает Владимир Гурков. – Он очень талантливым был: пел, рисовал. Моя дочь музыкальным талантом в него».

В 1943 году за уничтожение 29 вражеских самолетов Станислав Гурков был удостоен звания Героя Советского Союза. Владимир Станиславович передает мне письмо отца, написанное в 43-м: «Наши доблестные бойцы, а также сталинские соколы фрицам ребра ломают. Беспощадно близится час, когда коричневые гады будут изгнаны с нашей священной земли». А затем полные любви и тепла письма жене и детям. «Как мы ждали эти письма. Они помогали нам выжить», вспоминает Владимир Станиславович.

Мария Гуркова с тремя маленькими детьми – Володей, Эдиком и Людочкой, родившейся в 1941 году, осталась одна в блокадном Ленинграде. Она работала санитаркой в Военномедицинской академии им. Кирова и уезжать в эвакуацию отказалась.

А вот фотография, на которой трехлетний Володя Гурков в госпитале с перевязанной головой. «Мы с мамой пошли за водой, и вдруг начался обстрел. Снаряд ударил в стену дома, полетели осколки кирпича, которые попали мне в голову и в руку, – вспоминает Владимир Станиславович. – Мне повезло, я остался жив. Уже после войны на линейке в 55-й школе мне торжественно вручили медаль «За оборону Ленинграда».

Мама Владимира Станиславовича дружила с Ольгой Берггольц. Отец поэтессы – Федор Берггольц работал хирургом в той же Военно-медицинской академии, что и мама Владимира. В семейном архиве сохранились фотографии, где молодые женщины сняты вместе.

Самой тяжелой, по словам Владимира, была зима 19421943 годов. Когда квартиру Гурковых в авиагородке (сейчас здесь станция Броневая) разбомбили, они перебрались на набережную Фонтанки к брату матери Михаилу Ивановичу, тоже военному врачу.

«Это были очень сложные и голодные годы, – вспоминает Владимир Гурков. – Когда блокаду сняли, отец отправил нас в Сибирь». Там семья находилась до 1945 года. В том же 1945-м отец Владимира, Станислав Гурков, получив инвалидность (дважды ему приходилось прыгать из горящего самолета), был назначен командиром полка Гатчинского аэродрома, на котором прослужил до 1947 года.

«Нам дали квартиру в Мариебурге в двухэтажном доме у завода им. Рошаля. Рядом было общежитие Гатчинского педучилища, вспоминает Владимир Станиславович. Дом стоял на берегу реки Колпанки. Речка была очень чистой. Папа отгородил запруду и разводил там карасей. Позже папа преподавал в Военно-воздушной академии им. Можайского, там же получил звание полковника авиации. Когда мы переехали в Ленинград, нашу квартиру на втором этаже заняли другие люди. А наши родственники продолжали жить в Мариенбурге в подвальном помещении этого же дома. Тогда это было не редкость. Сейчас в том доме живет папина племянница Зина, а подвал, естественно, уже не жилой».

После школы Владимир Гурков поступил на юридический факультет, но через три года бросил. У него был голос, и ему посоветовали поступать в консерваторию. После ее окончания В.С. Гурков 24 года служил в Михайловском театре, который тогда назывался Малым оперным театром.

«Когда стал заслуженным артистом, решил поселиться в Гатчине. В Мариенбурге было сложно дом купить. Обратился в совхоз «Красногвардейский» к Николаю Васильевичу Сергиенко. Директора совхозов тогда ведали и землей. Хороший руководитель, прямой, честный. Говорит, иди ко мне работать. А что я умею – только петь? Будешь, говорит, концерты устраивать. Стал работать. И у меня появился свой дом: женщина уезжала в Финляндию и продавала дом в деревне Петрово. Мы с мамой его и выкупили», – рассказывает Владимир Станиславович.

В одноэтажном кирпичном доме в деревне Петрово мама Гуркова, Мария Ивановна, прожила до ста лет. Сюда на лето выезжала и его вторая семья: он с супругой и тремя несовершеннолетними детьми. Пока 1 июня 2011 года в жаркий ветреный день не случился пожар.

«Рядом с домом – сарай, с которого начался пожар. Там были кролики. Купил их, чтобы дети ухаживали. Уж очень они просили, – поясняет Владимир Станиславович и показывает фотографии, сделанные на пепелище. – Дом сгорел от замыкания электропроводки. Если бы я был один, плюнул бы на все. Но у меня дети, я их крестил в этом доме. Куда я только не обращался. Мы даже президенту писали».

Владимир Станиславович показывает переписку с чиновниками всех уровней с просьбой оказать материальную помощь на восстановление дома. «Пишут, что помощь оказана, что есть двухкомнатная квартира в Красном Селе. А основания для оказания экстренной социальной помощи на приобретение щитового дачного дома отсутствуют», – читает Гурков.

Действительно, по договору социального найма в Красном Селе на площади 57,6 кв. метров проживает Владимир Гурков, его супруга и трое несовершеннолетних детей. В одной комнате Владимир Станиславович с сыном, в другой – супруга с двумя дочками. Дети растут, восстановление сгоревшего дома в деревне существенно улучшило бы их жилищные условия.

В поисках помощи Гурковы стали обращаться в строительные организации Петербурга и области. Наконец, Гурковым повезло. Менеджер компании «Северный стиль» Роман Евгеньевич Шахов посоветовал обратиться непосредственно к производителям каркаснощитовых домов, и даже помог связаться с теми, кто поможет – ООО «Строительная компания «Феникс» из Пестово Новгородской области.

Через нашу газету Владимир Станиславович Гурков передает слова благодарности этим благородным людям, настоящим профессионалам своего дела, с широкой душой и отзывчивым сердцем. Особая благодарность генеральному директору СК «Феникс» Роману Викторовичу Кузнецову. Дом с семью комнатами для жителя блокадного Ленинграда построен по льготной цене быстро и качественно.