Первые новогодние ёлки

Первые новогодние ёлки

Для многих из нас новогодний праздник связан с самыми яркими и незабываемыми впечатлениями детства. Однако было время, когда праздник официально не отмечался. Новый год, а вместе с ним и Рождество, попавшие в список буржуазных элементов старого быта, были запрещены в советской стране в первые послереволюционные годы.


Если, например, в 1919 году культурно-просветительный отдел Гатчинского совдепа провел ёлку для детей красноармейцев и рабочих, то на новый 1923-й год подобный праздник в городе уже не проводился. «Обычай ставить в комнате на Рождество разубранную ёлку все еще прочно у нас держится, – сообщала в декабре 1922 года в передовой статье «Красная газета». – Елку покупают не только люди верующие, но и давно отставшие от веры граждане, с целью доставить удовольствия детям…» С этого времени новогодние праздники отмечали лишь в узком семейном кругу, чаще без елки, Деда Мороза, Снегурочки и всех атрибутов замечательного праздника.

Ряд поэтов и художников «соревновались», кто лучше может высмеять сказочных героев, наделяя их различными пережитками прошлого. Например, революционный поэт Демьян Бедный в одном из своих произведений писал:

Под «Рождество Христово» в обед

Старорежимный елочный дед

Вылитый сказочный «Дед-Мороз»

С елкой под мышкой саночки вез,

Санки с ребенком годочков пяти.

Советского тут ничего не найти!

Дед Мороз и Снегурочка лет пятнадцать находились в опале. Но накануне нового 1935 года случилось чудо: власти снова разрешили проводить любимый праздник. Произошло это после выхода статьи партийного деятеля Павла Постышева, опубликованной в газете «Правда» и подхваченной всеми партийными, комсомольскими и пионерскими организациями Советского Союза. Статья называлась: «Давайте организуем к Новому году детям хорошую ёлку!» Понятно, что за небольшой статьей о возвращении традиции устраивать праздник для детей у новогодней елки стояла сталинская инициатива. Несмотря на то, что организаторы первых елок попытались переделать Новый год на советский лад, у них мало чего из этого получилось. Дед Мороз и Снегурочка снова вернулись к детям.

Первые сообщения о предстоящем праздновании Нового года в Гатчине появились в районной газете «Красногвардейская правда» 28 декабря 1935 года. «Вокруг елки ребята будут танцевать в костюмах», – сообщал в заметке преподаватель пения и руководитель хора Красногвардейской средней школы №3 Николай Александрович Новицкий. Он же сообщил, что шефы школы – работники Грамофонной фабрики – отпустили на организацию праздника 300 рублей.

Можно сказать, что это было одно из первых возвращенных празднований новогодней елки в нашем городе. Именно об этом празднике мне рассказывала в 1996 году почетный гражданин города Гатчины, ветеран педагогического труда Татьяна Соломоновна Званская (1911-2002 гг.), в то время учитель школы №3 (ныне гимназия имени К.Д. Ушинского):

«Костюмы шили сами, елку привезли шефы из пудостьского леса, ель украшали самодельными игрушками, сделанными из раскрашенной бумаги, картона, ваты. Актовый зал украсили флажками. Праздник прошел скромно, без приглашения родителей. Все номера исполнили участники художественной самодеятельности, в школе была театральная студия. Старшие школьники устроили бал-маскарад. Младшие – утренник с исполнением песен и проведением игр. После праздника пили чай с угощеньями, каждый ученик получил подарок – книгу русских классиков».

Весело прошла встреча нового 1936 года в неполной средней школе №5 в поселке Мариенбург. На организацию ёлки заводом имени Рошаля было отпущено 1100 рублей. Кроме школьной самодеятельности, здесь состоялось выступление духового оркестра. Для детей своих рабочих и служащих новогодние мероприятия провела дирекция Октябрьской железной дороги. В газетной хронике того времени упоминаются праздники, проведенные в городском детском саду №1, в Вохоновской избе-читальне, клубе колхоза имени Кирова в деревне Куровицы.

В 1937 году Новый год отмечался массово на предприятиях и в колхозах, в учебных и культурно-просветительных учреждениях, в городе прошла первая районная ёлка. «2 января в Доме культуры собрались ученики школ Красногвардейска и района – отличники учебы, – рассказывала в небольшой заметке газета «Красногвардейская правда». – С большой картины во всю стену, изображающей полярное море, на ребят смотрят мохнатые белые медведи и причудливые полярные птицы. Дети весело кружились вокруг елки под хлопья «снега», сделанного из ваты…» В том же году ёлки были организованы во всех местных ЖАКТах. В клубе передового колхоза «Алку» Елизаветинского сельского Совета (деревня Шпаньково) прошел молодежный вечер.

В том же году стекольный завод «Дружная Горка» освоил новую продукцию – стал выпускать елочные игрушки. Первая партия разноцветных «сосулек», шаров и других елочных украшений поступила в продажу накануне Нового года.

В 1939 году новогодним подарком стало открытие лыжной базы в Гатчинском дворце-музее. Районный праздник, посвященный встрече Нового года, прошел тогда сразу на трех площадках: в городском ДК, в клубе завода «Коммунар» и в Вырицкой средней школе. В городе новогодний танцевальный вечер состоялся в клубе Грамофонной фабрики, расположенном на проспекте 25 Октября. Все трудовые коллективы выполнили и перевыполнили свои социалистические обязательства.

В 1940 году 180 школьников нашего района были приглашены на ёлку в Ленинградский дворец пионеров. О том, как встретили Новый год учащиеся Красногвардейской средней школы №3, сообщала наша газета: «В ночь с 31 декабря на 1 января у горящей разноцветными огнями елки прошел вечер 7-10 классов. Играл струнный оркестр школы под управлением Л.Н. Соколова. Ребята танцевали и оживленно делились мечтами и планами на 1940 год. Затейник тов. Ильин организовал различные веселые аттракционы и в 12 часов ночи поздравил ребят с новым счастливым 1940-м годом, пожелал им успехов в учебе».

А вот как проходила новогодняя елка для учащихся 1-4 классов в Красногвардейской школе №3 в 1941 году: каждый класс подготовил маскарадные костюмы и сценические декорации. Были исполнены песни, звучали стихи, дети водили хороводы вокруг ёлки. Каждый ученик получил подарок. Особенно хорошо продемонстрировали свое самодеятельное искусство ученики 1а класса (руководитель – Е.И. Цветкова) и 3а класс (руководитель – М.А. Солдатенко).

Вернувшаяся традиция была прервана начавшейся войной. В 1944 году появились почтовые открытки с изображением Деда Мороза с автоматом на груди и сталинской трубкой, преследующего убегающего Гитлера. Здесь же были помещены строки:

Дед Мороз под Новый год

Грозный делает обход,

Чтобы всей фашистской своре

Навсегда исчезнуть вскоре.

Новый 1945-й год в Гатчине, освобожденной от немецко-фашистских захватчиков и еще не подлечившей свои «боевые» раны, отмечался довольно скромно: шла война. И все же детям устроили праздник. Например, в колхозе «Большевик» Меженского сельского совета на него пригласили более ста школьников и дошкольников. Ёлки прошли во всех школах города и района. Детский праздник состоялся на Гатчинском стадионе, который тогда только восстанавливался…

В следующем году, когда жители нашего города встречали мирный 1946 год, масштабный костюмированный бал-маскарад прошел в Доме культуры. Тогда же был организован районный новогодний праздник для школьников. В газете «Гатчинская правда» был помещен репортаж о том, как весело праздновался Новый год в Таицкой средней школе. В 1946 году впервые украшенная цветными гирляндами ёлка была установлена на базарной площади на улице Красной.

С 1947 года Дед Мороз стал приходить в гости и на городские предприятия, в колхозные клубы, в воинские части… Впервые после войны интересную новогоднюю программу подготовили сотрудники Гатчинского дворца-музея и парка. В Приоратском парке была залита главная городская горка. Накануне Нового года, 31 декабря 1946 года, в газете «Пионерская правда» было помещено новое стихотворение Сергея Михалкова:

 

Новый год! Над мирным краем

Бьют часы двенадцать раз…

Новый год, в Кремле встречая,

Сталин думает о нас.

Почти в каждой семье хранятся старые новогодние фотографии. Полистайте свои семейные альбомы, и вы наверняка найдете памятную весточку из прошлого. В моём краеведческом архиве таких снимков накопилось немало. Некоторые из них публикуются сегодня в нашей газете.